ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом напротив
Снеговик
С того света
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Мама для наследника
Русалка высшей пробы
Укрощение строптивой
Девушка, которая играла с огнем

– Пока – да, – согласился Амариль. – Но ты погляди, что будет, когда я его включу.

И включил. В комнате погас свет, и она наполнилась разноцветными светящимися точками.

– Видишь? А сейчас я увеличу изображение, и все эти точки превратятся в разные математические значки.

Так он и сделал. Казалось, что-то прошелестело в воздухе, и кругом запестрели самые разнообразные знаки – буквы, цифры, стрелочки и линии; ничего подобного Ванда раньше не видела.

– Ну, разве не красиво? – спросил Амариль.

– Да, красиво, – проговорила Ванда, придирчиво разглядывая значки и уравнения, которые (она этого, конечно, не знала и знать не могла) обозначали возможные варианты будущего. – Только вот этот кусочек мне не нравится. Он какой-то неправильный, – и она ткнула пальцем в уравнение, расположенное слева от нее.

– Неправильное? Почему тебе кажется, что оно неправильное? – нахмурился Амариль.

– А потому что оно… некрасивое. Я бы его как-нибудь переделала.

Амариль нервно откашлялся.

– Ну-ка, дай-ка я его увеличу… – сказал он, и уравнение приблизилось, Юго, прищурившись, принялся разглядывать его.

– Спасибо тебе большое, дядя Юго, – сказала Ванда, – за эти красивые огоньки. Может быть, я когда-нибудь пойму, что они значат.

– Вот и хорошо. Надеюсь, ты немножко развеселилась?

– Чуть-чуть, спасибо, – пробормотала Ванда, и слегка улыбнувшись, вышла из кабинета.

Амариль был уязвлен в самое сердце. Он терпеть не мог, когда кто-либо высказывал критические замечания в адрес Главного Радианта – тем более двенадцатилетняя девочка… ничего в нем не смыслившая.

Он и помыслить не мог, что с этого мгновения началась революция в психоистории.

4

Ближе к вечеру Амариль зашел в кабинет Гэри Селдона. Это и само по себе было крайне необычно, поскольку Юго практически никогда не покидал своего кабинета – даже для того, чтобы поговорить с коллегами, работавшими у него за стеной.

– Гэри, – хмуро и обескураженно проговорил Амариль. – Случилось нечто странное. Странное, просто невероятное.

Селдон с грустью смотрел на Амариля. Тому было всего пятьдесят три, но выглядел он намного старше – сутулый, изможденный. Когда Гэри напирал, Юго неохотно отправлялся на медицинское обследование, и все врачи в один голос советовали ему на время оставить работу (кое-кто советовал вообще уйти на пенсию) и отдохнуть. «Только так, – говорили доктора, – он мог бы поправить здоровье. А не то…» Селдон слушал и обреченно качал головой. «Стоит отнять у него его работу, и он умрет еще скорее – умрет несчастным. Нет выбора».

Тут Селдон понял, что находился в забытьи и не расслышал о чем ему поведал Юго.

– Прости, Юго, – пробормотал он. – Я отвлекся. Повтори, пожалуйста.

– Я сказал, что случилось нечто из ряда вон выходящее.

– Что же, Юго?

– Дело в Ванде. Она заходила ко мне… знаешь, она очень грустная.

– Почему?

– Наверное, из-за второго ребенка.

– Ах да… – виновато нахмурился Селдон.

– То есть она так и сказала, и плакала, уткнувшись мне в плечо. Признаться, Гэри, я и сам расплакался. А потом решил се утешить и развеселить. В общем, решил показать ей Главный Радиант.

Тут Амариль несколько растерялся – похоже было, он пытается подобрать слова, чтобы рассказать, что же случилось потом.

– Ну, Юго? И что дальше?

– Ну… она смотрела на разноцветные огоньки, и я увеличил один участок, а именно – 42Р254. Помнишь?

– Нет, Юго, – смущенно улыбнулся Селдон. – У меня не такая память на уравнения, как у тебя.

– А надо было бы запомнить, – покачал головой Амариль. – Как же можно работать, если… ну да ладно, не сердись. Хочу обрадовать тебя: Ванда указала на один участок и сказала, что он неправильный. По ее мнению, он… некрасив.

– Чему радоваться-то? Вкусы у нас у всех разные.

– Не спорю, но я потом, после ее ухода, долго думал… Гэри, с этим кусочком действительно не все в порядке. Программирование было с погрешностями, и именно тот кусочек, который не понравился Ванде, оказался неправильным. И скажу тебе честно, он-таки некрасивый.

Селдон выпрямился и нахмурил брови.

– Погоди, Юго, я хочу понять. Она ткнула куда-то пальцем, сказала, что это некрасиво и оказалась права.

– Да. Именно ткнула пальцем, но не просто куда-то. Она очень точно показала место.

– Но это просто невероятно.

– Но это произошло. Я же своими глазами видел.

– Я не говорю, что этого не было, Я говорю, что это просто какое-то удивительное совпадение.

– Да? А как ты думаешь, ты, со своим знанием психоистории, со своим многолетним опытом, мог бы бросить небрежный взгляд на новую систему уравнений и тут же объявить, что часть системы неверна?

Селдон пожал плечами.

– Юго, а почему ты увеличил именно эту систему уравнений? Что заставило выбрать именно ее?

Амариль пожал плечами.

– Ну возможно… это совпадение, если хочешь. Просто нажал кнопки, и все.

– Не может быть, чтобы это было совпадение… – пробормотал Селдон, умолк, глубоко задумался и наконец задал тот вопрос, после которого начатая Вандой революция в психоистории набрала ход.

– Юго, – спросил Селдон, – а у тебя самого эти уравнения раньше не вызывали никаких сомнений? Была причина заподозрить, что с ними не все ладно?

Амариль сунул руки в карманы куртки, пожал плечами.

– Вроде бы была… Видишь ли…

– Так вроде бы или действительно была?

– Точно, была. Я когда вводил эту систему, засомневался – у меня даже рука потянулась к программирующему устройству. Вроде бы, ничего особенного, но было какое-то внутреннее беспокойство. Да дел было по горло, и я все оставил, как есть. А потом… Ванда показала на это самое место, и я решил окончательно все проверить. В противном случае я бы просто махнул на это рукой – мало ли чего скажет ребенок.

– И ты выбрал именно эту систему уравнений, чтобы показан. Ванде? Словно она вытащила эту мысль наружу из твоего подсознания?

– Кто знает? – пожал плечами Амариль.

– А как раз перед тем как это случилось, вы, обнявшись, плакали? – Амариль еще более растерянно пожал плечами. – Похоже, я понимаю, что произошло, Юго, – сказал Селдон. – Ванда прочла твои мысли.

Амариль вскочил как ужаленный.

– Это невозможно! – воскликнул он.

– Селдон медленно проговорил:

– Я знал когда-то человека, обладавшего такими способностями… Но он… – Селдон немного помолчал, вспоминая Эдо Демерзеля, известного ему под настоящим именем – Дэниел, – Он был больше, чем человек, и его способность читать мысли, направлять людей на те или иные поступки была ментальной способностью. Может быть, у Ванды такая способность тоже есть.

– He могу поверить, – упрямо мотнул головой Амариль.

– Я – могу, – сказал Селдон и вздохнул, – но что с этим делать, ума не приложу.

Туманно, отдаленно почувствовал он поступь революции в психоистории – но только туманно…

5

– Папа, – сокрушенно обратился Рейч к отцу, – ты неважно выглядишь.

– Да, – кивнул Селдон. – Зверски устал, А ты как?

Рейчу уже исполнилось сорок четыре, и в его волосах мелькала седина, но предмет его всегдашней гордости – усы – оставались густыми и черными. Настоящие далийские усы. Селдон порой подумывал, уж не красит ли Рейч их, однако понимал, что спрашивать об этом сына лучше не надо.

– Ну, ты на время освободился от лекций? – спросил Селдон.

– Да, ненадолго. Как я рад быть дома, видеть Манеллу, Ванду и тебя, па!

– Спасибо, сынок. Но у меня, Рейч, для тебя новости. Придется покончить с лекциями. Ты мне нужен здесь.

Рейч нахмурился:

– Зачем?

Отец дважды поручал ему трудные задания, но это было давно, во времена джоранумитской смуты. Насколько было известно Рейчу, теперь все было спокойно – особенно после свержения хунты и восхождения на престол нового, хотя и довольно невыразительного Императора.

69
{"b":"2225","o":1}