ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексей Дмитриевич Ядов

Ни жив, ни мертв.

Ни жив, ни мертв (СИ) - _0.jpg

Ядов Алексей Дмитриевич

Ни жив, ни мертв.

Ни жив, ни мертв. Часть 1. Авантюрист по смерти.

Пролог

Немного ностальгии и смерти.

Позвольте представиться ‑ Алексей Серов. Возраст ‑ 25. Русский. Характер самый что ни на есть паршивый ‑ все мои девушки перед тем, как хлопнуть дверью говорили разное, но все сходились в том, что я : "...циничный, нахальный, мрачный и скучный...".

Но мне на это плевать. Циничный? Просто у меня странное чувство юмора. Нахальный? Просто чаще всего говорю то, что думаю. Мрачный? Это просто внешность такая. Скучный? Профессия ‑ инженер‑электронщик. И этим все сказано. Связь, антенны, кабели... Радиодетали и комплектующие.

Наша фирма три года назад получила контракт на Ближнем Востоке. Туда регулярно отсылают "командировочных". Пришла теперь и моя очередь навестить "Тонкий" восток. И тут мне не повезло. Я совсем забыл про напряженность и конфликтность в этом регионе...

* * *

Паршиво... Вчера подвал, в котором отсиживалось, кроме меня еще трое сотрудников из фирмы, завалило. Я и Хаим (водитель из местных) остались сравнительно целыми. Остальные... Не жильцы ‑ один тяжело вздыхает, из живота торчит обломок арматурной сетки. Второй ‑ уже затих... Михаил Петрович и Стас Михалыч... Два приятеля. Одному сорок, второму ‑ сорок три. Они помогали мне, новичку. Учили и объясняли. У обоих жены, дети...

У меня не было сомнений, что они работают отнюдь не на гражданке, но я тактично молчал. Они знали, что я знаю, но ценили мое молчание и не просили заменить... Вот такая вот рекурсия. А теперь их нет.

Хаим что‑то пробормотал на своем языке.

‑ Мир праху...

Вчера еще был жив приемник. По нему мы услышали, что "...все иностранные граждане эвакуированы... нет опасности...". А при попытке выйти на связь сегодня утром с помощью слабенькой рации мы получили снаряд на головы. Должны были умереть все. Так было бы лучше. Мы с Хаимом завал не разберем. Сдохнуть от жажды... Это весьма паршиво.

Моя смерть никого не обременит ‑ родители умерли, сестра далеко и я не помню, когда в последний раз с нею связывался... но, тем не менее, умирать совсем нет желания.

БАБАХ!!!

Еще снаряд?! Странно. Я грохнулся на пол. Голова тяжелая. Грязный подвал, пыль, кровь... Два готовых трупа и два потенциальных ‑ замечательный получится натюрморт. В том смысле, что живых тут скоро не будет...

‑ Хаим?..

Стон. Предсмертный хрип...

Поднимаю голову. Хаим меня покинул. Голову просто пришпилило к полу все той же чертовой арматурой. Гадство! Ненавижу! Люди гибнут ради того, чтобы не было каких‑то там колебаний на бирже. А я должен с перебитой ногой и отбитыми внутренностями лежать в окружении тел моих друзей и понемногу умирать...

Нет... не хочу...

"Ты хочешь жить?" Голос... Какой‑то бесполый и безразличный. Как системное уведомление... Замечательно. Сдохну безумным ‑ как все непризнанные гении, хех...

‑ Ты кто, голос из темноты?

"Тот, кто может помочь..."

Голов изменился. Теперь ‑ мягкий баритон. Насмешливый и любопытный.

"Ты будешь жить, но не здесь..."

Насмешливое карканье‑смех принадлежит мне. Да, с пересохшей глоткой вообще говорить паршиво, не то, что эмоции выражать.

‑ А где же? И ты вообще кто?

"В вашем мире нет того, что называется магией. Но вытащить тебя отсюда я могу. Согласен?"

Сейчас я понимаю, как был наивен. Но тогда я вообще решил, что это мой предсмертный бред. Так выполним завет ‑ помирать надо весело!

‑ Что надо делать?

Мне показалось, или он облегченно вздохнул?

"Слушай и запоминай. После перехода из вашего мира ты будешь некоторое время находится в Безмирье. Это... Короче говоря, в нынешнем состоянии ты мне не поможешь. И даже не вынесешь перехода из Безмирья в Эльтан ‑ мой мир. Но! В Безмирье ты сможешь измениться. Сам указать, каким тебе быть. От одежды и оружия и до способностей и внешности. Только учти ‑ в нашем мире широко распространены все те расы, про которые у вас пишут в сказках. Но все‑таки людей ‑ большинство... Мне нужен боец. Поэтому в первую очередь усиль свой скелет, мышцы и реакцию..."

Миг тьмы... Вечность боли...

Я как будто в космосе. Но не в игрушечном, как в фильмах, а в настоящем. Тьма, нет звезд и света. И холод. Нет, ХОЛОД!

Тела я не чувствую. Его просто нет. А вот холод и боль есть. Как будто в дурацкой замедленной съемке вижу человеческую фигуру. Это ‑ я. Она вся перевита чуть светящимися жгутами. Все ‑ тончайшие, образующие тончайшую структуру. Красиво...

"У тебя мало времени. Твори ‑ у тебя есть редчайшая возможность! Тут я ничем не помогу ‑ это можешь знать только ты."

А‑а‑а...

"Что?! Нет!!! Нет!!! Хаос! Проклятье, тебя сейчас перекорежит под копирку Хаоса! Быстр..."

Я вижу как жгуты лопаются, перекручиваются, темнеют... Некоторые вообще исчезают, другие появляются. Внезапно начинаю ощущать тело. Больно!!! Мышцы плавятся, ходят ходуном. Но это ‑ ничто по сравнению с болью в челюсти. Как будто вместо каждого зуба ‑ по раскаленному шурупу. И забивают их молотком. А кисти рук медленно поджаривают на огне...

Темнота... Глаза... Последними пробивает вспышкой боли их. Я пытаюсь кричать ‑ не выходит. Вместо крика боли ‑ вой монстра. Очень голодного монстра...

Глава 1

Прекрасный новый мир...

Я очнулся. Пол. Каменный. Перед глазами колыхается какое‑то марево и символы. Кое ‑ где нанесены линии. "Пентаграмма?"

‑ Отец, на помощь!

Кто орет? Я пригляделся. Зрение изменилось. Цвета стали более тусклыми, но линии ‑ четче и заметнее.

Парень. Мне по плечо, лет 14 на вид. Острое худое лицо, темные волосы. Звонкий ломающийся голос. Одет в... э‑э‑э... мантию? Пусть будет мантию. Это он меня вызвал? Голос другой был...

‑ Это отродье очнулось? Я надеялся он сдохнет. Придется брать грех на душу...

По лестнице спускается человек. На этом тоже хламида, но в противовес парню здоровый, лысый как коленка, зато с роскошной черной с проседью бородой. Фигура не толстая. Производит скорее впечатление отошедшего от спорта штангиста или борца. Чего‑то сынуля не похож...

‑ Как такое могло произойти? Такая защита... Парень погиб в Безмирье. Теперь его душа уже распалась, а телом завладел Хаос. Ладно, по крайней мере, потренируешься на этой твари атакующим заклятьям.

Эта... Что он собрался на мне испытывать? Ну я сейчас...

‑ Я тебя сеч‑ч‑ч‑час‑с‑с прикончу.... Кто из вас‑с‑с меня вытащ‑щ‑щил?

Эта парочка в охренении на меня смотрит. Горло болит. Слова шипят и колют связки.

‑ Кто вы?

‑ Ты говоришь?

Это они сказали с завидной синхронностью. Я поморщился. Горло резко начинает саднить, но голос приходит в норму. Только голова по‑прежнему болела...

‑ Я умирал. Кто со мной говорил?

‑ Я... Ты... Меня зовут Эрк. А это ‑ мой сын Эрик.

‑ Очень приятно. Кто меня вытащил из моего мира?

Я встал и прошелся по залу. Странное ощущение. Легкость приходит на место скованности и боли. Голова постепенно проходит. Одежда...

‑ Кто меня переодел? И на кой?

‑ Мы тебя не трогали. Ты... ты таким был мне отдан.

‑ Что? Кем?

‑ Мне нужна защита. У меня много врагов... Я отдал одному из богов артефакт. Тот ему в принципе не нужен, просто Гермен нашел его забавным... Он сказал, что призовет умирающего. У богов есть такая возможность. Но что‑то пошло не так и...

‑ Так. Стоп. Я помню, что мне предложили жизнь. Но вот про то, что меня кому‑то ПОДАРИЛИ ‑ уговора не было!

Я раздраженно расхаживал по залу. Судя по удивленным взглядам, бросаемым то на меня, то на испещренный символами пол, так быть не должно было. Я внимательно себя осмотрел.

1
{"b":"222484","o":1}