ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Современный рейдер: кто он?

У многих обывателей сложилось примерно следующее впечатление о современном рейдере: сердитый дядька с жадными глазами, большим животом и лысиной, держит в руках пузатый портфель, из которого торчат планы захвата несчастных и беспомощных предприятий. Эдакая модификация известного «дяди Сэма». Стоит ли говорить, что такое мнение не совсем, мягко говоря, соответствует действительности?

ПРИМЕЧАНИЕ

Обычно в качестве рейдера выступает не один человек (поскольку в одиночку подобную операцию «провернуть» сложно), а группа лиц, действующих по предварительному сговору.

В настоящее время существует несколько видов рейдеров. Рассмотрим наиболее характерные из них.

Наиболее «интеллигентный» вид рейдера — это «белый» рейдер. Свои грязные дела он реализует строго в рамках действующего законодательства, без лишнего «шума и пыли». По своей сути он чем-то напоминает Остапа Бендера: жулик, но чтит Уголовный кодекс, используя «сравнительно честные» способы.

Несколько жестче действуют «серые» рейдеры. Они также стараются работать в рамках действующего законодательства. Но при этом они не брезгуют методами, которыми «белый» рейдер никогда не будет оперировать. Если говорить по-простому, то «серый» рейдер пускает в ход любые средства, кроме откровенного криминала.

Наибольшее распространение в современной России получили так называемые «черные» рейдеры. Это самые настоящие грабители, только не с автоматами и в камуфляже, а с портфелями в руках и в цивильных костюмах. «Черный» рейдер использует любые законные и незаконные методы для достижения своей цели, не брезгуя при этом откровенной уголовщиной и криминалом. В ход идут коррумпированные связи, купленные судебные решения, и т. п.

Часто встречаются в России и так называемые «васильковые» рейдеры. В данном случае речь идет о высокопоставленном государственном служащем, который возглавляет команду рейдеров, либо вообще нанял рейдеров для получения субъекта хозяйствования в свои руки.

Следует отметить, что из перечисленных видов рейдеров явно выделяются только «белые» рейдеры. В остальных случаях четкую границу провести довольно трудно: в конце концов, что понимать под откровенным криминалом или «незначительным нарушением закона»? Ведь если закон нарушен — значит, совершено преступление, и единственное, что можно сказать с уверенностью — этот рейдер не относится к «белым».

Какие предприятия наиболее подвержены насильственному захвату?

Как мы уже отмечали выше, ни один российский субъект хозяйствования не может быть уверен в том, что он не подвергнется недружественному поглощению. Однако существует определенная «группа риска»: входящие в нее предприятия интересуют потенциальных захватчиков в первую очередь.

Безусловным лидером по степени привлекательности для захватчиков являются любые предприятия и организации, которые осуществляют свою деятельность в сфере добычи либо обработки природных ресурсов: нефтегазовые компании, предприятия металлургической и горнорудной отрасли, лесной и рыбной промышленности, и т. д. Это неудивительно: на добыче, переработке и продаже природного сырья делаются миллиардные (в долларовом исчислении) состояния, здесь постоянно крутятся огромные деньги, а по рентабельности с такими предприятиями могут сравниться очень немногие.

Также потенциальных захватчиков весьма привлекают субъекты хозяйствования, занимающиеся производством и торговлей спиртными напитками и табачными изделиями. Сюда входят ликероводочные и табачные заводы и фабрики, предприятия оптовой и розничной торговли, и т. д. Не секрет, что торговля человеческими пороками (к числу которых, помимо прочего, относятся спиртные напитки и табачные изделия) — одно из наиболее выгодных направлений деятельности, поэтому подобные предприятия подвержены серьезному риску в плане недружественного поглощения.

Активно интересуются потенциальные захватчики предприятиями мясной промышленности, в первую очередь — мясокомбинатами. При грамотной постановке дела такие предприятия могут приносить очень и очень большой доход, поэтому по степени своей востребованности они следуют сразу после предприятий ликероводочной и табачной промышленности.

Ну а далее интерес представляют уже предприятия не той или иной отраслевой направленности, а в зависимости от особенностей конкретного предприятия. Например, всегда интересно захватить компанию, которая располагает дорогостоящими зданиями либо земельными участками, да еще расположенными неподалеку от станций метрополитена. Да и вообще — для потенциальных захватчиков будет представлять интерес любое предприятие, располагающее ценными и привлекательными активами и имеющее положительное денежное сальдо.

Следует, однако, помнить и такой немаловажный нюанс: в настоящее время недружественное поглощение предприятий происходит, как правило, в тех отраслях, в которых еще не определились стратегические инвесторы, попросту говоря — где еще не все поделено между политико-олигархическими и иными группировками. Например, если взять угольную либо алюминиевую промышленность — то здесь захватчикам уже, как говорится, «ловить нечего»: все давно и надежно поделено, чужаков пускать в этот бизнес никто не намерен, а слишком настойчивым могут весьма основательно «прищемить нос» (или другие части тела.). А вот что касается недостаточно развитых рынков, в которых можно рассчитывать на рентабельность выше, чем в данный момент, то здесь процессы насильственного захвата живут и процветают.

Основные способы недружественного поглощения предприятий

Благодаря чему становится возможным недружественное поглощение предприятий? Какими способами и методами пользуются захватчики, чтобы достигнуть своих агрессивных целей?

В настоящее время в России наиболее распространенными являются три варианта действий. Рассмотрим подробнее каждый из них.

Сущность первого способа заключается в организации двойного менеджмента и создании двойного реестра акционеров. Примерная схема действий может выглядеть так: предприятие-захватчик, владеющее крупным (но — не контрольным) пакетом акций, созывает внеочередное собрание акционеров, не ставя при этом в известность основного акционера. Иначе говоря, основной акционер попросту игнорируется, и собрание проводится в тайне от него.

На данном собрании все привилегированные акции переоформляются в основные, а также избирается и утверждается новый совет директоров и генеральный директор (президент). Это и есть то, что называется «двойным менеджментом».

А что же настоящий собственник предприятия? Он действует наиболее очевидным и логическим путем — через суд старается доказать незаконность действий предприятия-захватчика. При этом он и не подозревает, что представители компании захватчика заранее позаботились о благополучном для себя исходе дела, оплатив «правильное» судебное решение согласно действующему «прейскуранту».

Отметим, что в некоторых случаях компании-захватчики оплачивают не судебное решение, а только максимально возможное затягивание дела. Так обычно поступают в ситуациях, когда денег не хватает (не секрет, что искусственное затягивание дела стоит дешевле, чем принятие «нужного» судебного решения).

Далее может последовать попытка силового захвата предприятия с помощью силовых структур (эта «услуга» также оплачена заранее), в первую очередь это касается производственных мощностей, финансовых потоков, а также складских помещений.

При этом законный собственник захватываемой компании может подвергаться и другим «мерам воздействия»: наложение ареста на банковские счета, принятие судебных решений о прекращении поставок сырья и материалов, запрете экспорта продукции предприятия, и т. д.

Сущность второго распространенного способа недружественного поглощения предприятий заключается в применении судебных исков миноритарных акционеров. В данном случае рядовой акционер, являющийся держателем небольшого количества акций (он их приобрел накануне), подает иск по месту прописки (жительства), которое не совпадает с месторасположением предприятия. При этом он предъявляет обвинения держателю контрольного пакета акций в нарушении своих прав как акционера предприятия, утверждая, что они были нарушены либо в процессе проведения приватизации, либо по причине невыполнения инвестиционных обязательств.

38
{"b":"222273","o":1}