ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СЕЯТЕЛЬ

На пашне — сеятель трудолюбивый,
Он в борозду, что от росы влажна,
Бросает новой жизни семена,
Они взойдут в грядущем тучной нивой.
Шуршит зерно, и снова горсть полна…
И сеет он рукой неторопливой
Свою святую веру в мир счастливый,
Надежду на иные времена.
Трудись прилежно, благодетель скромный!
Вослед придут другие и в степи
В дни жатвы снимут урожай огромный.
Готовый к славной жертве, все стерпи.
Чтоб семя зрело силой неуемной,
Своею кровью землю окропи.

ДУМИТРУ НЕКУЛУЦЭ

Думитру Некулуцэ (1859–1904). — Сын крестьянина-бедняка, скитался по стране в поисках заработка. Примкнув к рабочему движению, он стал революционным поэтом, участвовал в создании социалистической газеты «Ромыния мунчитоаре», где и опубликовал большинство своих стихотворений. Сборник стихов Некулуцэ «К берегу справедливости» вышел посмертно, в 1907 году.

МУЧЕНИКИ И ПАЛАЧИ

Перевод Вс. Рождественского

Бедный трудится народ,
А плоды труда крадет
У него богатый.
Ты судьбу свою клянешь
И на шее век несешь
Свой ярем проклятый.
Под бичом и кулаком
Ты молчишь, стоишь столбом,
Опустивши руки.
Нету силы, чтоб восстать.
Плачут дети, плачет мать,
Дом твой полон муки.
Ты поплатишься тюрьмой,
Дом оставишь сиротой
И жену вдовою,
Коль осмелишься сказать,
Что пришла пора восстать,
Кончить с нищетою.
Только втайне ты клянешь
Псов-мучителей грабеж,
Злое надруганье.
Слезы в песнях у тебя.
Лишь они, с тобой скорбя,
Гасят дум пыланье.
С каждым годом тяжелей
От попов и королей,
От налогов новых.
Слез и пота нам не счесть,
Дома дети просят есть,
Век несешь оковы.
Бык от голода ревет,
Еле-еле плуг ведет,
Падает в бессилье.
Пашешь, сеешь ты в слезах,
Наг и бос, ты лишь в мечтах
Видишь изобилье.
Истощен трудами ты,
Вся одежда — лоскуты,
Грустны песни звуки.
Света нет в твоей судьбе,
Даже некому тебе
Рассказать про муки.
На земле ведь правды нет,
Небеса молчат в ответ,
Позабыт ты богом.
Ветер плачет над тобой,
Плачут и ручьи весной
Вслед твоим тревогам
Улетают журавли…
Ты же в рабстве у земли
Отдыха не знаешь.
А воротятся они —
Ты, влача все те же дни,
Стоном их встречаешь.
И, как раб перед зарей,
Ты встаешь полунагой,
Хлещет дождь по нивам,
По плечам твоим все злей.
Ты хоть раз встречался ль с ней,
С той зарей, — счастливым?
Солнце видит с вышины —
На войне твои сыны
Погибают в поле,
Но не видело оно,
Чтоб им было суждено
Свет узнать в неволе.
Лучших сыновей твоих,
Клеветой позоря их,
Враг зовет лжецами
Лишь за то, что путь себе
Они выбрали — в борьбе
С гнетом, с богачами.
Их великие мечты
Ядом злобы облиты.
Цепи им, могилы:
Им нельзя жалеть, любить
И пытаться гнет разбить,
Мрак судьбы постылой.
Ведь хозяева твердят:
Если люди захотят
Льва пустить на волю,
Кто ж за них пойдет тогда
Спину гнуть в ярме труда,
Встретить злую долю?
О народ, ты угнетен.
Подлецами загражден
Путь твой настоящий.
Твердо жди иной судьбы,
Прям и стоек, как дубы,
Под грозой шумящей.

АЛЕКСАНДРУ МАЧЕДОНСКИЙ

Перевод Р. Морана

Александру Мачедонский (1854–1920). — Получил образование за границей и в Бухаресте. В 1873–1876 годах издавал газету «Олтул», где выступал против румынской монархии, за что подвергся тюремному заключению. В 1880 году основал журнал «Литературол» и литературное общество под тем же названием. Демократические тенденции в его творчестве сочетались с формальными эстетическими поисками, которые положили начало румынскому символизму. Основные сборники его стихотворений — «Первые слова» (1872), «Стихи» (1882), «Необычайный» (1897), «Священные цветы» (1912).

ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!

Плачь, румынская держава,
Пухнет с голоду народ…
Королю — почет и слава,
А крестьянам — пот кровавый,
Так их небо создает!
Сила наша без утайки
Вся Берлину отдана…
Наша бедная страна
Кормит рейнских принцев шайки.
Муки, кровь и труд — для нас,
Деньги — для берлинских касс.
Плачь, румынская держава!
Что, невеселы дела?
Королю — почет и слава,
А крестьянам — пот кровавый;
Вся страна с ума сошла.
Разве счастье миновало?
Во дворце сокровищ нет?
Удивляют целый свет
Торжества и карнавалы.
У любого подлеца —
Родич в челяди дворца!
Смейся, гордая держава!
Смейся, заглушая боль!
Королю — почет и слава,
А крестьянам — пот кровавый,
Да и тот слизнет король.
Всех румын владыка светский,
Он язык румынский знал:
Как приехал, не сказал —
Ни словечка по-немецки!
Как не чтить нам этот трон?
Мы — внизу, а сверху — он!
155
{"b":"222274","o":1}