ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Вишня во льду
#Имя для Лис
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Быстро вращается планета
Любая мечта сбывается
Как развить креативность за 7 дней

– Нашего дела? – небрежно переспросил Намарти. Пока Андорин его явно не убедил. – Он что, из наших?

– На самом деле он из никаких. В голове у него жуткая каша, но он хорошо помнит, что Джоранум призывал к равенству секторов.

– Да, была у него такая приманка на крючке, это точно.

– Она и у нас есть, но только этот балбес верит в нее. Только и говорит, что о равенстве и представительстве народа в правительстве. Даже демократию упомянул.

Намарти фыркнул.

– За двадцать тысяч лет не было случая, чтобы демократия долго протянула.

– Это точно, но нам-то какое дело? Главное, что этот придурок просто одержим, и я тебе точно говорю, руководитель; я его как увидел, сразу понял: вот оно, наше орудие, только я все гадал потом, к чему бы его приспособить, к какому делу. А теперь все ясно: его надо заслать на дворцовую территорию в качестве садовника.

– Это как же? Он что-нибудь смыслит в садоводстве?

– Думаю, ни черта не смыслит. Если он и работал, то только на самой неквалифицированной работе. Сейчас он работает водителем тягача, но раз такое дело, надо быстренько обучить его кое-чему из садоводства. Да если он сумеет хотя бы садовые ножницы держать, как полагается, думаю, мы сумеем устроить его помощником садовника. А что нам еще нужно?

– Нам нужен некто, кто мог бы в нужный момент оказаться поблизости от того, кого мы хотим убрать, кто бы при этом не вызвал подозрений.

– А я тебе еще раз повторяю: этот малый – воплощенная честная тупость. Такого невозможно заподозрить в чем-либо дурном.

– И он сделает то, что мы ему велим?

– Как пить дать.

– А как ты с ним познакомился?

– Не я. Сначала его Манелла подцепила.

– Кто-кто?

– Манелла. Манелла Дюбанкуа.

– А, эта твоя деваха, – и Намарти поморщился. – Подруга, так сказать.

– Она многих чья подруга, – сдержавшись, отпарировал Андорин. – Именно потому она так полезна. В людях разбирается превосходно, с первого взгляда понимает, кто что за птица. С этим малым она заговорила потому, что он ей понравился, а Манелле мало кто нравится чуть выше пояса. Так что сам понимаешь, что-то в нем есть, в этом парне, необычное и привлекательное. В общем, она поболтала с ним, – зовут его, кстати, Планше, – а потом подошла ко мне и сказала: «Это то, что тебе нужно, Глеб». А Манелла не ошибается.

– Ну, – с прищуром спросил Намарти, – и как ты думаешь, Андорин, какую же службу сослужит нам это твое восхитительное орудие, если удастся забросить его на дворцовую территорию?

Андорин развел руками.

– Как что? Если все пойдет как надо, он сделает то, что нам нужно, – покончит с нашим дорогим Императором Клеоном I.

Лицо Намарти исказила гримаса ярости.

– Что?! Да ты с ума сошел! Зачем это нам нужно убивать Клеона? Он – наша опора в правительстве. Он – то прикрытие, под сенью которого мы сможем править. Он – наш мандат законности. Где твои мозги? Он нужен нам, как марионетка. Он нам не будет мешать, а наша позиция из-за его присутствия будет сильнее.

Добродушное лицо Андорина залилось краской. Юмор, с которым он говорил до этого мгновения, враз улетучился.

– Так чего же ты хочешь, в конце-то концов? Что задумал? Я уже устал гадать!

Намарти поднял руку.

– Тихо, тихо. Спокойно, не кипятись. Ничего ужасного. Ну, ты сам подумай. Кто погубил Джоранума? Кто сорвал все наши планы десять лет назад? Все этот проклятый математик! Империей теперь правит он со своей дурацкой болтовней насчет психоистории. Клеон – нуль без палочки. Избавиться нам нужно от Гэри Селдона. Это его я пытался выставить в дурацком свете, представить беспомощным идиотом, не способным сделать ровным счетом ничего, когда по всему Трентору бушует одна авария за другой. Это к его порогу должны были сыпаться все несчастья! Он должен был оказаться во всем виноватым! И когда, – потирая руки, злорадно усмехнулся Намарти, – ему придет конец, вся Империя радостно вздохнет, головизионные новости взахлеб будут трезвонить о том, как теперь все будет славно и хорошо. Пускай все будут знать, кто виновник аварий, – это не будет иметь ровным счетом никакого значения.

Он поднял руку и нанес ею воображаемый удар – словно поразил невидимого противника в самое сердце.

– А на нас будут смотреть, как на героев, как на спасителей Империи. А? Понял теперь? Ну что, сумеет твой самоотверженный юноша прикончить Гэри Селдона?

К Андорину наконец вернулось самообладание – по крайней мере, внешне.

– Уверен, он сумеет. Чего тут не суметь? – сказал он с напускной небрежностью. – Клеона он худо-бедно уважает. Ты же знаешь, для простолюдинов Император окружен поистине мистическим ореолом. – Андорин едва заметно выделил слово «ты», и Намарти нахмурился. – К Селдону он таких чувств не питает.

Вот так сказал Андорин, но внутри у него бушевала ярость. Нет, он совсем не этого хотел. Он был обманут.

14

Манелла откинула волосы со лба и улыбнулась Рейчу.

– Я же говорила, что тебе это ничего не будет стоить.

Рейч зажмурился и почесал обнаженное плечо.

– Может, теперь стребуешь?

Она пожала плечами и озорно улыбнулась.

– Почему?

– А почему нет?

– Да потому, что я имею право делать, что хочу. Получать удовольствие, например.

– Со мной?

– По-моему, тут больше никого нет.

После длительной паузы Манелла промурлыкала:

– Да тебе все равно столько не наскрести. Как твоя работа, а?

– Да так… Лучше, чем ничего. Честно, лучше. Это ты того мужика уговорила меня нанять?

Манелла медленно покачала головой.

– Ты про Глеба Андорина? Я его ни о чем не просила. Просто сказала, что ты забавный малый.

– А он не рассердится, что ты и я…

– С чего бы это ему сердиться? Это не его дело. И не твое, между прочим.

– А он кто? В смысле, кем работает?

– Похоже, он вообще не работает. Он богатенький. Какой-то родственник прежних мэров.

– Каких? Сэтчемских?

– Ага. Терпеть не может имперское правительство. Ну, да и все мэры его терпеть не могли. Он говорит, что Клеона надо… – Манелла запнулась. – Что-то я разболталась. Смотри не вздумай кому-нибудь сказать такое.

– Я? Да я и не слыхал ничего, И слушать не собираюсь.

– Вот и умница.

– Ну так и что Андорин-то? Он что, большой джоранумит? Важная шишка тут?

– Понятия не имею.

– Он что, про такое не разговаривает?

– Со мной – нет.

– О-о-о! – протянул Рейч, стараясь не выказать обиды.

Манелла пытливо поглядела на него.

– А что это ты так им интересуешься?

– Да хочу затесаться к ним. Может, продвинусь получше. Работенка там почище, денежек погуще. Ну, сама понимаешь.

– Может, Андорин тебе и подсобит. Ты ему нравишься. Это я точно знаю.

– А нельзя ли, чтобы я ему еще больше понравился, а?

– Попробую. Почему бы и нет? Ты же мне нравишься. Очень…

Рейч нежно погладил плечо Манеллы. Как ему хотелось забыться и думать только о ней, а не о делах…

15

– …Глеб Андорин, – проговорил Селдон, устало потирая глаза.

– Кто он такой? – спросила Дорс холодно.

С тех пор как уехал Рейч, она все время была холодна с Гэри.

– До последнего времени я о нем даже не слышал, – ответил Селдон. – Видишь, каково управляться с планетой, где живет сорок миллиардов человек? Никого не знаешь, ни о ком не слышишь, кроме тех, кто каждый день маячит перед глазами. При всем том, что на каждого жителя Трентора имеется компьютерное досье, он все равно остается планетой, населенной инкогнито. О людях мы судим по регистрационным номерам да по статистике, но кто за этим всем скрывается? Добавь сюда еще двадцать пять миллионов Внешних Миров, и диву даешься, как это Галактическая Империя ухитрилась просуществовать столько тысячелетий. Наверное, только потому, что движима инерцией. Но вечных двигателей не существует, и скоро этому движению должен прийти конец.

37
{"b":"2225","o":1}