ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сир! – воскликнул Селдон в ужасе и удивлении.

– Премьер-министр Гэри Селдон, – спокойно проговорил Клеон. – Император желает этого.

25

– Не волнуйся, – сказал Демерзель. – Это – мое предложение. Я тут пробыл слитком долго. Чересчур много было кризисов, и сейчас положение таково, что я просто-таки парализован в своих действиях Тремя Законами. А ты вполне логично становишься моим преемником.

– Какой из меня преемник? – с жаром возразил Селдон. – Что я знаю об управлении Империей? Император совершенно по-дурацки убежден, что теперешний кризис я разрешил, руководствуясь законами психоистории, Но ведь это не так.

– Это не имеет значения, Гэри. Раз он верит, что у тебя на все есть психоисторические ответы, он будет тебя слушать, а этого вполне достаточно, чтобы ты стал неплохим премьер-министром.

– Да уж. Я его заведу в такие дебри…

– А я уверен в том, что здравый смысл – ну, или интуиция, если хочешь – приведут тебя к цели… с психоисторией или без нее.

– Но что же я буду делать без тебя… Дэниел?

– Спасибо, что так назвал меня. Теперь я больше не Демерзель, теперь я только Дэниел. Что ты будешь без меня делать? Например, можешь попробовать применить на практике кое-какие из идей Джоранума относительно всеобщего равенства. Он ведь эти идеи только излагал ради приобретения популярности, но сами по себе эти идеи вовсе не так уж плохи. Попробуй убедить Рейча помочь тебе. Он ведь принял твою сторону и оказал тебе неоценимую услугу, поборов в себе тягу к идеалам, проповедуемым Джоранумом, так что теперь он страдает, чувствуя себя в каком-то смысле предателем. Докажи ему, что это не так. Помимо всего прочего, у тебя будет возможность больше работать над психоисторией, поскольку в этом деле Император за тебя сердцем и душой.

– Ну а ты что будешь делать, Дэниел?

– В Галактике для меня найдется масса дел. Ведь Нулевой Закон еще никто не отменил, и я обязан трудиться па благо человечества, покуда понимаю, что это такое. И потом, Гэри…

– Да, Дэниел?..

– С тобой остается Дорс.

Селдон кивнул:

– Да, со мной остается Дорс.

Он немного помолчал, потом крепко сжал протянутую руку Дэниела.

– Прощай, Дэниел.

– Прощай, Гэри.

Сказав это, робот повернулся и, гордо подняв голову, зашагал прочь по дворцовому залу. Тяжелая мантия премьер-министра шуршала при каждом его шаге.

Селдон после его ухода еще долго стоял, не в силах пошевелиться. Но вдруг, совершенно автоматически, пошел следом за Дэниелом, к кабинету премьер-министра. Он ведь не успел сказать ему самого главного!

Немного помедлив у двери, Селдон вошел в кабинет. Там было пусто. Мантия премьер-министра висела на Спинке кресла около письменного стола.

– Прощай, мой друг! – произнес Гэри в пустоту, и слова эти эхом отлетели от стен кабинета.

Эдо Демерзель ушел. Р. Дэниел Оливо исчез.

Часть вторая

Клеон I

Клеон I – …Несмотря на многочисленные восхваления в адрес последнего из Императоров, во времена правления которого в Первой Галактической Империи имело место довольно значительное объединение миров и столь же значительное их процветание, двадцатипятилетнее правление КлеонаIзнаменовалось непрерывным упадком. Это никак нельзя рассматривать как его непосредственную вину, поскольку упадок Империи зависел от таких политических и экономических факторов, с которыми справиться было не под силу никому в то время. Императору удалось подобрать себе в помощники исключительно удачные кандидатуры – его премьер-министрами были Эдо Демерзель, а за ним – Гэри Селдон, в способность которого разработать психоисторию Император никогда не терял веры. Клеон и Селдон как главные объекты подпольной деятельности джоранумитов, пребывавшей в состоянии агонии…

Галактическая энциклопедия
1

Мандель Грубер был счастливым человеком. По крайней мере, такое впечатление он производил на Селдона. Прервав свой утренний моцион по саду, Селдон с любопытством наблюдал за Грубером.

На вид Груберу было под сорок. Ему так часто приходилось наклоняться – именно наклоняться, а не кланяться, – что он стал сутуловат. Лицо у Грубера было симпатичное, всегда гладковыбритое, розовую лысину едва покрывали жиденькие светлые волосы. Тихонько насвистывая, он склонился над кустом, осматривая листочки – не появились ли на них вредители.

Но Грубер, конечно же, не был главным дворцовым садовником. Главный садовник – большая шишка – почти все время проводил в своем кабинете в грандиозном дворцовом здании, и под его началом трудилась целая армия подчиненных – мужчин и женщин. Как ни странно, главный садовник совершал инспекционный обход дворцовой территории не чаще двух раз в году.

А Грубер был одним из его подчиненных. Должность его, насколько знал Селдон, именовалась «садовник первой категории», и зарабатывать ее ему пришлось целых тридцать лет, трудясь верой и правдой.

Остановившись на ровной садовой дорожке, усыпанной мелким гравием, Селдон окликнул садовника:

– Отличный нынче денек, верно, Грубер?

Грубер оглянулся и улыбнулся.

– Да, господин премьер-министр, славный денек. А ведь жалко тех, кто в такой денек в четырех стенах томится.

– Вроде меня?

– Не то чтобы вроде вас, господин премьер-министр… просто от души жалко, когда… Ну, вы вот погуляете, подышите – и на целый день во дворец, верно? Как же вас не жалеть? Выходит, я счастливее вас буду?

– Спасибо вам за сочувствие, Грубер, но ведь вы же знаете, что на Тренторе сорок миллиардов людей живет под куполами. Вам их всех тоже жалко?

– А как же! Я-то судьбе благодарен за то, что я здесь, а не там. Нас ведь так мало – таких, кому суждено трудиться на вольном воздухе. Считайте, мне здорово повезло.

– Но ведь погода не всегда такая замечательная?

– Это верно. И мне приходится вкалывать и под ливнем, и когда ветрище до костей пробирает. Только, знаете, нет плохой погоды, есть плохая одежда. Да вы поглядите… – Грубер раскинул руки, как будто хотел обнять весь дворцовый парк. – Поглядите, сколько у меня тут друзей – деревья, трава, зверюшки, жучки. Работы всегда хватает, не соскучишься. Ведь надо все в порядке держать. Планировка там, и все такое… А вы, господин премьер-министр, видали хоть раз планировку парка?

– Да ведь я, вроде бы, и сейчас ее вижу или нет?

– Э, нет, я не про это. Это надо сверху, с птичьего полета, так сказать. Только тогда поймешь, каково тут все на самом деле. Парк-то был разбит по проекту Тэппера Сэвенда лет сто назад, если не больше, и с тех пор тут ничего не меняли. Тэппер был одним из самых лучших специалистов по озеленению, и ведь мой земляк, кстати говоря.

– С Анакреона, стало быть?

– Точно. Далекая планета на задворках Галактики. Там, знаете, до сих пор есть места, где не ступала нога человека. Живи-поживай… А сюда я попал зеленым мальчишкой – считайте, молоко на губах не обсохло. Тогда нынешний главный садовник тоже был совсем молоденький, только-только на должность заступил, еще при прежнем Императоре. Ну а теперь, конечно, то и дело разговоры заходят – давайте, дескать, все тут переделаем, перекроим…

Грубер глубоко вздохнул и покачал головой.

– Зря сделают, если возьмутся за такое. Не стоит. И так вес славно, ежели только порядок соблюдать да делать так, чтобы глаз и душу радовало. Правду сказать, все-таки порой тут кое-что изменяли. Нет-нет, а кому-то из Императоров прискучивала старая планировка и хотелось чего-то новенького, Можно подумать, – хмыкнул Грубер, – будто новенькое – это всегда лучше, чем старенькое. Наш-то нынешний Император, да продлятся его дни, тоже подумывал, не изменить ли тут чего, обсуждали они это дело с главным садовником.

Последние слова Грубер произнес почти шепотом – по всей видимости, устыдился, что распространяет дворцовую сплетню.

23
{"b":"2225","o":1}