ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В ВАГОНЕ

Перевод Ю. Денисова

Ребенку жить в изгнанье суждено,
И он в вагоне гаснет от печали.
Неудержимо ускользают дали,
А он глядит в вечернее окно.
Загадочным желанием томим,
Он чувствует Эдем, скользящий мимо…
Эдем исчез!.. Восторг — воздушней дыма,
Развеялись надежды вместе с ним.
Смиритесь иль судьбу на бой зовите —
Неумолим извечный ход событий,
И что нас ждет, еще никто не знал.
О, как горька недостижимость рая!
Он близко, за окном, но, как Тантал,
Стремлюсь к нему, его не достигая.

МОРИС МЕТЕРЛИНК

Перевод с французского

Морис Метерлинк (1862–1949). — Выдающийся драматург, эссеист, поэт; писал на французском языке (о его творчестве см. том БВЛ «Эмиль Верхарн. Стихотворения. Зори. Морис Метерлинк. Пьесы»), В 1889 году Метерлинк выпустил сборник стихов «Теплицы», а в 1896 году — сборник «Двенадцать песен», дополненный впоследствии еще тремя стихотворениями («Пятнадцать песен», 1900); этим исчерпывается наследие Метерлинка-поэта. Символистские мотивы стихов Метерлинка, его романтическое обращение к темам народных легенд были своеобразным протестом против мещанской бескрылости натуралистического искусства конца века. Душа лирического героя тяготится неподвижностью и духотой «теплиц». Однако мы не найдем здесь ни сильных страстей, ни подлинного трагизма, присущих драматургии Метерлинка.

ОРАНЖЕРЕЯ СКУКИ

Перевод М. Квятковской

О, синей скуки в сердце тленье,
Когда в рыданиях луны
Мои мечты просветлены
Прозрачной синевой томленья!
Той синей скуки гладь светла,
Как мир оранжереи сонной,
Где в глубине темно-зеленой
В квадратах света и стекла
Видны огромные растенья,
Чьи тени, странно продлены,
Оцепенели, словно сны,
На розах страстного смятенья,
И волны, полнясь в тишине,
Слились с луною в небе млечном
В одном рыданье — синем, вечном
И монотонном, как во сне.

ЗАЖИГАТЕЛЬНОЕ СТЕКЛО

Перевод Э. Шапиро

Гляжу на прошлые часы
Сквозь жгучее стекло печали,
И с голубого дна предстали
Цветы невиданной красы.
Стекло над сумраком желаний!
Желанья, что таит душа!
И мертвая трава, шурша,
Горит в плену воспоминаний!
Приближу я к мечте своей
Стекло, и в зыбкости кристалла
Раскроются цветы устало
Давно умолкнувших скорбей!
Пока их память не одела
В привычный саван гробовой,
Пусть этот креп смутит покой
Иных надежд в душе незрелой.

РАСТЕНИЯ СЕРДЦА

Перевод Ю. Денисова

Уйдя под голубой хрусталь
Мечты прозрачной и усталой,
Стихает боль моя помалу
И стынет давняя печаль.
Растений символичных чары,
Желаний охладевших мхи,
Лианы — прошлые грехи,
Услад отцветших ненюфары.
И только лилия одна,
Возвысясь над больной листвою,
Молчит средь мертвого покоя,
Недвижна, холодна, бледна.
И, белизны своей истому
Рассеяв, словно лунный свет,
Она мистический обет
Несет кристаллу голубому.
* * *

«От слез мои губы завяли…»

Перевод Ю. Денисова

От слез мои губы завяли,
Лобзания не родились…
Несжатое поле печали,
Желаний забытая высь!
Все время то скука дождей,
То снежная гладь на полянах.
Из воспоминаний туманных,
В душе притаившись моей,
Два волка глаза устремили
На жертвы и молча глядят
На кровь убиенных ягнят,
Схороненных в снежной могиле.
И светится только луна
В печали своей монотонной,
И в холоде осени сонной
Спит страсть, голодна и больна.
* * *

«Она любви искала…»

Перевод М. Квятковской

Она любви искала
В неведомых краях,
По всей земле искала,
В пустынях и в морях,
В нехоженых лесах.
Три пастуха, три града
Дарили ласки ей.
Жена трех королей,
Она любви искала,
Но не встречалась с ней.
Она домой вернулась.
Перед ее дворцом
Старик стучался в двери.
И золотым кольцом
Насквозь пробил он двери.
— Что надо вам у нас?
— Прошло уж тридцать лет
С тех пор, как я вас знаю.
— И я узнала вас.
— Я жду вас каждый час.
— Теперь ваш волос сед!
— Я жду вас тридцать лет.
Дадите ли мне руку?
— На ваших — крови след!
— Стучусь я тридцать лет.
* * *

«Трижды в рог я протрубил…»

Перевод М. Квятковской

Трижды в рог я протрубил,
Что ж она нейдет?
— С башни вниз она сошла,
У окна не ждет.
Мы в тот вечер, в горький час
Плакали вдвоем.
— Плакала она семь лет
И забылась сном.
С ней ли перстень золотой?
Мой пропал с тех нор.
— Даже взгляда не пошлет
Вам она в укор.
Знаю, грешен я пред ней,
Бог один лишь свят.
— Вас простила бы она,
Но уста молчат.
Словно мальчик, я рыдал
У ее дверей.
— Знайте, вот уже три дня,
Как не больно ей.
38
{"b":"222274","o":1}