ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда я открыла дверцу машины, ко мне подошел Тони. Ему под пятьдесят. У Тони круглые глаза, довольно внушительных размеров животик и блестящая большая лысина, окаймленная жидкой полоской тусклой растительности.

– Поговори с Ларри, Бренда, – напомнил он. – Будь хорошей девочкой. Извинись перед ним, скажи, что ты жалеешь о своем поведении, и впредь так больше вести себя не станешь.

– Займись-ка лучше своими делами, дорогой, – огрызнулась я.

– Я и занимаюсь своими делами. Мне нужны его деньги, и, надеюсь, ты это понимаешь.

– Счастливого Нового года, – сказала я, забралась в машину и захлопнула дверцу.

Тони прижал нос к стеклу.

– Жду в понедельник хороших новостей!

Заведя машину, я рванула ее с места, и Тони проворно отпрыгнул в сторону. Через несколько минут я уже ехала по главной магистрали, ведущей в Сан-Диего.

К тому времени, когда я добралась до дома, стало уже совсем темно; неудивительно, что вечеринка у Клариссы была в полном разгаре. Гостиная кишела людьми, большинство из которых я видела впервые, и все они выглядели так словно участвовали в какой-то массовке.

Одна из женщин передала мне бокал мартини, и, торопливо отпив несколько глотков, я почувствовала жжение в желудке, мартини показался мне таким же крепким, как водка. После этого я сразу направилась к праздничному столу, чтобы немного подкрепиться, но подкрепляться уже было нечем: кроме нескольких лепешек тортильи и тарелки с сальсой, пахнущей пережаренным луком, на столе ничего не осталось.

Подумав, я все-таки решила съесть хотя бы то немногое, что мной было обнаружено, но не успела я взять со стола тортилью, как кто-то снова заботливо вложил в мою руку бокал с мартини. Я выпила, потом посмотрела на своего благодетеля: передо мной стояла Кларисса, и ее крупные глаза, подведенные толстой черной линией, удивленно смотрели на меня. Я начала объяснять, почему вернулась домой, а не отправилась с Ларри в дорогой ресторан. Кларисса, похоже, меня не слушала, к тому же от грохота музыки сотрясались стены, и, по всей видимости, у моей соседки просто не было возможности что-либо услышать.

Мне ничего не оставалось, как смириться с этой шумной компанией, оглушающей музыкой, отсутствием еды. Я уже собиралась отправиться в свою спальню и немного поплакать там, как вдруг увидела входящего в гостиную Ларри.

Вот так неожиданность! Что, черт возьми, он здесь делает? Без сомнения, это Кларисса пригласила его. Но зачем же он пришел, если сегодня утром мы с ним расстались навсегда? Может, он решил, что еще недостаточно сильно унизил меня, и теперь собирался довести дело до конца?

Ларри смешался с гостями, продолжая беспомощно оглядываться по сторонам. Уж не меня ли он ищет? Я проворно отправила в желудок содержимое третьего бокала и спряталась за двумя огромными парнями в кожаных брюхах и жилетках, опоясанных цепями.

Пока Ларри пробирался сквозь толпу, третий бокал мартини сделал свое дело, и я почувствовала себя немного увереннее.

Потом я с трудом вспомнила, что вышла из-за кожаных парней, шатаясь, как тростинка на ветру, и кто-то крепко схватил меня за руку. Как потом выяснилось, это был тот самый блондин с крепкими ягодицами, обнаруженный мной утром в моей постели.

Когда незнакомец исчез, я с трудом заставила себя шевельнуться и, выйдя из комнаты, тут же столкнулась лицом к лицу с мистером Совершенство.

Только этого мне не хватало! Что он делает здесь? Зачем пришел? Клариссе не стоило пускать его сюда. Ларри был аккуратно причесан, тщательно выбрит, его костюм излучал свежесть, сияя первозданной чистотой, – это в то время, когда другие жители планеты еще с трудом ворочались в своих постелях, пытались продрать глаза и вспомнить, что с ними происходило несколько часов назад.

Я не сомневалась, что Ларри успел заметить блондина, позорно бежавшего из моей комнаты; выражение липа моего недавнего кумира явственно свидетельствовало об этом.

– Бренда? – Его изящные брови удивленно поползли вверх.

Я застыла перед ним с открытым ртом, держа в руках трусы, и в глазах Ларри промелькнул ужас.

– Черт возьми, что здесь происходит? Чем ты занимаешься?

Хотя все произошедшее со мной ночью явилось для меня большим сюрпризом, в ту минуту, когда мистер Совершенство так посмотрел на меня своими круглыми глазами, внутри меня вдруг проснулась совсем другая Бренда Скотт, способная выпить три бокала мартини подряд и тут же переспать с незнакомцем. Эта Бренда Скотт была распущенной, сексуальной и нахальной, она была женщиной, способной на все.

Я небрежно посмотрела Ларри в глаза.

– Привет, дружок, – сказала я. – Передай-ка мне мой лифчик.

На следующий день я отправилась в магазин женского белья Лили Дуома на Беверли-Хиллз. Не могу сказать, почему именно в это место, но когда я подъезжала к бутику, то обнаружила, что напротив него появилась новая парковочная площадка.

Это, несомненно, знак: парковочные площадки в Сан-Диего не появляются где попало и просто так. Об этом стоило подумать. Если не обращать внимания на знаки судьбы, то можно упустить свое счастье или, наоборот, вляпаться в неприятности.

Через десять минут я уже стояла в магазине напротив манекена в черном бюстгальтере и с поясом на талии. Этот бюстгальтер и пояс были из какой-то прозрачной шелковистой ткани, которая ничего не могла скрыть. Сейчас на мне под платьем были надеты самые обычные белые трусы и унылый лифчик с большими чашечками – все это белье я купила на распродаже в небольшом магазинчике около дома. Когда раньше я делала подобные покупки, то в первую очередь обращала внимание на то, как эти вещи будут стираться. Мне даже в голову не приходило купить какое-нибудь сексуальное белье, которое не только неудобно в носке, но которое еще и нельзя стирать в машинке.

И вот теперь я стала другой Брендой – Брендой, которая хлестала мартини и уводила парней из-под носа своих приятельниц.

Не успела я подумать об этом, как вдруг моя рука потянулась к черному шелковистому пояску и схватила его. Я смотрела на нежную змейку и чувствовала, как мягкий шелк ласкает мою кожу.

Почти сразу я услышала шаги за спиной и обернулась. Черноволосая продавщица, которую наверняка звали Зоя или Хлоя, сладко улыбнувшись, проворковала:

– Отличный выбор, вам очень пойдет.

Ничего удивительного, что вместе с пояском я принесла домой и каталог, который Зоя или Хлоя сунула мне в руки. Итак, теперь я была готова войти в новый мир.

На следующий день я надела новый пояс и, отправляясь на работу, почувствовала, что теперь в моем облике появилось нечто порочное. Под растянутым старым свитером мою талию обнимал сексуальный шелковый поясок. Теперь я уже точно знала, что больше никогда, никогда Бренда Скотт не наденет белые трусы с резинкой на поясе.

Уже довольно скоро итальянский каталог нижнего женского белья был тщательно проработан и на нужных страницах загнуты уголки. Потом я позвонила в Нью-Йорк и заказала изумительные кружевные лифчики, шелковые маленькие трусики, пояса для чулок, кружевные чулки и соблазнительные подвязки. Но этого мне было мало, и я снова отправилась на Беверли-Хиллз и в Ла-Джолла, где покупала, покупала, покупала…

Отнеся покупки домой, я тут же приобрела для хранения своих богатств специальный саквояж. Некоторые люди курят, некоторые пьют, а я покупаю нижнее белье, и никому до этого нет дела, потому что никто, кроме меня, не знает о моем новом увлечении.

Теперь немного о моей семье.

Спустя два месяца после моего новогоднего приключения в Сан-Диего вернулся мой брат Дэвид, который семь лет назад уехал в Нью-Йорк, чтобы поправить свое финансовое положение, Это ему удалось довольно быстро. Он нашел престижную работу, занял престижную должность, заработал уйму денег и женился на престижной девушке. Его Алисия была хороша во всем: высокая, стройная, с узкой талией, с гладкими светлыми волосами и к тому же из хорошей семьи. Кроме того, она была знакома с массой нужных людей, что мистеру Совершенство, без сомнения, понравилось бы.

2
{"b":"223","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как устроена экономика
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Первый шаг к мечте
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
И тогда она исчезла
Моя строгая Госпожа