ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В большинстве случаев промышленный шпионаж преследует следующие цели:

♦ завоевание новых рынков сбыта;

♦ дискредитация либо устранение конкурирующих организаций;

♦ подделка пользующихся спросом товаров или торговых марок;

♦ торговля конфиденциальной информацией и корпоративными секретами;

♦ шантаж физических или юридических лиц;

♦ срыв важных деловых переговоров или направление их в «нужное» русло;

♦ создание условий для подготовки диверсий в отношении конкурентов.

Помимо перечисленных целей, перед промышленным шпионажем могут ставиться и иные задачи, наличие которых обусловлено спецификой конкретной ситуации.

Сведения, интересующие экономических разведчиков и промышленных шпионов

Какими же сведениями о конкурентах интересуются российские субъекты хозяйствования?

Говоря по-правде — самыми разными. Кого-то интересуют основные финансовоэкономические показатели конкурирующей организации, кому-то важно знать принципы ценообразования, кто-то ищет производственные секреты, а кто-то интересуется наличием у конкурента связей в государственных структурах. Последнее бывает полезно знать, например, чтобы сделать вывод о том, стоит ли «натравливать» на конкурента налоговую проверку либо это бесполезно, потому что у него все схвачено и куплено.

Тем не менее, можно выделить несколько категорий сведений, которые интересуют промышленных шпионов. В первую очередь это информация, содержащаяся в финансовых отчетах (причем в реальных, анев официальных), а также сведения стратегического характера и прогнозная информация.

Многих интересуют сведения о постановке маркетинговых процессов, а также ценовая стратегия конкурента. Всегда ценилась и, наверняка, еще будет цениться продолжительное время информация об условиях договоров и контрактов, причем всяких: с арендодателями и арендаторами, с покупателями и поставщиками, с собственными сотрудниками, и др.

Одним из ключевых направлений деятельности экономических разведчиков является поиск информации о перспективах развития предприятия как в ближайшем будущем (год-два), так и на отдаленную перспективу (три-пять лет). Особую ценность подобные сведения имеют в отношении производственных и строительных предприятий, разработчиков программного обеспечения, крупных торговых предприятий, а также в добывающей и перерабатывающей отраслях. Шпионов интересуют оперативные и стратегические планы компании, перспективы развития менеджмента, совершенствование механизма работы с персоналом, планирование реструктуризации активов, и иные ключевые факторы.

Особую старательность проявляют экономические разведчики при добывании информации, касающейся условий продажи или слияния субъектов хозяйствования. Не секрет, что многие предприниматели и бизнесмены заранее определяют, при каких условиях они согласны продать свой бизнес, согласиться на дружественное поглощение или подвергнуться недружественному поглощению. Такое планирование вовсе не означает, что коммерсант заранее готовится к продаже своего предприятия: это, как правило, всего лишь один из возможных вариантов действий в случае возникновения непредвиденных обстоятельств.

Однако при наличии такой информации конкурент вполне может всеми доступными силами и средствами «посодействовать» наступлению этих самых непредвиденных обстоятельств, дабы вынудить владельца конкурирующей компании отказаться от дальнейшего ведения бизнеса и продать ее. Также подобные сведения способны намного упростить процесс недружественного поглощения предприятия, поскольку захватчик заранее знает, какие шаги может предпринять руководство захватываемой компании.

Большую ценность для промышленного шпиона представляют собой данные об организационной структуре компании. Зачем это нужно? Чтобы было понятнее, рассмотрим один из характерных примеров.

Предположим, предприятие-захватчик решило предпринять недружественное поглощение в отношении компании-конкурента (либо просто какой-нибудь преуспевающей фирмы), и направило туда экономического разведчика для получения необходимых сведений, а также для «зондирования почвы». Через некоторое время выяснилось, что компания, которую предполагалось захватить, практически не имеет никакой собственности и более-менее ценных активов, хотя и осуществляет успешную деятельность. Оказывается, из собственных активов оно имеет на балансе всего пару-тройку не первой свежести компьютеров, древнюю и добитую «Газель», а также мизерный остаток готовой продукции и иных товарно-материальных ценностей на складе.

В процессе дальнейших разведывательных действий выяснилось, что компания, которую агрессор предполагал захватить, имеет сложную организационную структуру, в частности — у нее есть ряд дочерних фирм, в каждой из которых «голове» принадлежит примерно по 20 % акционерного капитала. При этом все составляющие бизнеса равномерно распределены по дочкам: у одной из них головная фирма получает сырье и материалы и на нее же «вешает» кредиторскую задолженность, у другой арендует складские помещения, у третьей — производственные мощности, у четвертой — офис, а пятой сразу после выхода из цеха отгружается готовая продукция для последующей реализации непосредственным потребителям.

Наличие столь продуманной организационной структуры вынуждает потенциального агрессора отказаться от своих намерений. Ведь чтобы получить то, на что рассчитывал захватчик, ему придется поглощать не одну, а сразу шесть фирм (головное предприятие и пять дочерних структур)! Если же захватить только одну «голову», координирующую работу всей структуры, то полученный результат можно сравнить разве что с пустым орехом. Ведь за эту фирму никто и бороться особо не будет, поскольку у нее нет активов, а есть только какая-то абстрактная небольшая прибыль, показываемая для налоговой инспекции. Поэтому хозяева ее отдадут с дорогой душой (предварительно разобравшись с акционерным капиталом «дочек» и иными организационными вопросами), и спокойно откроют другое аналогичное предприятие.

Сведения об организационной структуре компании могут быть полезны и в целом ряде других случаев. Например, если кто-то из конкурентов желает «натравить» на предприятие налоговую проверку, то при наличии такой разветвленной структуры ему придется серьезно подумать: на какую из фирм, входящих в корпорацию, отправить проверяющих? Логика подсказывает, что на «голову», но это может иметь совершенно «никакой» эффект. Тем более, что на случай возникновения непредвиденных обстоятельств, коими так богата современная российская действительность, многие предприниматели и коммерсанты держат в запаса заранее открытую фирму, на которую при малейшей опасности переоформляется бизнес.

Одним из ключевых объектов экономической разведки являются системы доступа к информационным центрам и сетям, а также составные элементы этих систем. Не секрет, что в настоящее время множество ценной и конфиденциальной информации хранится в электронном виде, поэтому владение средствами доступа позволяет получить много интересных сведений, как говорится, «малой кровью». Промышленные шпионы стремятся получить пароли, пин-коды, аппаратные ключи и иные средства доступа, не жалея для этого ни времени, ни средств.

Отметим, что нередко важная информация хранится не на сменных носителях или в офисных компьютерах, а в Интернете: считается, что это один из наиболее безопасных способов хранения данных. Однако следует учитывать, что для современных хакеров ничего невозможного не существует (взламываются даже сайты Пентагона), поэтому излишне доверять Сети не рекомендуется.

Результаты многочисленных независимых исследований показывают: затраты на экономическую разведку и промышленный шпионаж в крупных компаниях составляют в среднем 1,5 % от оборота. Стоит ли говорить, что сумма получается довольно внушительная! При этом для ведения экономической разведки предприятия выделяют значительные кадровые ресурсы: в частности, некоторых японских компаниях промышленным шпионажем занимается более 200 человек. Что касается США, то по некоторым оценкам, американские субъекты хозяйствования от ущерба, причиняемого промышленным шпионажем, теряют порядка 20 миллиардов долларов в год. Причем многие независимые эксперты полагают, что эта сумма явно занижена.

43
{"b":"222273","o":1}