ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЛЕГКАЯ ПОКЛАЖА

Перевод Б. Пастернака

Я — вольный человек и пеньем
Не добиваюсь почестей,
За песнь весенним дуновеньем
Дарит меня простор полей.
Живу не в замке, за стеною,
Не жалован поместьем я,
Гнездо, как птица, вольно строю,
Мое богатство — песнь моя.
Мне б захотеть — и многих долю
Не пропустил бы между рук,
Когда по королевству роли
Распределяли между слуг;
А часто приглашали знаком,
Расположенья не тая,
Но я до почестей не лаком;
Мое богатство — песнь моя.
Из бочки цедит лорд червонцы,
Я разве лишь вино тяну,
Я видел золотым лишь солнце,
Серебряною — лишь луну.
Вопрос наследников не занял
О веке моего житья.
Свое добро я сам чеканил;
Мое богатство — песнь моя.
Пою охотно в вольном хоре,
В подножье тронов не певал,
Немало одолевши взгорий,
Дворцовых плит не преступал.
Пусть лихоимец богатеет
Среди отвалов и гнилья,
Я рад, что розы не скудеют;
Мое богатство — песнь моя.
Еще одной я полон страсти,
Дитя, о, жить бы нам вдвоем!
Но ты захочешь бус, запястий,
А мне на службу? — Нипочем!
Я не продам своей свободы,
И как дворцов чурался я,
Прощусь и с чувством ей в угоду;
Мое богатство — песнь моя.

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА

Перевод П. Вержейской

Пусть каждый, чья крепка рука,
Свой добрый меч возьмет;
Пусть гнев господний смельчака
На подвиг поведет;
Да, всех побед победней
Он загремит трубой —
В святой войне последней
Последний правый бой.
К знаменам весь бесправный мир!
Под воинский штандарт!
Свобода — общий командир!
Мы — только авангард.
Не время медлить больше!
Дружна с любой звездой,
Несись на крыльях, Польша,
В последний правый бой.
Вперед, пока не схлынул гул,
Пока горит восход,
Пока в крови не потонул
Весь фараонов род;
За нас замолвит слово
Сам бог, давно немой,
И снимет с нас оковы,
Ведя в последний бой.
Взвивайся, жертвенный костер!
Пылай в ночи и днем!
Будь опоясан с этих пор
Весь шар земной огнем!
В огне — залог явленья
Свободы молодой,
Всеобщего спасенья,—
Вперед, в последний бой!

ПЕСНЬ О НЕНАВИСТИ

Перевод Б. Пастернака

В дорогу, трогай, в добрый час
Чрез горы и овраги,
Целуйте жен в последний раз,
Да и берись за шпаги!
Мы их не выпустим из рук,
Не распростясь с дыханьем.
Уже любить нам недосуг,
Мы ненавидеть станем!
Уже спасти нас у любви
Нет мочи и в помине,
Верши свой суд и цепи рви,
Ты, ненависть, отныне!
Тиранов нет ли, глянь вокруг.
Найдешь, покличь — нагрянем.
Любить нам больше недосуг,
Мы ненавидеть станем!
Кто сердцем юн, пусть в сердце том
Лишь ненависть играет.
Немало хворосту кругом,—
Как свечка, запылает!
Пройдемся с песнью вдоль лачуг,
По улицам затянем:
Любить нам больше недосуг
Мы ненавидеть станем!
Боритесь, не щадя костей,
Гони насилие взашей,
И будет ненависть святей
Любви обильной нашей.
Мы шпаг не выпустим из рук,
Не распростясь с дыханьем!
Уже любить нам недосуг,
Мы ненавидеть станем.

ВОСЕМНАДЦАТОЕ МАРТА

Перевод Ю. Александрова

Незабвенный сорок восьмой!
Грохотали, как лед весной,
Марта бурные дни, бурные ночи.
То, пробудясь, не сердца ли рабочих,
Твердо на путь вступающих свой,
Бились отважно, сорок восьмой?
Незабвенный сорок восьмой!
О мать Германия, ставши тюрьмой,
Долго ты прусское счастье терпела! —
То не свобода ль бесстрашно запела,
И, с кулаками поднятыми, в бой
Шли пролетарии, сорок восьмой?
Незабвенный сорок восьмой!
Помнишь ли, как после битвы ночной
Трупы рабочих нес ты понуро,
Мрачный Берлин, перед кесарем хмурым,
Что с обнаженной стоял головой? —
Незабвенный сорок восьмой!
Семьдесят третий, спокойный год!
Царство богатых грозы не ждет.
Но пролетарии не забыли,
Кем они подло преданы были.
Марты повторятся, — время идет,
Семьдесят третий, спокойный год!

ЛЮДВИГ ГЕОРГ ВЕЕРТ

Людвиг Георг Веерт (1822–1856). — Крупнейший представитель революционно-демократической немецкой поэзии; по словам Ф. Энгельса, «первый и самый значительный поэт немецкого пролетариата»[103]. Поступив в четырнадцатилетнем возрасте учеником в торговую контору, Веерт глубоко познал мир промышленников и торговцев Германии, а затем и Англии, куда его в 1843 году привели служебные дела. Знакомство с Марксом и Энгельсом, перешедшее в прочную дружбу, усилило социально-критическую направленность мировоззрения Веерта и укрепило его стремление посвятить свое творчество делу борьбы за освобождение рабочего класса. Истоки поэзии Веерта связаны с романтизмом, с немецкой народной песней, но он придал традиционному романтическому стиху оптимистическое звучание, его творчество с годами все больше наполнялось конкретным социально-историческим и классовым содержанием. Обладая острым сатирическим талантом, Веерт публиковал также многочисленные очерки, фельетоны, статьи; его перу принадлежит роман «Жизнь и подвиги знаменитого рыцаря Шнапганского». И своих стихотворных памфлетах поэт разоблачал трусливую и жадную ненецкую буржуазию, обнажал классовые противоречия, воодушевлял угнетенные массы на революционную борьбу.

вернуться

103

К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 21, с. 4.

80
{"b":"222274","o":1}