ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Этот дом принадлежал моим родителям. Мы с братом могли бы его продать, но нам почему-то не хочется этого делать. – Ник отпер дверь и пропустил меня вперед. – Когда они умерли, я привез сюда новую мебель и стал тут жить. Мы решили сохранить этот дом для наших детей.

– А у тебя есть дети? – спросила я, чувствуя, что начинаю паниковать.

Ник улыбнулся:

– Пока нет.

Внутри дом оказался таким же красивым, как и снаружи; старый испанский стиль создавал неповторимую атмосферу, наполненную уютом и теплом. Полукруглые арки, деревянные панели, темно-коричневая плитка на полу, винтовая лестница… Мне показалось, что я перенеслась в далекое прошлое, попала в другой мир – мир достатка, основательности, традиций и стабильности.

– Это лестница в спальни, – сказал Ник.

– В спальни? Любопытно.

Взяв за руку, Ник потянул меня за собой, и мы поднялись в спальню, светлую и просторную, с выходящими во внутренний дворик окнами. Вероятно, днем отсюда открывается отличный вид на океан.

Я старалась вести себя раскованно, непринужденно, следила за каждым своим движением, словно актер на сцене, и играла смелую, сексуальную Бренду, которой ничего не стоит прийти в гости к парню.

– Мне понравились твои друзья, – неожиданно проговорил Ник.

– Мне тоже. Я познакомилась с ними только сегодня.

– Правда? – Его рука легла мне на плечо. – Знаешь, что мне нравится в тебе? Ты не боишься делать то, что тебе хочется. В тебе есть то, что начисто отсутствует во мне.

– Вот как? Но… зачем тебе это?

– Это нужно каждому.

Я робко улыбнулась, и Ник поцеловал меня в голову.

– Твои волосы очень красивые. – Он снова поцеловал меня. – Мягкие и так замечательно пахнут.

– Ты тоже вкусно пахнешь, – пробормотала я.

Ник снова поцеловал меня – на этот раз в губы. Его язык скользнул в мой рот, и я вновь ощутила вкус корицы. Из моего горла вырвался стон.

– Я так хочу тебя, – пробормотал Ник, глядя мне в глаза.

– Я не против…

Он снял с меня пиджак и поцеловал мое обнаженное плечо.

– Я еще не сказал, что мне очень понравилось твое платье?

– Нет, ты мне этого еще не сказал.

– Тогда я сейчас скажу. Мне очень нравится твое платье.

Пальцы Ника нашли молнию у меня на спине и начали ее расстегивать.

– Подожди минутку, – попросила я. Его рука замерла.

– Что такое?

– Кажется, я единственная, кто здесь раздевается. – Не дав Нику возможности что-либо ответить, я стала стягивать с него рубашку, а потом швырнула ее через всю комнату.

Сделав шаг назад, я с восхищением посмотрела на него. Мистер Совершенство всегда казался мне весьма и весьма привлекательным мужчиной, он посещал спортивный клуб и поддерживал свое тело в совершенной форме. С Ником все было по-другому: в нем ощущалось природное, животное начало, и он выглядел очень мужественным. Мистер Совершенство походил на модель с обложки журнала, Ник же обладал естественной красотой. Ему не нужно было принимать каких-то особенных поз или подставлять лицо под нужное освещение: что бы Ник ни сделал, как бы ни повернулся, выглядел он бесподобно.

Некоторое время я стояла в растерянности, не зная, как мне поступить – продолжать смотреть на Ника или прыгнуть и съесть его.

«Съесть» победило, и я, издав рык, бросилась на него.

Ник со смехом поймал меня и добрался наконец до молнии.

Когда я освободилась от платья, его рука вдруг замерла у меня на груди.

– Ты купила новый лифчик?

Я прижалась щекой к его шее.

– У меня их несколько сотен… Ну, то есть несколько дюжин. То есть я хотела сказать, что лифчиков у меня штук двадцать. В общем, довольно много, и точка.

Ник слегка приподнял мой подбородок.

– Ну и что?

– Ничего. Поцелуй меня. И снимай трусы.

Поцеловав меня, Ник начал одной рукой расстегивать джинсы, а я помогла ему. Когда на свет показались маленькие трусики, мои ладони заскользили по гладкой, шелковистой коже Ника.

Он снова поцеловал меня.

– Забирайся в кровать…

– Но я не могу сделать этого, потому что ты меня держишь.

Ник выпустил меня из своих объятий и слегка подтолкнул по направлению к кровати королевских размеров, на которой лежало несколько одеял и целый ворох белоснежных подушек. Ник не знал, что я приду к нему сегодня, и это означало, что его постель всегда такая чистая и все в комнате поддерживается просто в идеальном порядке. Сексуальный парень, который убирается в комнате и застилает свою постель чистым бельем…

Я прыгнула на постель, легла на спину и скрестила ноги.

– Итак?

– Итак, ты выглядишь просто потрясающе.

Это же я могла сказать о нем: стоя около кровати в своих узеньких трусиках, Ник выглядел просто восхитительно.

Он наклонился и снял трусы.

Вот это да! У него и под ними все было просто превосходно, и он без стеснения демонстрировал мне свои достоинства.

Как странно, что новогодняя ночь начисто стерлась из моей памяти. Как я могла забыть, что делала в своей постели с этим парнем?

Мне захотелось крикнуть: «Иди сюда немедленно, красавчик!» – но вместо этого с моих губ слетело лишь нелепое: «Ух…»

Ник все продолжал стоять, и мое желание усиливалось, пока не стало мучительным. Раньше я никогда ничего подобного не испытывала. Мистер Совершенство уж точно не пробуждал во мне подобных ощущений. Когда мы с Ларри делали это в первый раз, я, конечно, чувствовала возбуждение, но потом, через какое-то время, когда мы стали встречаться регулярно, мне начало казаться, что мы исполняем какой-то обязательный номер программы, словно два дрессированных тюленя выполняют трюк по заранее намеченному сценарию.

Господи, как я хотела Ника! Может, я и правда была шлюхой? Так назвал меня Ларри, но тогда я ему не поверила. Мне хотелось попробовать с Ником все позы, которые я знала, и все, которые мне еще не были известны.

Ник глубоко вздохнул.

– Бренда, ты жутко красивая.

Интересно, о какой Бренде он сейчас говорил?

– Допустим… – сказала я, пытаясь скрыть смущение. – А ты что, так и собираешься стоять рядом с кроватью?

Ник ухмыльнулся, потом сделал шаг к кровати и вдруг прыгнул на меня.

Я взвизгнула, и он слегка отодвинулся.

– Я сделал тебе больно?

– Нет. Иди сюда. – Повалив Ника на постель, я стала целовать его в губы. – Послушай, Ник…

– Да?

Я провела пальцами по его руке.

– Я хочу сойти с ума, я хочу умопомрачительного секса с тобой.

Я никогда в жизни не говорила мужчине таких слов. Мистеру Совершенство такого в принципе нельзя было говорить, так как он мог подумать, что от него требуются какие-то дополнительные усилия в постели.

– Отличная идея. – Ник добродушно усмехнулся.

– Я хочу заниматься с тобой сексом всю ночь.

– Я тоже этого хочу.

– Я хочу, чтобы ты снял с меня лифчик и трусики и поцеловал бы во всех местах…

– Что ж, начинаем составлять список, – заявил Ник с комической серьезностью.

Я слегка впилась ногтями в его спину, а когда Ник расстегнул на мне лифчик, подняла руки, чтобы он смог устранить последний барьер между нами.

Потом я легла на спину, и Ник стал целовать мою шею. Затем его язык скользнул мне на плечо, на грудь: он был влажным и горячим. От удовольствия мне хотелось кричать.

Ник лизнул мой живот и слегка пощекотал бедра. Я попыталась вывернуться из его рук, но он крепко держал меня.

Мой шелковый черный пояс явно озадачил Ника.

– Как же эта штука снимается? – задумчиво спросил он.

Я отстегнула пояс от чулок и сама сняла его. Теперь женщины не носят чулки с поясом, хотя это выглядит очень сексуально, тогда как колготки примитивны, невыразительны, но дешевы и практичны. В результате кружевные пояса и чулки носят только кинозвезды… и я. В наше время такую вещь, как пояс, даже в магазине найти непросто – их продают лишь в дорогих бутиках, таких как Лили Дуома.

Интересно, что Ник обо мне подумает? Что я воображала? Ну и пусть…

22
{"b":"223","o":1}