ЛитМир - Электронная Библиотека

– А второй где? – удивился Селдон.

– Убежал, – ответила Ванда.

Селдон, разглядывая лежавшего, наступил ему на грудь.

– Обыщи карманы, Ванда. Ему кто-то заплатил, и мне хотелось бы найти его кредитный файл – может быть, сумеем узнать, откуда деньги. Вообще-то я хотел попасть по голове…

– Ты мог убить его, Дед!

Селдон кивнул.

– Я этого хотел, Ужасно стыдно. Мне повезло, что я промахнулся.

– Что тут происходит? – спросил грубоватый голос. К месту происшествия, тяжело дыша спешил мужчина в форме офицера службы безопасности. – Эй ты, отдай сюда свою палку!

– Офицер… – вежливо начал Селдон.

– Потом расскажешь, потом. Сейчас надо вызвать скорую помощь для этого бедняги.

– Бедняги! – гневно воскликнул Селдон. – Он хотел наброситься на меня. Я защищался.

– Я видел, как все было, – мотнул головой офицер… – Этот парень тебя и пальцем не тронул. Ты обернулся и ударил его просто так, без всякой причины. Какая тут самозащита? Нападение и избиение.

– Послушайте, офицер, я вам говорю, что…

– Не надо мне ничего говорить. Ты… гм-м-м… в суде расскажете.

– Офицер, – обратилась к нему Ванда вкрадчивым, нежным голоском, – вы бы нас хотя бы выслушали.

– Шли бы вы домой, дамочка, – посоветовал ей офицер.

Ванда выпрямилась и объявила:

– Ну уж нет! Куда дед, туда и я.

Глаза ее полыхнули огнем. Офицер пробормотал:

– Ладно, пошли.

18

Селдон был вне себя от возмущения.

– Я никогда не был под арестом, никогда в жизни! Пару месяцев назад на меня напали восемь бандитов. Тогда мне помог сын справиться с ними, но когда шла драка, хоть один офицер службы безопасности появился? Хоть кто-нибудь из прохожих остановился, чтобы выручить меня? Нет, На сей раз я был лучше подготовлен к нападению и ударил человека, который собирался напасть на меня. Появился на этот раз офицер? А как же! И тут же напялил на меня наручники. На этот раз были и зеваки, и с любопытством глазели, как уводят старика, обвиняемого в хулиганстве. Послушайте, в каком мире мы живем?!

Сив Новкер, адвокат Селдона, вздохнул и сказал:

– В преступном мире. Но ты не волнуйся. Ничего страшного с тобой не произойдет. Я устрою так, что тебя выпустят под залог, а потом ты предстанешь перед судом, и самое большее, что тебя ожидает – это несколько грубых слов. Твой возраст и репутация…

– Забудь о моей репутации! – сердито рявкнул Селдон. – Я психоисторик, а это сейчас самое грубое слово, самое страшное ругательство. Они будут страшно рады засадить меня за решетку.

– Не засадят, – покачал головой Новкер. – Конечно, охотники найдутся, но я постараюсь, чтобы они не попали в число присяжных.

– Послушайте, – обратилась к адвокату Ванда, – неужели нельзя вообще это дело до суда не доводить? Дедушка – старый человек. Может быть, можно обратиться к судье с просьбой такого рода?

Адвокат обернулся и изумленно посмотрел на нее.

– Ни в коем случае! Это чистое безумие. Судьи – одуревшие от власти люди. Они с большей охотой засадят человека в тюрьму, чем согласятся выслушать его. С судьями никто не связывается.

– Думаю, нам придется… – сказала Ванда.

– Послушай, Ванда, – перебил ее Селдон, – давай лучше послушаемся Сива…

Произнося эти слова, он почувствовал, как у него противно засосало под ложечкой. Ванда «толкнула» его.

– Ну ладно, – пробормотал Селдон, – если ты так настаиваешь…

– Не будет она настаивать, – заупрямился адвокат. – Я не позволю.

– Мой дедушка – ваш клиент, – заявила Ванда. – Если он хочет, чтобы вы сделали то-то и то-то, вы должны сделать так, как он хочет.

– Я могу отказаться защищать его.

– Ради бога!.. Вы свободны, – отрезала Ванда. – Мы сами обратимся к судье.

Новкер немного подумал и сказал:

– Ну вот и отличненько. Давайте, если вы такие упрямые. Я был адвокатом Гэри много лет, и теперь его не брошу. Но предупреждаю вас обоих: шансы получить обвинительный приговор очень велики, и мне придется трудиться в поте лица, чтобы этого не случилось.

– Я не боюсь, – заявила Ванда.

Селдон прикусил губу. Адвокат повернулся к нему.

– А ты-то что скажешь, Гэри? Ты что, и вправду хочешь, чтобы твоя внучка подлила масла в огонь?

Селдон ненадолго задумался и к полному изумлению старика-адвоката, кивнул:

– Да! Да, хочу.

19

Судья с кислой физиономией выслушивал рассказ Селдона.

– А с чего вы, собственно, взяли, – спросил он, – что человек, которого вы ударили, намеревался напасть на вас? У вас были веские причины опасаться этого?

– Моя внучка заметила, как он приблизился. Она была совершенно уверена, что он собирается напасть на меня.

– Но, сэр, этого недостаточно. Что еще вы можете мне сообщить, прежде чем я сформулирую обвинение?

– Погодите, погодите, – нетерпеливо проговорил Селдон. – Не торопитесь делать выводы. Несколько недель назад на меня напала шайка бандитов – восемь человек – и я дрался вместе с моим сыном. Как видите, у меня была самая веская причина опасаться, что на меня снова нападут.

Судья заглянул в стопку бумаг, лежавшую на его столе.

– На вас напали восемь человек? Вы заявляли об этом?

– Некому было заявить. Поблизости не оказалось ни одного офицера службы безопасности.

– Это к делу не относится. Вы заявляли о случившемся или нет?

– Нет, сэр.

– Почему?

– Во-первых, я боялся, что начнется долгое и нудное разбирательство. Поскольку мы с сыном справились с ними и остались живы, я решил, что заявлять никуда не стоит.

– Но как же вам удалось справиться с восемью бандитами – вам и вашему сыну?

Селдон растерялся.

– Мой сын сейчас на Сантаннии, стало быть, для властей Трентора недосягаем. Поэтому я вам скажу правду; у него было два далийских ножа, а он с ними обращаться умеет. Одного из бандитов он убил и двоих сильно поранил. Остальные подхватили убитого и раненых и убежали.

– И вы не сообщили об убийстве и ранениях?

– Нет, сэр. По той же самой причине. И дрались мы защищаясь. Однако, если вы покопаетесь в своих бумагах и найдете тех, кого мы поранили, вы убедитесь, что на нас действительно нападали.

– Покопаться в бумагах?! – воскликнул судья. – Найти одного убитого и двоих раненых – без имен, фамилий, примет? Да знаете ли вы, что на Тренторе каждый день находят по две тысячи мертвых – это только с ножевыми ранами! Если нам о таком сразу не сообщают, мы бессильны. Ваш рассказ о том, что на вас уже нападали – это так, водичка жиденькая. Никто не поверит. Забудьте об этом. Разбираться будем с тем, что случилось сегодня. Этот случай зарегистрированный, и ему был свидетелем офицер службы безопасности. Ну так вот… Рассмотрим этот случай. С чего вы взяли, что этот человек хотел напасть на вас? Только потому, что шел за вами следом? Только потому, что вы беззащитный старик? Или потому, что вы похожи на человека, у которого при себе уйма кредиток? Что скажете?

– Я думаю, господин судья, все произошло из-за того, что я – это я.

Судья просмотрел бумаги.

– Вы Гэри Селдон, профессор, ученый. С какой стати кому-то на вас нападать?

– Из-за моих взглядов.

– Из-за ваших взглядов. Чудненько… – Судья более внимательно просмотрел бумаги. Вдруг его словно осенило. Он оторвал взгляд от бумаг и изумленно посмотрел на Селдона. – Погодите-погодите… Гэри Селдон… – Физиономия судьи просияла. – Так вы же этот самый… вещий психоисторик, точно?

– Да, господин судья.

– Простите. Я толком ничего не знаю про ваши занятия. Только знаю, что вы вроде бы предсказываете конец Империи или что-то в этом духе.

– Не совсем так, господин судья. Но мои воззрения стали непопулярны именно из-за того, что мои предсказания сбываются. И я думаю, именно из-за этого появились люди, которые хотят убить меня, а что еще более вероятно – люди, которым за это платят.

Судья некоторое время смотрел на Селдона в упор, затем обратился к офицеру, арестовавшему профессора.

79
{"b":"2225","o":1}