ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

НЕ ПОГАСИТЬ ТОГО, ЧТО НЕ ГАСНЕТ

Перевод М. Зенкевича

Нам солнце светит благодатней,
когда ненастье прояснится,
но луч его еще приятней,
когда проникнет в щель темницы.
Путь кораблю найти поможет
и звездочка средь ночи темной,
а искра маленькая может
порой разжечь пожар огромный.
Гус на костре сожжен, но пламя
ночь мировую осветило,
и ярче темными ночами
сверкает грозных молний сила.
Того, что никогда не гаснет,
не погасить вам, о тираны!
Гонимый вами свет ужасней
вас поразит огнем вулкана!
Здесь все мгновенно, скоротечно —
те, что живут, и те, что жили.
Престолы, царства, вы — не вечны,
и черви вас съедят в могиле.
Лишь вечен свет один нетленный
в огромной мировой пустыне.
Наш мир возник с ним во вселенной
и с ним не пропадет, не сгинет.
Во мраке он горит светлее,—
его не погасить могилой,
и свет, убитый в Прометее,
горит в Вольтере с новой силой.
И если солнце вдруг сегодня
исчезнет и светить не будет,
то кто-нибудь из преисподней
огонь для света нам добудет!

ДВА БУКА

Перевод М. Павловой

Я видел в лесу два обнявшихся бука.
Казалось, их сблизил желания жар,—
как двое влюбленных, без слова, без звука,
веками вкушают любовный нектар.
«О буки! — решился деревьям сказать я.—
Вы делите радость и тяжесть невзгод.
Гроза не расторгнет такого объятья,
и смерть поцелуев таких не прервет.
Завидная доля любви бесконечной,
скрепленной всей силою дружеских уз…
Но что ее сделало верной и вечной
и что укрепило ваш прочный союз?
Что тут помогло: колдовство, иль венчанье,
иль страстные клятвы? Ответьте же мне!»
Презрительно буки хранили молчанье,
лишь ветви теснее сплелись в вышине.

ВЫ БЫ ПОГЛЯДЕЛИ!

Перевод В. Луговского

Всюду я встречаюсь с неизбывным криком,
он мутит мне душу, в плоть мою проник он.
Всюду — на дороге, в хижине, в корчме ли —
беспросветность горя тлеет в стоне диком:
«Вы бы поглядели!»
В хатах дым и копоть. Облик невеселый.
Воздух, как в темнице, — смрадный и тяжелый…
Здесь в лохмотьях грязных на немытом теле
спят вповалку люди на земле на голой:
«Вы бы поглядели!»
Здесь царят неволя, горе, бедность злая,
в очаге лепешка корчится ржаная;
здесь в морщинах лица, души отупели;
дети с колыбели чахнут, увядая…
«Вы бы поглядели!»
Безысходность рабства, мерзость запустенья,
вкруг навозной кучи сорные растенья;
радости витают далеко отселе,
вместо них недугов смертных наважденье…
«Вы бы поглядели!»
Бедность вековая, тяжкая работа,
вечная работа — до седьмого пота;
радостные песни нынче онемели,
нищета заела — горе и забота:
«Вы бы поглядели!»
Здесь под бедным кровом меркнет луч сознанья,
здесь затменье мысли, жизни угасанье;
люди здесь поникли, волей оскудели,
всюду воцарилось злое прозябанье…
«Вы бы поглядели!»
«Вы бы к нам, несчастным, заглянули, может,
вскормленные нами мудрые вельможи!
Ваши пересуды вам не надоели?
Вас дурные мысли ночью не тревожат?
Вы бы поглядели!»
«Мы зовем к нам в гости сытых и богатых,
весело живущих в расписных палатах.
Вот когда бы к нам вы заглянуть посмели,
страшно б испугались вы за свой достаток!
Вы бы поглядели!»
«Вспомнив о мужицкой горестной судьбине,
вы бы позабыли о своей гордыне
и сердца бы ваши вправду заболели,
хоть такого в жизни не было поныне…
Вы бы поглядели!»

МОИ ПЕСНИ

Перевод М. Зенкевича

И я уйду, когда мой час настанет,
и надо мною вырастет трава,
и кто добром, кто злом меня помянет,—
но песнь моя останется жива.
Имен немало с легкою их славой
безжалостные годы в прах сотрут,
их заглушат забвеньем плесень, травы,—
мои ж стихи и песни не умрут.
Призыв в них слышен к правде и свободе,
в них чувства добрые, любовь и труд,
и отражен в них светлый лик природы,—
мои стихи и песни не умрут.
В них дуновение Балканских кряжей,
напевы гор гармонией живут,
в них слышен гром народной славы нашей,
мои стихи и песни не умрут.
Ведь в них всю душу я излил всецело,
с ее цветами, жемчугом, до дна,
и в них живет все, чем она горела,
и в них трепещет и звенит она.
Меня не тронет злобный вой нестройный
и зависти и ненависти гнев,
и в будущее я гляжу спокойно,—
к нему дойдет моих стихов напев.
В них отражен болгарский дух народный,
а он бессмертен так же, как народ,
и будет жить в веках наш край свободный,—
и песнь моя в народе не умрет!
43
{"b":"222274","o":1}