ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот Джоранум обернулся, улыбнулся Рейчу и оттолкнул Намарти плечом. Рейч понял, что, хотя Намарти, судя по всему, в команде Джоранума является чем-то вроде мозгового центра, сила все равно остается за самим Джоранумом.

Джоранум шагнул к Рейчу и протянул пухлую, немного влажную ладонь.

– Хорошо, хорошо. Сынок профессора Селдона? Как поживаешь, дружок?

– Отлично, сэр, спасибо.

– У тебя были кое-какие трудности, насколько я знаю?

– Да нет, ничего такого особенного, сэр.

– И ты принес мне весточку от твоего папочки, верно? Видимо, он передумал, а? Решил-таки присоединиться к моему великому крестовому походу?

– Не совсем так, сэр.

Джоранум едва заметно нахмурился.

– Так ты не привез мне ничего такого?

– Нет, сэр. Он просто послал меня.

– Ясно. Есть хочешь?

– Пока нет.

– Значит, не будешь возражать, если я перекушу? Знаешь, у меня на простые житейские радости вечно времени не хватает, – сказал он, широко улыбаясь.

– Все нормально, сэр.

Они вместе подошли к столу и сели. Джоранум развернул сверток, достал сандвич и откусил кусок. Пережевывая, он сказал:

– А зачем же он послал тебя, сынок?

Рейч пожал плечами.

– Наверное, думал, что я разузнаю что-нибудь про вас такое, что могло бы ему помочь навредить вам. Он-то душой и сердцем предан премьер-министру Демерзелю.

– А ты разве нет?

– Нет, сэр. Я же далиец.

– Знаю, что далиец, мистер Селдон, но какое это имеет значение?

– Это значит, что я – из угнетенных, а поэтому я за вас и хочу вам помочь. Конечно, мне не хотелось бы, чтобы об этом узнал мой отец.

– А зачем ему об этом узнавать? Незачем. И как же ты собираешься мне помогать? – спросил Джоранум, бросив быстрый взгляд на Намарти, который слушал их беседу, угрюмо подперев подбородок кулаками.

– Тебе что-нибудь известно о психоистории?

– Нет, сэр. Отец со мной об этом не говорит, а заговори он, я бы все равно ничегошеньки не понял, да и успехов у него, судя по всему, никаких.

– Ты точно знаешь?

– Конечно, точно. У нас там есть парень такой – Юго Амариль, он тоже делиец, вот он иногда обронит словечко-другое. Так что я уверен и вам точно говорю: ничего они не добились.

– Ага! Скажи, а как ты думаешь, мог бы я повидаться как-нибудь с Юго Амарилем?

– Не думаю. Он не очень-то жалует Демерзеля, но зато с головой предан моему отцу. Он вам не помощник. Он отца не предаст.

– А ты, стало быть, можешь?

Рейч помрачнел и упрямо пробормотал:

– Я – далиец.

Джоранум прокашлялся.

– Давай-ка я тебя еще разок спрошу; чем ты собираешься мне помочь, молодой человек?

– Я могу сказать вам кое-что, но боюсь, вы не поверите.

– Вот как? Если не поверю, так тебе сразу и скажу.

– Насчет нашего премьер-министра Эдо Демерзеля.

– Ну?

Рейч облизнул губы, испуганно огляделся по сторонам:

– Меня никто не услышит?

– Никто, кроме меня и Намарти.

– Так вот, слушайте. Этот Демерзель – он никакой не человек. Он – робот.

– Что?! – взревел Джоранум. Рейч решил, что нужно объяснить.

– Робот, сэр, это механический человек. Искусственный, ненастоящий. Машина, понимаете?

Намарти яростно вмешался:

– Джо-Джо, не верь этой ерунде! Это глупо.

Однако Джоранум предостерегающе поднял руку. Глаза его сверкали.

– Откуда тебе это известно?

– Отец когда-то побывал в Микогене. Вот он мне и рассказал, что в Микогене много болтают про роботов.

– Да, знаю. То есть, по крайней мере, слышал.

– Ну вот, и микогенцы, они верят, что когда-то давным-давно у их предков было полным-полно роботов, а потом их не стало.

Намарти прищурился.

– Нет, ты скажи, с чего это ты взял, что Демерзель – робот? Я, правда, не так много про это слышал, но, насколько я помню, роботы – они же металлические, верно?

– Верно, – честно признался Рейч. – Но только я еще слышал, что были и такие роботы, что выглядели точнехонько, как люди, и они могли жить вечно…

Намарти яростно затряс головой.

– Легенды! Дурацкие легенды! Джо-Джо, и зачем только мы слушаем эту…

– Нет, Дж. Д., – прервал его Джоранум. – Я хочу послушать. Я тоже слыхал про эти легенды.

– Но это же чушь, Джо-Джо!

– Не торопись произносить слово «чушь». Пусть даже так, ведь люди живут и погибают за подобную чушь. Дело не столько в том, что есть на самом деле, а в том, чем это считают люди. Ладно, молодой человек, о легендах не будем. Скажи мне, почему ты считаешь, что Демерзель – робот? Допустим, роботы действительно существуют. Что же такого есть в Демерзеле, что заставляет тебя думать, будто он – робот? Он что, сам тебе об этом сказал?

– Нет, сэр, – ответил Рейч.

– Может быть, отец сказал? – спросил Джоранум.

– Нет, сэр. Это моя собственная догадка, но я в этом уверен.

– Но почему? Откуда у тебя такая уверенность?

– Есть в нем что-то такое… Например, он не меняется с годами. Не стареет, понимаете? Он бесчувственный какой-то – никаких эмоций. В общем, что-то такое, от чего кажется, будто он и вправду из железа.

Джоранум откинулся на спинку стула и довольно долго испытующе, внимательно смотрел на Рейча. Еще бы чуть-чуть, и, наверное, можно было бы услышать, как настырно звенят его мысли.

– Хорошо, – наконец проговорил он. – Допустим, он на самом деле робот, молодой человек. И что? Тебе-то до этого какое дело?

– Как это, какое мне дело? – удивился Рейч. – Я же человек. И я вовсе не хочу, чтобы робот правил Империей.

Джоранум повернулся к Намарти и довольно кивнул.

– Слышал, Дж. Д? Здорово сказано: «Я – человек, и не хочу, чтобы робот правил Империей». Отведи-ка его в студию, пусть скажет это всем да повторит не один раз, чтобы всем на Тренторе вбить в мозги.

– Эй! – вмешался Рейч, наконец переведя дух. – По головидению я никак не смогу этого сказать. Я же не хочу, чтобы отец узнал…

– Нет-нет, не бойся, – быстро успокоил его Джоранум. – Этого мы не допустим. Мы только возьмем твои слова. Разыщем какого-нибудь другого далийца. И еще по одному жителю из каждого сектора. Пусть говорят каждый на своем диалекте, но слова будут у всех одни и те же: «Я не хочу, чтобы робот правил Империей».

– А что, – встрял Намарти, – если Демерзель докажет, что он – не робот?

– Да что ты? – отмахнулся Джоранум. – Как он сумеет доказать? Это психологически невозможно. О чем ты говоришь? Чтобы великий Демерзель, человек, стоящий за троном, человек, в чьих руках столько лет были все ниточки, тянущиеся к престолу Клеона I, который еще его отцу служил, взял да и спустился с заоблачных высот и оправдывался перед народом, доказывая, что он – человек? Для него это окажется ничуть не лучше, чем на самом деле быть роботом. Итак, Дж. Д., злодей у нас в руках, и этим мы обязаны вот этому замечательному юноше.

Рейч покраснел.

– Рейч – тебя же Рейч зовут? – спросил Джоранум. – Как только наша партия добьется желаемого положения, мы не забудем о тебе. Отношение к Далю, твоей родине, будет подобающим, и ты займешь важный пост среди нас. Когда-нибудь, Рейч, в один прекрасный день, ты станешь в Дале самым главным, и тебе не придется сожалеть о содеянном. Кстати, ты, случаем, не сожалеешь?

– Ни капельки! – с. жаром воскликнул Рейч.

– В таком случае можешь спокойно отправляться к отцу. Уверь его в том, что мы не желаем ему зла, что мы его высоко ценим. Как ты это узнал и откуда – говори, что тебе вздумается. А если сумеешь выяснить еще что-нибудь полезное для нас, в особенности насчет психоистории, дай нам знать.

– Конечно. А вы честно сделаете так, что в Дале станет лучше, чем теперь?

– Совершенно честно. Клянусь. Равенство для всех секторов, мой мальчик. У нас будет новая Империя, а все зло – все эти привилегии и неравенство – асе это мы сотрем в порошок.

– Этого мне и надо, – сжал кулаки Рейч и довольно улыбнулся.

19
19
{"b":"2225","o":1}