ЛитМир - Электронная Библиотека

Дорс Венабили целых десять лет прожила па дворцовой территории. Будучи женой премьер-министра, она имела пропуск на территорию, и могла совершенно свободно как уходить с территории дворца, так и возвращаться обратно. На пропуске стояли ее отпечатки пальцев.

В суматохе, последовавшей за убийством Клеона, никому и в голову не пришло отбирать у нее пропуск, и вот теперь, в первый раз после того кошмарного дня, ей нужно было пройти на дворцовую территорию, и она могла это сделать.

Она всегда прекрасно понимала, что такая возможность у нее только одна – другой не будет, поскольку при проверке пропуск будет сразу же арестован; но сейчас был как раз тот самый, единственный случай, когда это было необходимо.

Как только она вышла из-под купола под открытое небо, уже смеркалось и стало заметно холоднее. Под куполом даже ночью всегда было немного светлее, чем на открытом пространстве, а днем – немного темнее, А уж что касается температуры воздуха, то, конечно, под куполом всегда было теплее.

Большинство тренторианцев об этом даже не задумывались, поскольку всю жизнь, от рождения до смерти, жили под куполами. Дорс же ничуть не удивилась перемене погоды, но это не имело значения.

Она пошла по главной дороге от гостиницы к дворцовой территории. Дорога была прекрасно освещена, так что все было отлично видно.

Дорс знала, что по дороге ей и ста метров не пройти – тут же остановят. А может, и того меньше – хунта переживала неспокойные времена. Ее обязательно заметят.

Предчувствия ее не обманули. Ехавший навстречу приземистый автомобиль затормозил рядом с ней, и охранник окликнул ее:

– Что вы здесь делаете? Куда направляетесь?

Дорс пропустила его вопросы мимо ушей и пошла дальше.

– Стой! – крикнул охранник, выскочил из машины, а Дорс только того и надо было.

Охранник довольно небрежно держал свой бластер – прицеливаться не собирался, просто демонстрировал наличие оружия.

– Ваш регистрационный номер, – потребовал он.

– Вашу машину, – отпарировала Дорс.

– Чего-чего? – недоуменно переспросил охранник. – Регистрационный номер да побыстрее!

Тут уж он поднял бластер.

– Ни к чему вам мой регистрационный номер, – спокойно проговорила Дорс и как ни в чем не бывало двинулась на охранника.

Тот сделал шаг назад.

– Если вы немедленно не остановитесь и не покажете свой регистрационный номер, я выстрелю.

– Нет! Бросьте бластер.

Охранник поджал губы, палец его вот-вот должен был нажать кнопку, но…

Потом он никак не мог объяснить, как же все произошло. Он только твердил; «Откуда мне было знать, что это Тигрица?» (О, настанет день, когда он будет гордиться этой встречей!) «Она рванулась ко мне на бешеной скорости, я и понять ничего не успел. Только я собрался пальнуть в нее – я-то думал, это сумасшедшая баба какая-то, а она как кинется… и все»

Дорс крепко ухватила руку охранника, сжимавшую бластер, и рывком подняла ее вверх.

– Бросай бластер, слышишь? – прошипела она. – А не то руку сломаю, понял?!

У охранника сжалось сердце, он ни вдохнуть ни выдохнуть не мог. Сообразив, что выбора у него нет, он разжал пальцы и бросил бластер.

Дорс отпустила его руку, но, прежде чем он успел опомниться, нацелила на пего его же собственное оружие.

– Детекторы твои на месте, надеюсь? – насмешливо спросила она. – Только не торопись сообщать о происшествии. Пораскинь мозгами, что начальникам скажешь, очень тебе советую. То, что ты не сумел задержать невооруженную женщину, которая отобрала у тебя бластер, вряд ли им понравится – вылетишь со службы к чертям собачьим.

На глазах у остолбеневшего охранника Дорс завела машину и, набирая скорость, поехала по главной трассе. Десятилетний перерыв сказался – она не могла точно понять, куда едет. Она ехала в служебном автомобиле – что правда, то правда, и вряд ли ее теперь должны были сразу остановить. Однако нужно было торопиться, поскольку она скорее хотела добраться до места. Машина набрала скорость и помчалась, выдавая под двести километров в час.

Такая скорость привлекла внимание. Из радио, установленного в машине, понеслись встревоженные крики с требованиями объяснить, почему автомобиль набрал такую скорость, и довольно скоро детекторы показали, что следом за Дорс гонится другой автомобиль.

Дорс понимала, что объявлена тревога, и впереди ее уже ждут другие машины, но что с ней могут сделать? Вряд ли ее пристрелят – наверняка захотят узнать, кто же она такая.

У въезда на дворцовую территорию ее действительно поджидали две машины. Дорс как ни в чем не бывало остановила свой автомобиль, и зашагала к зданию.

Двое охранников, судя по выражению их лиц, страшно удивленные тем, что из машины, только что мчавшейся на полной скорости, вышел не охранник, а женщина без формы, загородили дорогу Дорс.

– Что вы здесь делаете? В чем дело?

– У меня важное сообщение для полковника Хендлера Линна, – спокойно ответила Дорс.

– Да ну? – осклабился один из охранников, которых стало уже четверо. – Регистрационный номер, пожалуйста.

– Не задерживайте меня.

– Я сказал: регистрационный номер.

– Мне некогда.

– Слушай, – неожиданно сказал один из охранников, – знаешь, на кого она похожа? На бабу прежнего премьер-министра, доктора Венабили. Тигрицу.

Охранники немного опешили, но все-таки один из них твердо объявил:

– Вы арестованы.

– Неужели? – усмехнулась Дорс. – Если я – Тигрица, вам должно быть известно, что я сильнее каждого из вас, и реакция у меня отменная. У меня другое предложение: проведите меня внутрь – все четверо, и посмотрим, что скажет полковник Линн.

– Вы арестованы, – повторил охранник и сразу четыре бластера нацелились на Дорс.

– Ну что ж, – снова усмехнулась она, раз вы так настаиваете…

Резкое движение – и сразу двое охранников скрючились на земле, охая и постанывая, а у Дорс в обеих руках оказалось по бластеру.

– Я не хотела делать им больно, – объяснила она, – но очень может быть, что запястья у них сломаны. Вас теперь двое, а стреляю я быстрее вас. Только двиньтесь, только шевельнитесь, и я сделаю то, чего мне делать не хотелось бы, – прикончу вас обоих. Лучше не доводите меня до этого.

Охранники, утратив дар речи, застыли, как каменные.

– Я еще раз предлагаю вам проводить меня к полковнику, – сказала Дорс, – а потом найти того, кто окажет медицинскую помощь вашим товарищам.

Однако предложение ее оказалось излишним. Полковник Линн собственной персоной вышел из кабинета.

– Что здесь происходит? Что вес это…

Дорс обернулась к нему.

– А, это вы. Позвольте представиться. Я доктор Дорс Венабили, жена профессора Гэри Селдона. Я пришла повидаться с вами по исключительно важному делу. Эти четверо не пускали меня, и в итоге мне пришлось обойтись с ними не слишком вежливо. Отошлите их куда-нибудь и позвольте мне переговорить с вами. Я не желаю вам ничего дурного.

Лини хмуро поглядел на охранников и перевел взгляд на Дорс.

– Не желаете мне ничего дурного? Имейте в виду, четверо охранников с вами не справились, но по первому моему зову явятся четыреста.

– Пусть являются. Но как бы они ни спешили, они все равно не успеют ко времени, если я решу пристрелить вас. Отпустите охрану, и давайте поговорим по-человечески.

Линн дал охранникам приказ удалиться и сказал:

– Хорошо. Входите, поговорим. Но позвольте предостеречь вас, доктор Венабили, память у меня отменная.

– И у меня, – кивнула Дорс и вошла вместе с Линном в его кабинет.

15

С подчеркнутой любезностью Линн поинтересовался:

– Объясните мне толком, доктор Венабили, зачем вы здесь?

Дорс улыбнулась – не сердито, но и не ласково.

– Прежде всего – для того, чтобы вы поняли, что я могу попасть сюда.

– А?

– Вы не ослышались. Моего мужа повезли на встречу с генералом Теннаром в правительственном автомобиле под охраной. Я покинула гостиницу почти одновременно с ним, а сюда добралась раньше. Мне пришлось столкнуться с пятью охранниками, включая и того, у которого я позаимствовала машину, чтобы добраться до вас. Но их могло быть и пятьдесят.

55
{"b":"2225","o":1}