ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейч, не мигая, смотрел на него и ждал, что будет.

– Так, если я не ослышался, вы назвались джоранумитом.

Рейч решил показать, будто разволновался. Это ему легко удалось.

– А почему вы так заинтересовались, мистер? – спросил он.

– Да потому что, сынок, уж больно ты молодой.

– Не такой уж я молодой. Успел поглядеть выступления Джоранума по головидению, во всяком случае.

– Да ну? И процитировать сможешь?

– Ну, не то чтобы… – пожал плечами Рейч, – Но смысл помню.

– Уж больно ты храбр, юноша, Вот так, в открытую заявлять, что ты – джоранумит… Не всем такое понравится.

– А мне говорили, будто в Сэтчеме полным-полно джоранумитов.

– Может и так. И потому ты сюда приехал?

– Я работу ищу. Думал, может, мне подсобит еще какой джоранумит.

– В Дале тоже джоранумитов хватает. Ты сам-то откуда?

(Все ясно, почувствовал акцепт. От этого было некуда деваться.)

– Вообще-то, родом я из Миллимару, – ответил Рейч, – а в Дале жил потом.

– Чем занимался?

– Да так… Учился в школе маленько…

– И с чего же это ты в джоранумиты подался?

Рейч решил, что пора немного разгорячиться. Невозможно было прожить много лет в таком униженном и угнетенном секторе, каким был Даль, и не иметь объективных причин для того, чтобы стать хотя бы к душе джоранумитом, Подбодрившись, он объявил:

– А с того, что я думаю, что пароду надо дать больше свобод, дать ему возможность большего представительства в правительстве, обеспечить равенство секторов и миров вообще. Уж и не знаю, по-моему, такое любому в голову придет, если у него, конечно, имеется голова.

– Ну а как насчет власти Императора? Хочешь, чтобы она была ликвидирована?

Рейч призадумался. Конечно, можно было далеко зайти, высказывая радикальные взгляды, но вот относительно Императора – нет уж, увольте.

– Я такого не говорил, – покачал он головой. – Я не против Императора, только, пожалуй, целой Империи для одного человека многовато будет.

– Дело не в нем одном. Дело в имперской бюрократии, А что скажешь про Гэри Селдона, премьер-министра?

– А что я про него могу сказать? Я про него и не знаю ни фига.

– Стало быть, ты знаешь, что народу следует дать побольше власти, верно?

Рейч напустил на себя смущенный вид.

– Ну, так же Джоранум говорил! Откуда мне знать, как это называется? Слыхал как-то, кто-то назвал это дело «демократией», но я не врубился, что это за штука.

– Демократия – это способ правления, который пытались у себя наладить некоторые миры. Не сказал бы, что дела у них обстояли лучше, чем в других мирах. Так ты демократ?

– Это так называется? – Рейч притворно склонил голову, делая вид, будто глубоко задумался. – Не, чё-то мне не нравится это слово. «Джоранумит» как-то роднее.

– Ясное дело, раз ты далиец…

– Я там токо жил вообще-то.

– …стало быть, ты горой за равенство и всякое такое прочее. Далийцы как угнетенный народ просто созданы для такого образа мыслей.

– А вот я слыхал, что в Сэтчеме тоже многие по-джоранумитски думают. Их-то вроде бы никто не угнетает.

– Тут другая причина. Сэтчемские мэры всегда мечтали стать Императорами. Не слыхал? – Рейч покачал головой. – Восемнадцать лет назад, – сказал мужчина, – была тут такая дамочка, Рейчел, так она еще бы чуть-чуть и скинула бы Императора, Та еще была заварушка. Так что сэтчемцы – народ мятежный, и таких тут больше, чем джоранумитов.

– Я про все такое ничего не знаю, – сказал Рейч. – Я не против Императора.

– Но за то, чтобы власть была у народа, верно? Тебе не кажется, что некий выборный орган мог бы править Империей, не слишком углубляясь в политику и партизанские вылазки?

– Чего? – выпучил глаза Рейч. – Я не понял.

– Скажу попроще. Сможет ли куча народу быстро принять решение в острой ситуации, когда надо что-то решить очень быстро? Или они смогут только сидеть и ругаться?

– Это я не знаю, но только мне сдается, что несправедливо, если за все миры сразу будут чего-то решать несколько людей.

– А сражаться-то за свои взгляды ты готов? Или тебе больше трепаться нравится?

– Сражаться мне покуда никто не предлагал, – сказал Рейч.

– Ну а если бы предложили? Насколько это все для тебя серьезно – демократия твоя, или джоранумитские воззрения? А?

– А чего? И сразился бы, если только от этого чего хорошее вышло бы.

– Храбрый юноша. Стало быть, ты приехал в Сэтчем, чтобы сражаться за свои взгляды?

– Да нет… – смущенно заерзал на стуле Рейч. – Я ведь, сэр, вам сказал: я работу ищу. Щас ведь работу найти непросто, а денег у меня – раз-два и обчелся. Жить-то парню на что-то надо, верно?

– Не спорю. Как тебя зовут?

Вопрос прозвучал неожиданно, но Рейч не замешкался с ответом.

– Планше, сэр.

– Это фамилия или имя?

– Имя вроде.

– Стало быть, как я понял у тебя нет денег и нет образования?

– Похоже, так, сэр.

– И специальности никакой?

– Я не слишком много работал, но готов на все.

– Ясно. Вот что я скажу тебе, Планше…

Мужчина вынул из кармана небольшой белый треугольник, нажал на него, и на поверхности треугольника появились буквы. Мужчина провел по надписи подушечкой большого пальца – и буквы зафиксировались.

– Вот, – сказал он. – Тут написано, к кому обратиться. Как пойдешь, возьми вот это с собой. Там найдется для тебя работа.

Рейч взял у незнакомца треугольник и поглядел на него. Буквы слабо светились, но прочитать Рейч ничего не мог, как ни силился. Он с опаской глянул на мужчину:

– А вдруг скажут: украл?

– Это невозможно украсть. Там моя подпись, а еще – твое имя.

– А если спросят, кто вы такой?

– Не спросят. Скажи только, что тебе нужна работа. Есть шанс устроиться. Ничего не обещаю, но шанс есть. А вот тут написано, как пройти.

И мужчина вручил Рейчу другую карточку. Адрес Рейч разобрал моментально.

– Спасибо, – смущенно пробормотал он.

Мужчина приветливо помахал ему на прощание.

Рейч встал и вышел из бара, гадая, что его ждет впереди.

13

Туда-обратно. Туда-обратно. Туда-обратно…

Глеб Андорин следил взглядам за Намарти, который, заложив руки за спину, расхаживал взад-вперед по комнате, Похоже было, он просто не в силах усидеть на месте, настолько обуреваем страстями.

А Андорин смотрел на него и думал; «Ведь он – не самый умный человек в Империи. Да что там в Империи – и в партии не самый умный. И не самый хитрый, и не самый талантливый. Его то и дело приходится удерживать от опрометчивых решений, и все-таки он всех нас обошел. Мы могли бы сдаться, послать все куда подальше, а он – ни за что на свете. Хотя, кто знает, может, как раз такой человек нам и нужен. Не будет такого, так и вообще ничего не получится».

Намарти резко остановился, словно почувствовал на себе взгляд Андорина, обернулся и сказал:

– Учти, если опять собираешься делать мне внушение из-за Каспалова, лучше не старайся.

– Больно мне надо тебе внушения делать, – слегка пожал плечами Андорин. – Что толку-то? Дело сделано, Вред причинен.

– Какой вред, Андорин? Какой вред?! Если бы я этого не сделал, вред был бы причинен нам! Еще чуть-чуть, и этот человек предал бы нас. Месяц – максимум, и он побежал бы от нас…

– Знаю. Я был там. Я слышал, что он говорил.

– Ну так кому как не тебе понимать, что другого выбора не было. Не бы-ло! Или ты думаешь, будто бы мне по сердцу убивать старого товарища, а? Просто у меня не было выбора.

– Ну ладно, ладно. У тебя не было выбора. Намарти снова принялся мерять шагами комнату.

Через некоторое время он так же резко, как и в первый раз, остановился, обернулся и спросил:

– Андорин, ты в богов веришь?

– В кого? – недоуменно переспросил Андорин.

– В богов.

– И слова такого не слыхал никогда. Что это такое?

– Да нет такого слова в галактическом языке. Сверхъестественные силы. Так веришь или нет?

35
{"b":"2225","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Не такая, как все
Аутентичность: Как быть собой
Сыщик моей мечты
Я большая панда
Цена вопроса. Том 1
Задача трех тел
Чего желает джентльмен