ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ШВЕЦИЯ

ЭСАЙАС ТЕГНЕР

Эсайас Тегнёр (1782–1846). — Крупнейший поэт шведского романтизма, родился в семье сельского священника. В 1799 году поступил в Лундский университет; с 1812 года — профессор кафедры греческого языка. Ранние произведения Тегнера написаны в традициях академической школы. Славу национального поэта приносит Тегнеру патриотическое стихотворение «Боевая песнь сконского ополчения» (1809), написанное в то время, когда южным областям Швеции угрожала опасность со стороны Дании; за это стихотворение Тегнер удостаивается премии Шведской Академии. В 1812 году Тегнер примыкает к Готскому союзу, объединению писателей и поэтов, стремившихся воскресить дух свободы и мужества предков. В журнале «Идуна» Тегнер публикует ряд стихотворений, посвященных Наполеону, прославляющих величие человеческого гения, силу разума, героические деяния. Большое место в творчестве Тегнера занимает тема природы. Поэт стремится к простоте, ясности, пластичности. Художественные устремления Тегнера воплощаются в поэмах «Первое причастие» (1820) и «Аксель» (1822), а также в многочисленных стихотворениях 20-х годов.

Ярким выражением гуманизма и демократизма Тегнера явилась поэма «Сага о Фритьофе» (1825), написанная на материале древнеисландской «Саги о Фритьофе Смелом». Образ крестьянина-викинга Фритьофа, наделенного чертами романтического героя, воплощает в себе идеи свободолюбия, бесстрашия и справедливости. В 30-е годы творчество Тегнера окрашено настроениями безысходности, чему способствовало душевное заболевание поэта.

На русский язык неоднократно переводилась поэма Тегнера «Сага о Фритьофе». Первый перевод поэмы, заслуживший высокую оценку В. Г. Белинского, был осуществлен в 1841 году академиком Я. К. Гротом (1812–1893).

ПРОЩАНИЕ

Перевод А. Парина

Прощай, о лира! Мне пришел конец.
Уснешь и ты, уснет и твой певец.
Ты боль мою развеивала смехом,
из северного сердца гулким эхом
летела песнь, рождая пламена
в сердцах. Но пробил час — черта подведена.
Я пел деянья Фритьофа и Свею,
природу пел, пред ней благоговея,
я пел людей, и в божью высь глядел,
и жил на деле, только если пел.
На юг летел холодный дух Борея,
и часто ныло сердце, леденея,
но многоустый жар его согрел.
Не знаю, жизнь в уме перебирая,
чего в ней больше — ада или рая.
Ты мне была гербом — не знал иного,
была щитом — иного не носил.
Мы покоряли мир оружьем слова,
мы шли вперед, пока хватало сил.
Но над могилами щиты разбиты,
и ныне час настал последнему из свиты.
Прощай, мой стих, душа души свободной,
прощай навек, прощай, о небородный!
Ты был мне истиной, ты был добром —
но час настал, я покидаю дом.
Я жил, лишь одному тебе подвластный,—
в лазури в этот миг маячишь ты, безгласный!
Настанет день — крушащего, как гром,
сказителя взрастит мой прах остылый.
Он в трубных звуках станет петь о том,
чего допеть мне недостало силы,
и он прославится, векам поведав
о нескудеющем величье шведов.
Да, мне конец, но песням Свеи — литься,
их дух на крыльях дерзостных стремится
в былую высь. Бесстрашья в этот час
в борьбе и песнях люди ждут от нас.
Бесстрашье — как свеченье золотое
над головой серебряной героя.
Дух Густава живет меж нас досель,
хоть и смягченный. Дней грядущих цель —
триумфы и победы. Свято верьте!
Вперед! Вершины не покорены!
Победа — дочь бесстрашья. Мы должны
к вершине всех вершин идти до самой смерти.
Прощай! Я кончу тем, с чего я начал.
Мой стих, не ты ль для сердца больше значил,
чем жизнь моя? Ты — жизни соль и суть.
Прости! Пора идти в далекий путь.
Уж поздно, братья! И в последний раз
окину взглядом дом и своды неба.
Прощайте! Недалек свиданья час.
Увяньте на челе, о лавры Феба!
Умри в гортани, мой последний сказ!

ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ

Перевод Ю. Вронского

Все пальмы над Нилом лишились теней,
А солнце палит все сильней и сильней…
О, как мы тоскуем по отчему краю!
Нас Север зовет! Мы слетаемся в стаю,
И вот уж под нами, на солнце горя,
Земля зеленеет, синеют моря.
Там штормы бушуют, там буйствуют бури,
А мы, словно тучки, скользим по лазури.
Высоко в горах расстилается луг.
Спускается стая. Пустынно вокруг.
Там яйца кладем мы под ласковым взглядом
Полночного солнышка, с полюсом рядом.
Ни зверь, ни охотник тех мест не сыскал,
Лишь гномы там золото ищут средь скал,
Крылатые эльфы играют там в салки
И бродят в зеленых нарядах русалки.
Но вот возвращается стужа опять
И снежным крылом начинает махать.
И всюду бело, лишь рябины багряны,
И мы собираемся в теплые страны.
К лугам зеленеющим, к теплым волнам
И к пальмам пора уже трогаться нам.
И там, отдохнув от похода большого,
Начнем тосковать мы о Севере снова.

ВЕЧНОЕ

Перевод А. Парина

Насилье секирою строит свой мир,
орлом его слава ширяет.
Но миг — и осколки летят от секир,
и стрелы орлов усмиряют.
Насилье невластно творить на века,—
как буря в песках, его власть коротка.
Ведь истина с нами — меж пик и секир
стоит и спокойно и строго.
Пред ней — пустотою пугающий мир
и к миру иному дорога.
Ведь истина вечна: из рода в род
глагол ее вечным потоком течет.
И вечно живет справедливость — ее
не вытоптать злобной ораве.
И в мире, где власть завоюет зверье,
ты алкать справедливости вправе.
Обступят тебя и насилье и ложь —
но ты справедливость в душе сбережешь.
И воля в груди, чей огонь не угас,
чье мужество — бога орудье,
даст мощь — справедливости, истине — глас,
и встанут к свершениям люди.
Все жертвы твои и лишенья летят,
как звезды, из Леты и строятся в ряд.
Стихи — многоцветью цветов не чета
и радуге в пестром свеченье,
не прах — воплощенная в них красота
и взглядам несет просветленье.
Прекрасное вечно: как в толще морской,
мы во времени ищем песок золотой.
Возьми справедливость и истину в путь,
твори красоту вдохновенно.
Всем трем — не погибнуть и не обмануть,
к ним тянется дух неизменно.
Что время дарует — то дар твой вернет.
Лишь вечное в сердце поэта живет.
198
{"b":"222274","o":1}