ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ПОЭТ[58]

Перевод В. Луговского

В последний день с оружием в руках
взят на Балканах, — пред судом суровым
предстал боец, испытанный в боях,
и обратился он с последним словом:
«Хотите знать вы, кто я? Что ж, опять
посмею я назвать себя поэтом.
Да, я восстал, — не мог я не восстать,
готов я вновь сказать суду об этом!
Люблю родных полей услады все,
земных плодов, земных цветов дыханье;
люблю листву в предутренней росе,
вечернее люблю благоуханье.
Гляжу и наглядеться но могу
на наши нивы после зимней дремы:
внимаю певчим птицам на лугу,
их голоса мне с детских лет знакомы!
Как я внимал свободным песням их,
как сладостно весной они певали!
Ни от меня, ни от друзей моих
вы этих песен счастья не слыхали!
Согрел их луч небесного тепла,
в их сердце дал он вызреть песням новым.
И каждая созрела и взошла,
как зреют зерна под земным покровом!
Но солнце не сияло для меня,
во мраке жили все мои собратья…
И я к щеке прижал приклад ружья,
для сердца свет хотел отвоевать я,
чтоб песнь, что солнце в сердце породит,
могла бы, радость сея, разноситься;
чтоб пел поэт — как небо нам велит —
свободно, как поют на воле птицы…»
Был вынесен короткий приговор,
и на заре повстанец был повешен,
холодный ветер крылья распростер
над полем — и метался, безутешен.
Захлестнута безжалостной петлей,
ветвь скрипнула — и листья онемели…
Не шелохнется липа над рекой,
на ней давно умолкли птичьи трели.

НЕРАЗЛУЧНЫЕ

Перевод М. Павловой

На холме Калина гнется то налево, то направо,
с ее ветками сплетает свои ветки Клен кудрявый.
Я свернул с дороги пыльной, чтоб в тени набраться силы,
и тогда-то мне Калина тайну горькую открыла.
И печальный шепот листьев долго слушал, замирая:
«Ах, на этом свете лживом юной девушкой была я!
Как теперь, мне это солнце с неба ласково сияло,
но еще другое солнце мою душу согревало.
Не на дальнем небосклоне для меня оно всходило,—
из соседского оконца улыбалось то светило:
днем и вечером оттуда на меня глядел мой Иво.
Он мне пел, и эти песни до сих пор я помню живо:
„Моя любушка-голубка, не горюй, что нет нам счастья,
что родители суровы, не хотят давать согласья.
Сердце верное не дрогнет, — что ему тоска и мука?
Коль сердца так крепко любят, то и смерть им не разлука!“
Было сладко слушать речи, горько слезы лить над ними…
Видно, нам соединиться не судил господь живыми!
Как-то матушка к колодцу меня по воду послала.
Возвращаюсь я и вижу: вся деревня прибежала.
Люди хмурые стояли у ворот, где жил мой Иво.
Вдруг я слышу: „Вот бедняга! Как он кончил несчастливо!
Прямо в сердце нож вонзился… Голова на грудь повисла…“
Тут я вздрогнула и наземь уронила коромысло.
Сквозь толпу рванулась с криком и на миг окаменела:
весь в крови лежал мой Иво, страшный нож торчал из тела…
Вырвала я нож из сердца, молча в грудь свою вонзила,
На него упала мертвой и руками обхватила!
Пусть отец и мать узнают, пусть узнает вся округа,
что и мертвые, как прежде, крепко любим мы друг друга.
И недаром нас, прохожий, не на кладбище зарыли,—
только те, кто мертв, как камень, спят в кладбищенской могиле.
На холме нас схоронили, там стоим мы над долиной:
Иво стал кудрявым Кленом, я зеленою Калиной.
Он меня ветвями обнял, — наши ветви, словно руки…
Для сердец, что верно любят, даже в смерти нет разлуки!..»
Долго я сидел и слушал, грустной повестью задетый,
и все то, что я услышал, рассказал вам в песне этой.

КИРИЛЛ ХРИСТОВ

Кирилл Христов (1875–1944). — Видный поэт, очень противоречивый и неровный в своем творчестве.

Родился в городе Старой Загоре, учился в гимназии, непродолжительное время был в морской школе в Триесте, затем изучал юриспруденцию в Брюсселе, занимался литературой в Неаполе, Берлине, Париже. В Болгарии был учителем, чиновником в Народной библиотеке, профессором литературы в Софийском университете. С 1923 по 1930 год К. Христов преподавал болгарский язык и литературу в Лейпцигском университете, а затем и Карловом университете в Праге. В 1938 году он возвратился на родину.

В печати поэт выступил в начале 90-х годов. В юности испытал влияние социалистических идей. Переводил с увлечением Надсона и Плещеева. Первые сборники стихов «Песни и вздохи» (1896) и «Трепеты» (1897) принесли молодому поэту широкую известность. За ними последовали новые издания — «Вечерние тени», «На перекрестке», а в 1903 году уже выходят «Избранные стихотворения» К. Христова с предисловием самого авторитетного в то время писателя — И. Вазова. И. Вазов отмечал изящество образов и ритмов у молодого поэта, его умение передать сильные чувства и страсти. К этому периоду относится все наиболее денное, созданное К. Христовым в болгарской литературе. Дальше творческий путь его идет по нисходящей линии. Утратив связь с прогрессивными силами, поэт пережил идейно-художественный кризис, испытал влияние модернизма, а в годы первой мировой воины стал певцом националистических интересов правящих кругов.

вернуться

58

Поэт. — Пенчо Славейков восхищался русской культурой и гением русского народа, ратовал за укрепление культурных связей Болгарии с демократической Россией. Стихотворение посвящено судьбе народного учителя и поэта Бачо Киро Петрова (1835–1876), активного участника Апрельского восстания 1876 г.

45
{"b":"222274","o":1}