ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЖОАН ДЕ ДЕУС

Жоан де Деус (1830–1896). — Талантливый лирик, чьи стихи отличаются ритмической выразительностью, простотой и отточенностью формы. Еще во время учения в Коимбре (1849–1859 гг.) Деус выделялся разносторонней одаренностью: он рисовал, импровизировал стихи, сопровождал своп импровизации игрой на гитаре. После окончания юридического факультета работал адвокатом и журналистом. В 1869 году вышел в свет его первый сборник стихов — «Полевые цветы». Тогда же Деус начал составлять свой знаменитый «Материнский букварь», опубликованный в 1876 году. В 1893 году он издал новую книгу стихов — «Цветущее поле», разошедшуюся так быстро, что тут же было выпущено второе издание. Лирика Деуса лишена всякого налета искусственности, поэт очень любил, в частности, сонетную форму, в которой, по единодушному признанию критики, он достиг совершенства. Интересны также и сатирические стихи Деуса.

На русский язык стихи Деуса переводятся впервые.

ЖИЗНЬ

Казалось мне, что уж устал светиться
Огонь, с которым шел по жизни я,
И, взгляда от него не отводя,
Я шествую по ступеням гробницы.
Затмился этот свет — и всё затмиться,
Казалось, уж готово предо мной;
Но чуть блеснет его привет живой —
В душе моей свет новый загорится.
Душа сродни моей, невинна и беспечна,
Как ангел неба (иль ты сном была?..),
Хотела мне внушить, что счастье быстротечно.
Не знаю, улетела иль ушла;
Я не умел открыть своей печали вечной
Тем, кто еще не ведал в жизни зла…

СЧАСТЬЕ

Светило ходом шествует лучистым,
На землю пламенный бросая взгляд;
Небесные певцы парят в просторе чистом;
И волны ласку берегу дарят.
По чащам ветер носится душистым,
Повсюду гимны радости звучат;
Один лишь я бреду путем тернистым,
Среди печалей, что меня томят.
Тоскую по тебе… что далеко отныне,
Что выпустил из рук, что потерял из глаз
В бесплодной этой, сумрачной пустыне!
Тебя я, счастье, видел только раз…
И гнал так много раз в моей кручине,
И… без тебя кручинюсь в этот час!

АНТЕРО ДЕ КЕНТАЛ

Антеро де Кентал (1842–1891). — Идейный вождь так называемого поколения 70-х годов, поэт, публицист. Учился на юридическом факультете Коимбрского университета. Два года провел в Париже, где лично познакомился с Прудоном и Мишле; посетил также США; возвратившись в Лиссабон, создал кружок единомышленников. Поэт принимал активное участие в общественной жизни; он сотрудничал в республиканской синдикалистской печати, публиковал пропагандистские брошюры для рабочих организаций; в 1872 году он создал португальскую секцию Интернационала, дважды избирался в парламент от социалистической партии. С середины 70-х годов Кентал ом овладевают пессимистические настроения, в чем не последнюю роль сыграло торжество реакции в Испании и во Франции, преследования сторонников Интернационала. Он увлекается буддизмом, философией Шопенгауэра, Фихте. Покончил жизнь самоубийством.

Юношеская лирика Кентала посвящена главным образом философским размышлениям. Сборник «Современные оды» (1865) носит открыто революционный характер. Христианской религии Кентал противопоставляет пантеизм. История человечества предстает у поэта как сменяющие друг друга грандиозные катастрофы цивилизации, последовательное свержение «тронов, религий, империй, обычаев». Излюбленной поэтической формой зрелой поэзии Кентала стали сонеты. В них отразились основные этапы его духовной эволюции — драматический разрыв с наивной детской верой в бога, любовные переживания, неудовлетворенность повседневной жизнью.

На русский язык стихи Кентала переводятся впервые.

ПЛЕННИКИ

Прижимаясь к решеткам темницы,
В небо грустными смотрят очами.
Уплывая косыми лучами,
Свет последний на нем золотится.
Меж теней, за туманною далью,
Голоса замирают тоскливо,
С вышины тяжело, молчаливо
Ночь сошла со вселенской печалью.
Смотрят пленники вдаль. Птичья стая
Мчится в воздухе, мчится тревожно,
Словно дума ее неотложна,
Словно важное дело решая.
Молвят пленники: «Не помрачится
Негасимая даль небосвода…
Есть у птиц и полет и свобода…
У людей — только стены темницы!
О, куда вы? Где дом ваш и местность?
Свет? Пространство? Заря? Непонятно…»
Птичий хор отвечает чуть внятно:
«В ночь, в ничто, в темноту, в неизвестность!»
Смотрят пленники вдаль. Веет ветер,
Воет ветер протяжно, уныло,
Словно горе его истомило,
Словно сам он за тайну в ответе…
Молвят пленники: «Что за стенанья,
Что за древние боли-кручины
Ты несешь чрез поля и долины
По бескрайным дорогам скнтанья.
Что ты ищешь? Твоя бестелесность
Что в пространстве таит необъятном?»
Дикий ветер роняет чуть внятно:
«Ночь, ничто, темноту, неизвестность!»
Смотрят пленники в небо, вздыхая…
Словно призраки древних страданий,
Словно светочи смутных желаний,
Загораются звезды, мерцая.
И сияют в пустыне безбрежной,
И украдкой следят друг за другом,
Словно мучимы тайным недугом,
Словно страстью больны безнадежной…
Молвят пленники: «Что за виденья
Вас влекут, изначальны, извечны?
Что за струи с небес, быстротечны,
Вам святые несут откровенья.
Что вас ждет? Голубая окрестность
Что дарит вам в тиши благодатной?»
Звезды грустные шепчут чуть внятно:
«Ночь, ничто, темноту, неизвестность!»
Ночь проходит. В рассветном покое
Бор проснулся с мечтательным шумом.
И одни, в каземате угрюмом,
Смотрят пленники в небо глухое!
149
{"b":"222274","o":1}