ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понимаю, и совершенно с вами согласен, маэстро.

– По правде сказать, – смущенно проговорил Селдон, – я себя чувствую крайне неловко, когда речь идет о фундаментальных психоисторических уравнениях Селдона. Но беда в том, что это вошло в привычку, и тут уж ничего не поделаешь.

– Прошу простить меня, маэстро, но вы заслуживаете такого исключения. В конце концов, это же вам принадлежит заслуга изобретения самой науки психоистории… Но если не возражаете, мне бы хотелось еще поговорить относительно вашей предстоящей встречи с генералом Теннаром.

– В смысле?

– Я все время думаю о том, как бы сделать так, чтобы вы вообще не виделись с ним, не говорили, не имели с ним дела.

– Как же, интересно, я могу избежать встречи с ним, если он вызывает меня для консультации?

– Сошлитесь, к примеру на нездоровье и отправьте кого-нибудь вместо себя.

– Кого же?

Элар молчал, но ответ был Селдону ясен.

– Вас?

– Почему бы и нет? Думаю, у меня неплохо получилось бы. Я – земляк генерала, а это уже кое-что. А у вас дел по горло, вы человек немолодой, словом, нетрудно будет уговорить его, что вы себя неважно чувствуете. А если я встречусь с ним вместо вас, маэстро, – вы уж меня простите – выкрутиться я сумею получше вас.

– То бишь соврать.

– Если потребуется.

– Для вас это будет очень рискованно.

– Не слишком. Сомневаюсь, чтобы он отдал приказ меня казнить. Если он почему-либо разозлится на меня, а это вполне возможно, я могу начать просить и умолять о пощаде – ну, или вы за меня попросите – молодой, дескать, неопытный. В любом случае, уж лучше мне попасть в беду, чем вам. Я думаю о Проекте, который без меня обойтись может, а вот без вас – нет.

Селдон нахмурился и сказал:

– Нет, Элар, я не собираюсь прятаться за вашей спиной, Если генерал хочет меня видеть он увидит. С какой стати я должен дрожать от страха и просить вас из-за меня идти на риск? За кого вы меня принимаете?

– За честного и благородного человека, в то время как это дело для хитреца.

– Постараюсь быть похитрее, если понадобится. Зря вы меня недооцениваете, Элар.

Элар обреченно пожал плечами.

– Ну ладно, что поделаешь. Вы же понимаете, спорить с вами я не могу.

– Правда, Элар, зря вы затеяли это дело с отсрочкой. Честное слово, я бы лучше улизнул с юбилея и встретился с генералом. Вы отлично знаете, что все эти торжества – не моя идея, – ворчливо закончил Селдон.

– Простите… – пробормотал Элар.

– Ну ладно, не расстраивайтесь, – смущенно проговорил Селдон. – Поживем – увидим.

Он развернулся и вышел. О, как ему порой хотелось, чтобы все шло как по маслу, как ему хотелось, чтобы Проект стал подобен совершенному, великолепно отлаженному механизму, чтобы ему не нужно было что-либо улаживать с подчиненными. Недостижимая мечта! Чтобы такого добиться, нужно было не просто угробить на это остаток жизни и забыть о психоистории, нужно было иметь соответствующий характер.

Селдон вздохнул и отправился потолковать с Амарилем.

10

В кабинет Амариля он вошел без звонка.

– Юго, – объявил он с порога, – моя встреча с генералом Теннаром отложена.

Селдон присел на краешек стула рядом с Амарилем и принялся ждать, когда тот оторвется от работы. Наконец Амариль соизволил глянуть на него.

– И чем он это объясняет?

– Да не в нем дело. Кое-кто из наших математиков состряпал коллективное прошение об отсрочке моей поездки к генералу, дабы, понимаешь ли, не расстраивать юбилейные торжества. Все это мне жутко не нравится.

– Почему же ты тогда им позволил отправить такое прошение?

– Ничего я не позволял! Просто самодеятельность какая-то. Согласен, – поморщился Селдон, – есть тут доля моей вины. Я так долго вздыхал по поводу своего шестидесятилетия, что все решили, будто юбилей меня подбодрит.

– Ну что ж, – прищурился Амариль, – воспользуемся этой неделей.

Селдон напрягся, нахмурился.

– Что-нибудь не так?

– Нет. Пока все в порядке, но не мешает лишний раз проверить. Понимаешь, Гэри, какая штука… Впервые за тридцать лет психоистория добралась до такого состояния, что появилась возможность – реальная возможность – сделать прогноз. Это сущая малость – крошечная точка на громадном континенте человечества, но лучшего нам пока не суждено было добиться. Значит, так… Мы хотим воспользоваться достигнутым, узнать, каков механизм наших достижений, доказать самим себе, что психоистория стала тем, чего мы от нее ожидали: прогностической наукой. А потому не помешает проверить, не проглядели ли чего. Даже этот крошечный прогноз – дело весьма и весьма сложное, и поэтому неделя очень пригодится.

– Ну хорошо. Перед тем как отправиться на встречу с генералом, я побеседую с тобой – может быть, ты мне что-то подскажешь в последний момент. А пока, Юго, никакой утечки информации – никому ни слова. Понимаешь, если все сорвется, мне бы не хотелось, чтобы сотрудники пали духом. Провал мы как-нибудь с тобой переживем, и предпримем новую попытку.

– Мы с тобой… – закинув руки за голову, печально проговорил Амариль. – А помнишь, когда-то так оно и было – мы с тобой?

– Отлично помню и часто тоскую по тем временам. Правда, тогда у нас не было…

– Даже Главного Радианта, не говоря уже об электрофокусировщике.

– И все-таки это были славные деньки.

– Славные, – согласно кивнул Амариль и улыбнулся.

11

Университет преобразился до неузнаваемости, и Селдон ничего не мог с собой поделать – ему это понравилось.

Главные помещения, занимаемые сотрудниками Проекта, заиграли разноцветной подсветкой, в воздухе возникли голографические изображения Селдона в разных местах и в разное время, образы улыбающейся молоденькой Дорс и Рейча-подростка, еще, так сказать, непричесанного и неприглаженного. Селдона и Амариля – тоже удивительно молодых, склонившихся над компьютерами. Даже Демерзеля не забыли – и его изображение красовалось в этой галерее, и, увидев его, Селдон глубоко вздохнул и ощутил, как ему не хватает старого друга, чье присутствие вселяло в него уверенность в сегодняшнем и завтрашнем дне.

А вот изображения Императора Клеона в галерее не было, но не потому, что его невозможно было раздобыть, а потому, что теперь, во времена, когда правила хунта, неразумно было бы напоминать людям о прошлом.

Все светилось и сверкало вокруг. Университет стал совершенно непохожим на строгое учебное заведение – Селдон его таким никогда не видел. Ухитрились даже убрать искусственный свет на внутренней поверхности купола, а здание университета сияло и переливалось в темноте всеми цветами радуги.

– Целых три дня! – в восторге и ужасе воскликнул Селдон.

– Да, три дня, – кивнула Дорс. – На меньшее университет не согласился.

– Но расходы какие! А сколько труда во все это вложено! – нахмурившись, покачал головой Селдон.

– Затраты минимальны, – возразила Дорс, – по сравнению с тем, что ты сделал для университета. А работали все добровольно и в свободное время, в основном, студенты.

Перед изумленным взором Селдона возникла панорама зданий университета, напоминавшая сказочный воздушный замок, и он не смог сдержать восхищенной улыбки.

– Доволен? – усмехнулась Дорс. – Вот видишь, ты только и делал, что ныл и ворчал, как тебе не по сердцу все эти юбилейные приготовления, цель которых, видите ли, только намекнуть на то, какой ты старый, – да ты бы сам на себя поглядел – весь светишься!

– Честное слово, так приятно!.. Я себе ничего подобного даже представить не мог!

– Чему удивляться? Ты же идол, Гэри. Весь мир, вся Империя знает о тебе.

– Нет-нет, – возразил Селдон, – это неправда. Никто обо мне ничего не знает и, уж конечно, ничего не знает о психоистории, никто, кроме сотрудников Проекта. Да и сотрудники знают далеко не вес.

– Все это не имеет значения, Гэри. Главное – ты. Квадриллионы людей, которые ничего не знают о тебе и твоей работе, знают, что Гэри Селдон – величайший математик в Империи.

51
{"b":"2225","o":1}