ЛитМир - Электронная Библиотека

– Довольно философствовать, Гэри, – оборвала его Дорс. – Кто этот Андорин?

– Он из тех, о ком мне следовало бы знать. Мне удалось упросить чиновников из службы безопасности навести о нем справки. Он – член династии сэтчемских мэров, и не просто член, а самый известный. Только поэтому он и значится в файлах службы безопасности. Они говорят, что он человек заносчивый, но слишком большой повеса, для того чтобы они за ним следили.

– Он связан с джоранумитами?

Селдон пожал плечами.

– У меня такое впечатление, что о джоранумитах служба безопасности вообще понятия не имеет. Это может означать, что либо джоранумитов не существует, либо, если они все же существуют, мало чем отличились. Однако это может означать и другое: что служба безопасности попросту ими не интересуется. И как их вынудить ими заинтересоваться, ума не приложу. Спасибо, хоть эти сведения удалось вытрясти из них. И это при том, что я – премьер-министр!

– Может быть, ты не очень хороший премьер-министр? – сухо спросила Дорс.

– При чем тут «может быть»? Пожалуй, за несколько столетий не было менее подходящей кандидатуры на этот пост, чем я. Но к деятельности службы безопасности это не имеет ровным счетом никакого отношения. Она представляет собой самое независимое из подразделений правительства. Сомневаюсь, чтобы сам Клеон был досконально осведомлен о том, чем они занимаются, хотя, по идее, директор службы безопасности обязан время от времени отчитываться перед ним. Поверь, Дорс, если бы мы больше знали о том, что поделывает наша служба безопасности, мы бы попытались учесть их действия и обратить их в форму психоисторических уравнений.

– Но скажи, офицеры службы безопасности хотя бы на нашей стороне?

– Думаю, да, но поклясться не могу.

– А почему ты вдруг заинтересовался этим, как его там?

– Глебом Андориным. Весточку от Рейча получил.

– Что же ты молчал! – воскликнула Дорс. Глаза ее радостно вспыхнули. – Как он? Все в порядке?

– Похоже, что так, но очень надеюсь, что он больше не будет посылать мне известий. Если его поймают на передаче информации, тогда у него вряд ли все будет в порядке. Во всяком случае, он наладил контакт с этим Андориным.

– И с джоранумитами?

– Не думаю. Тут, похоже, нет никакой связи. В движении джоранумитов участвовали, как правило, выходцы из рабочего класса – это, так сказать, пролетарское движение. А Андорин – аристократ из аристократов. Что у него может быть общего с джоранумитами?

– Но раз он из династии сэтчемских мэров, он может стремиться к императорскому престолу, верно?

– Они к нему давно стремятся. Рэйчел не забыла? Она – тетка Андорина.

– А тебе не кажется, что он может смотреть на джоранумитов как на средство для достижения цели?

– Если они существуют. Если да и если Андорину действительно нужно средство для достижения цели, я думаю, он должен скоро понять, что играет в опасную игру. У джоранумитов – если они существуют – должны быть свои собственные планы, и человек вроде Андорина обожжется, связавшись с ними. Это все разно, что пытаться оседлать грети.

– «Грети»? Что это такое?

– Какое-то вымершее животное, жутко свирепое, судя по всему. На Геликоне есть такая поговорка. «Если сел верхом на грети, слезть уже не сможешь. Слезешь – он тебя сожрет». Что-то вроде того. И еще… – добавил Селдон немного погодя. – Похоже, Рейч познакомился с женщиной, которая дружна с Андорином и которая, как кажется Рейчу, сможет стать для него ценным источником информации. Видишь, я тебе все честно рассказываю, чтобы ты потом не обвиняла меня, что я, дескать, что-то от тебя скрывал.

Дорс, нахмурилась.

– Женщина? Что за женщина?

– Насколько я могу догадываться, она из тех, что знакомы со многими мужчинами, которые в интимные минуты могут наговорить ей лишнего.

– Ах, из «этих» … – Дорс нахмурилась еще сильнее, – Бедняжка Рейч. Как подумаю, что он…

– Ну-ну, Рейчу тридцать лет, и опыта не занимать. Разберется сам с этой женщиной, да и не только с этой. Ты думаешь, – вздохнул Селдон, и Дорс увидела, как страшно он изможден, – мне это нравится? Думаешь, мне нравится все это?

И Дорс не нашлась, что ему ответить.

16

Джембол Дин Намарти никогда не отличался вежливостью и обходительностью. А за десять лет конспиративной работы он стал еще более дерганым и желчным.

– Долго же ты добирался, Андорин, – раздраженно проговорил он, поднимаясь со стула.

– Добрался же в конце концов, – пожал плечами Андорин.

– Ну а где твой молодой человек, твое восхитительное орудие. Ну, где он?

– Появится в свое время.

– Почему не сейчас?

Андорин немного наклонил голову, словно обдумывая, что бы такое ответить, и вдруг– резко выпалил:

– Я не желаю приводить его сюда до тех пор, пока не выясню некоторых обстоятельств.

– Что это значит?

– По-моему, мы с тобой на одном языке говорим? Я желаю знать, как давно ты задумал избавиться от Гэри Селдона?

– Давно? Я всегда этого хотел! Всегда! Что, трудно понять? Мы имеем полное право отомстить ему за то, что он сделал с Джо-Джо. Пускай он бы даже этого не делал, все равно: он премьер-министр, значит, его надо убрать с дороги.

– Но убрать надо в первую очередь не его, а Клеона. Кле-о-на! Если не только его, значит, его вместе с Селдоном.

– Чем тебе мешает эта марионетка?

– Намарти, ты не вчера родился. Я не заботился объяснять тебе, каковы мои собственные интересы, потому что не считал тебя законченным идиотом. Сам мог бы понять. Какое мне дело до ваших планов, если они не предусматривают замену царствующей особы?

Намарти расхохотался.

– Ты не ошибся, Андорин. Я давно понял, что мы для тебя – только ступень в достижении дели, приступочка, ступив на которую, ты мечтаешь взобраться на трон.

– А ты чего-нибудь другого ожидал?

– Вовсе нет. Я, значит, строй планы, рискуй, а потом, когда все будет сделано, все тебе достанется? Здорово, правда?

– Да, здорово, потому что ты тоже не с пустыми руками останешься. Разве не ты станешь премьер-министром? Разве ты не сможешь рассчитывать на всяческую поддержку нового Императора, который не питает к тебе никаких чувств, кроме благодарности? Разве я не стану, – Андорин презрительно усмехнулся, и процедил сквозь зубы последние слова: – новой марионеткой?

– Так ты об этом мечтаешь? Стать марионеткой?

– Я мечтаю стать Императором. Я давал вам деньги, когда их у вас не было. Я давал вам людей, когда вам их но хватало. Я дал вам все, что было нужно для того, чтобы воссоздать вашу организацию здесь, в Сэтчеме. И я даже сейчас имею возможность забрать все, что дал.

– Я так не думаю.

– Хочешь рискнуть? Только не думай, что мне можно угрожать, как ты угрожал Каспалову. Если с моей головы хоть волос упадет, в Сэтчеме вы ни на секунду не задержитесь, и посмотрим, в каком еще секторе найдутся дураки, чтобы снабжать вас всем необходимым.

– Значит, ты настаиваешь на том, чтобы Император был убит.

– Я не сказал «убит». Он должен быть низвержен. Остальное сам придумай.

Последнюю фразу Андорин произнес, сопроводив ее поистине царским жестом – таким небрежным и милостивым одновременно, словно уже и впрямь восседал на троне.

– И тогда ты будешь Императором?

– Да.

– Нет, не будешь. Тебя убьют, но я тут буду ни при чем. Андорин, позволь, я дам тебе несколько советов. Если Клеон будет убит, встанет вопрос о наследовании престола, и императорские гвардейцы примутся как можно скорее уничтожать одного за другим всех представителей сэтчемской династии мэров – тебя укокошат в первую голову. А вот если будет убит только премьер-министр, ты останешься в живых.

– Почему?

– Да потому, что премьер-министр – это всего-навсего премьер-министр. Они прихода и уходят. Кто знает? Может, Клеон сам так устал от него, что подстроил это покушение? А уж мы позаботимся о том, чтобы именно такие слухи распространились. Тогда императорская гвардия опешит, а нам только того и надо будет – мы успеем быстро создать новое правительство. Не исключено, что все только «спасибо» скажут за убийство Селдона.

38
{"b":"2225","o":1}