ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СИГУРДУР БРЕЙДФЬОРД

Сигурдур Брейдфьорд (1798–1846). — В 1814 году поэт приехал из Исландии в Копенгаген, изучал бондарное ремесло. Жил в Гренландии в качестве датского торгового служащего; об этой стране рассказывается в его книге «Из Гренландии».

Сигурдур Брейдфьорд известен прежде всего как автор рим. Римы— специфически исландское явление литературы. Это стихи повествовательного содержания, чаще всего на темы исторических или так называемых «лживых», то есть фантастических, саг. Римами принято называть и цикл рим, и отдельные часта, в него входящие. Начиналась рима обычно «мансёйнгом» — строфами любовного содержания. Со временем содержание зачина стало более разнообразным. От скальдической поэзии, возникшей еще в древней Исландии, римы унаследовали вычурный и условный язык, а также условную форму, богатую аллитерацией и внутренней рифмой. Конечная рифма в строфе римы заимствована у народных баллад; римы часто пелись. Расцвет этого вида поэзии приходится на XIV–XVI века; как жанр римы существовали еще и в XIX веке. Сигурдур Брейдфьорд был одним из последних поэтов, писавших римы.

РИМЫ

Перевод В. Тихомирова

В самом деле, в старину
славно ведь умели
деву петь или жену —
как лилею пели.
В старопрежние лета —
нынче где же это? —
девы нежной красота
прилежно воспета.
Нынче ладу нет у нас,
в песнях складу мало,
в сердце скальда жар погас —
к ляду все пропало.
Раньше, если что не так,
силу песни знали:
черт ли, бес ли, вурдалак —
песней изгоняли.
И слова струились их,
как молва, свободно,
а едва запнулся стих —
вся строфа негодна.
Вот лиса[129]: лисе в отмест
зло писали висы[130] —
чудеса ли, что окрест
исчезали лисы!
Или ворона добыть —
скальд спроворит разом:
стихотворец мог убить
заговорным сказом[131].
Черт ли ловкий, злобный бес,—
вот улов, удача! —
сам по слову скальда лез
в упряжь, словно кляча.
Овладеет скальдом вдруг
гнев — к беде-кручине:
что людей падет вокруг!
что ладей в пучине!
Может, был смельчак такой,
оскорбил поэта,—
скальд убил его строкой,
словом сжил со света.
Вот искусство прежних лет!
Нынче ж пусто, худо:
стал бесчувственен поэт —
куда ему до чуда!

ЙОУНАС ХАДЛЬГРИМССОН

Перевод В. Тихомирова

Йоунас Хадльгримссон (1807–1845). — В годы учении в Копенгагенском университете был одним из издателей журнала «Фьолнир», ставившего перед собой цель обновить язык исландской литературы, пробудить национальное чувство.

Йоунас Хадльгримссон — мастер формы, обновитель поэтического языка, певец исландской природы. Посмертно, в 1847 и 1913 годах, были изданы его «Стихи», в 1883 году — «Стихи и другие произведения».

ОСТРОВОК ГУННАРА[132]

К земле склонилось летнее светило
и серебристо-голубой ледник
на Эйяфьятле златорасцветило.
С востока смотрит он, огромнолик
и седоглав, и погружен в небесный
морозно-ясный синевы родник.
Там тешит ревом водопад злобесный
слух Фьялара и Фрости[133], духов горных,
хранящих в скалах клад златочудесный.
Напротив них застыл отряд дозорных
отрогов Тинда[134] — зеленью лугов
обшит подол плащей иссиня-черных;
на лбы надвинув шишаки снегов,
они глядят, как Ранга[135] по долине
струится бирюзой меж берегов,
где хутора на каждой луговине
среди угодий, выгонов и пашен.
А с севера сверкает трехвершинье
ледовой Геклы; вид вулкана страшен;
заключены за каменным порогом
огонь, и смерть, и ужас в недрах башен;
но над чернобазальтовым чертогом
прозрачно-чист зеркальный небосвод.
Оттуда вид чудесный: по отлогам
долины, где грохочет Маркарфльот,
по берегам и на холмах покатых
лежат поля и радостно цветет
покров зеленый сеножатв богатых —
в траве цветы, как россыпь желтых звезд.
Высматривает рыб на перекатах
орлан златокогтистый; пестрый дрозд
мелькает меж берез; и чистым звоном
горит рябины красноспелый грозд.
Два всадника спускаются по склонам
от хутора нагорного туда,
где волны разбиваются со стоном,
где и в затишье не тиха вода,
где отмели песчаной с океаном
извечна беспобедная вражда;
там конь морской, зачаленный арканом,
их ждет, высокобокий, на мели,
уставясь вдаль окованным бараном.
От берегов родительской земли
в изгнанье два всеземнознатных брата
от суши, на которой возросли,
должны уплыть, скитаться без возврата
в чужих краях, — так порешил закон,
судом суровым их судьба заклята.
Вот первый выезжает на уклон —
из Хлидаренди[136] Гуннар, горд и строен,
с секирою в руке; за ним вдогон
второй на красно-гнедом — ладно скроен,
красив, и меч сверкающий при нем,—
могучий Кольскегг[137], многославный воин.
Так едут братья до реки вдвоем;
помчат их кони врозь от переправы:
поскачет к морю Кольскегг на своем,
а Гуннар на своем — навстречу славы,
домой, туда, где каждый шаг опасен,
где смерть близка и недруги лукавы.
«Не замечал я прежде, сколь прекрасен
зеленый холм, на нем овец ватага,
как нивы желты, а шиповник красен.
Что жизни даст мне бог — приму за благо;
я остаюсь! Прощай же, в добрый час,
мой друг и брат!» — Так повествует сага.
Да! Гуннару страх смерти не указ —
ему ли жить без родины, без чести!
Враги жестоки, и на этот раз
его поймали в сети кровомести.
О, Гуннар мой, о, мой любимый сказ,
не чудо ли, что там, на прежнем месте,
как островок, на вымершей равнине
цветет зеленый Гуннарсхольм[138] поныне!
Там всю долину полая вода
песками покрывает ежегодно,
и с грустью видит древних гор гряда,
что дол погиб, что горе безысходно,
что троллей нет, что гномов нет следа,
что люди слабы, что земля бесплодна…
но этот холм цветет, и тучны травы —
здесь Гуннар повернул навстречу славы.
вернуться

129

Вот лиса… — В одной из исландских народных сказок, возникших в XVII в., говорится, что известный поэт этого века — Хадльгримур Пьетурссон, автор рим и религиозных стихотворений — убил своим стихом лису, приносившую много вреда.

вернуться

130

Виса — строфа в скальдической поэзии.

вернуться

131

…стихотворец мог убить заговорным сказом. — В Исландии поэзии приписывалась магическая роль, в особенности это относилось к стихам хулительным, которые назывались «нид» и были близки к заклятиям.

вернуться

132

Островок Гуннара. — В основу этого известного стихотворения положен эпизод из «Саги о Ньяле». Гуннар с братом должен был покинуть родину, но по дороге к кораблю его конь споткнулся, Гуннар соскочил с коня, взгляд его упал на склон горы и на родной хутор. Гуннар сказал: «Как красив этот склон! Таким красивым я его еще никогда не видел; желтые поля и скошенные луга. Я вернусь домой и никуда не поеду». После этого на тинге, исландском вече, Гуннар был объявлен вне закона и позже убит своими врагами в собственном доме. Приведенная здесь цитата из саги знаменита тем, что это едва ли не единственный случай эмоционального, личного отношении к природе, встречающийся у действующих лиц исландских родовых саг. Стихотворение было написано после поездки поэта по южной Исландии, где происходили описываемые события. Этот исторический район некогда был очень плодородным, но впоследствии превратился в бесплодную пустыню из-за разлива рек. Уцелел лишь клочок земли, покрытый травой; по традиции это место зовется «Островком Гуннара», — здесь Гуннар решил вернуться домой.

вернуться

133

Фьялар и Фрости — карлики, упоминаются в «Младшей Эдде».

вернуться

134

Тинд — горы в южной Исландии.

вернуться

135

Ранга и Маркарфльот — реки, между которыми стоял хутор Гуннара.

вернуться

136

Хлидаренди (букв.: «конец склона») — хутор Гуннара.

вернуться

137

Кольскегг — брат Гуннара, отправлявшийся с ним в изгнанье.

вернуться

138

Гуннарсхольм — букв.: «Островок Гуннара».

106
{"b":"222274","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разбивая волны
Колдун Его Величества
Джордж и ледяной спутник
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Охота на Джека-потрошителя
Фатальное колесо. Третий не лишний
Без боя не сдамся
Опыт «социального экстремиста»