Содержание  
A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
63

Ник снял с меня чулки и трусики, потом я услышала тихий хруст: надо полагать, он достал из пакетика презерватив. Что ж, умница, заранее все продумал и все предусмотрел.

Ник старался быть нежным со мной, он хотел меня подготовить, но я уже давно была готова и вскоре почувствовала, что Ник вошел в меня, потом стал двигаться внутри меня… и вдруг замер. Его дыхание сделалось тяжелым, прерывистым, у него на виске бешено запульсировала голубоватая жилка, а его глаза стали темными, когда он посмотрел мне в лицо.

– Бренда, мне кажется, я искал тебя всю свою жизнь.

Я не стала говорить ему, что от избытка чувств мне хочется плакать, и просто провела ладонью по его щеке.

Потом я слегка приподняла бедра, и лицо Ника сделалось серьезным и напряженным. Он снова начал двигаться, и я положила руки ему на ягодицы. Мне было так хорошо! Вероятно, так же, как и в новогоднюю ночь, о которой я ничего не помнила…

Ник двигался внутри меня все быстрее и быстрее, проникал все глубже, и потом это случилось. Это был лучший оргазм в моей жизни.

Разумеется, я испытывала оргазм и раньше, с мистером Совершенство, но сейчас со мной произошло нечто невообразимое. Я потеряла способность видеть, слышать, понимать что-либо и могла только чувствовать. Чувствуя Ника внутри себя, я растворялась в пространстве, не в силах понять, что со мной происходит.

Когда я немного пришла в себя, то обнаружила, что все еще лежу на кровати и моя кожа стала горячей и влажной. Мои руки крепко сжимали Ника.

Я засмеялась и все никак не могла остановиться, но тут Ник закрыл глаза и снова стал двигаться. Судя по выражению его лица, он пребывал в состоянии блаженства и уже через пару мгновений рухнул на меня, уткнувшись лицом в мою шею.

– Бренда, – прошептал он. – Господи, это было так хорошо!

Потом Ник уснул.

Некоторые женщины поднимают много шума из-за того, что мужчины сразу после секса засыпают, но я ничего не имела против, по крайней мере тогда, когда дело касалось Ника.

Чувствуя себя уставшей и опустошенной, я прижалась щекой к его волосам. Теперь я была абсолютно свободной. Никто не знал, где я, никто не мог позвонить мне на мобильник, потому что теперь у меня его не было. Ни Ларри, ни мать, ни Тони Бил не могли побеспокоить меня, тогда как я лежала в постели рядом с человеком, который мне был приятен, и наслаждалась теплом его тела и своей свободой.

Когда начало всходить солнце, я тоже уснула. Неужели я влюбилась? – мелькнуло в моей голове, когда я уже находилась на краю бездонной пропасти небытия.

Открыв глаза, я обнаружила, что Ник смотрит на меня и улыбается. Солнечный свет затопил комнату, где-то на улице шумели дети, лаяла собака, кто-то смеялся…

– Привет, – сказал Ник. – Ты прекрасна, как это утро. Прекрасна?

Мне было отлично известно, как я выгляжу по утрам – престарелая королева экрана со следами многочисленных подтяжек на лице. Лучше бы мне быстро выпрыгнуть из кровати и скрыться в ванной комнате, как в свое время сделал Ник, тогда, после новогодней ночи.

– Уф, – это все, что мне удалось сказать.

– Женщины всегда выражаются однозначно и просто. – Ник усмехнулся и прикоснулся к моей щеке.

Я стремительно закрыла голову руками.

– Не хочу быть похожей на маленькую сиротку Энни!

– А ты и не похожа.

Ник стянул с меня простыню. На мне все еще ничего не было, потому что люди, предполагающие всю ночь заниматься сексом, не надевают на себя пижам.

– Мы можем продолжить наш марафон. – Ник улыбнулся той мягкой улыбкой, от которой у меня начинало теплеть внизу живота. – Пока ты спала, я смотрел на тебя и представлял, что еще мы с тобой могли бы сделать.

– И что же это? – спросила скромная Бренда.

Ник не стал вдаваться в подробности, он просто поднял меня, а затем положил на себя и мы снова любили друг друга, а ослепительное солнце заливало своими лучами белоснежную кровать.

Когда я случайно взглянула на будильник, оказалось, что стрелки уже показывают половину двенадцатого.

Мы, пошатываясь, отправились в ванную комнату и там… Там снова занялись сексом.

В три часа мы наконец спустились вниз, и Ник стал готовить завтрак, или ленч, или, может, что-то еще, что люди обычно едят после многочасового секс-марафона.

Когда Ник пожарил яйца и тосты, мы добавили масло и джем потом достали молоко и сахар.

Без сомнения, Ник умел готовить. У него были всякие лопаточки и венчики для взбивания, а если у мужчины есть такие вещи, то он наверняка умеет пользоваться ими.

– Почему ты до сих пор не женился? – спросила я, слизнув джем с пальца.

Ник перестал жевать и внимательно посмотрел на меня:

– А почему ты спрашиваешь об этом? Я стала загибать пальцы:

– Ты умеешь готовить завтрак – раз, два – тебе нравится дом твоих родителей, ты убираешь свою постель – три, а еще ты красивый и знаешь толк в сексе. Почему же до сих пор ни одна женщина не женила тебя на себе?

Ник взял лопаточкой тост и положил его себе на тарелку.

– Но я ведь чуть не женился… – Он пересел поближе ко мне. – Ты разве забыла ту историю про невесту? Наша свадьба была назначена как раз на этот июнь.

– Не могу поверить, что твоя невеста так легко сдалась и отпустила тебя. – Я усмехнулась. – Что она тебе сказала, когда ты сообщил ей о своем решении?

Конечно, это было не мое дело, но мне очень хотелось знать подробности. Ник пожал плечами:

– Ну, мы долго спорили. Она никак не могла понять, почему я отказываюсь от помощи и от денег ее отца. И все-таки, хотя в конце концов она пришла в ярость, ей не было больно. Это все решило.

– Она была дурой, – сказала я, тщательно пережевывая кусок тоста. – Я захвачу тебя и буду крепко держать.

Ник улыбнулся, его глаза потеплели.

– Ах ты, моя сладенькая! Теперь твоя очередь. Признавайся, почему ты не замужем?

Услышав этот вопрос, я едва не подавилась тостом.

– Ради Бога! Мне хочется побыть еще немного свободной, и я пока не готова взвалить на себя такую ответственность.

По правде говоря, все дело было в том, что никто пока еще не сделал мне предложения. Вчерашняя инициатива мистера Совершенство в счет не шла. «Ты должна выйти за меня замуж, Бренда, это для твоей же пользы». Такое вообще трудно назвать предложением. Ни слова о цветах, о лунном свете и, самое главное, о том, что он безумно влюблен в меня.

– Готов поклясться, что у тебя есть на примете пара-тройка парней, которые сделают все, чтобы тебя завоевать, – раздалось рядом с моим ухом.

Я удивленно взглянула на Ника. Если такие парни и существовали, то им удавалось отлично скрывать свои намерения.

– Боюсь, ты ошибаешься.

– Почему? Ты классная и легко заводишь друзей. И ты забавная, с тобой весело. Разве это может кому-то не понравиться?

Вероятно, мне все это снится. Просто я сплю сейчас в своей постели, и мне снится чудесный сон про этого красивого сексуального парня, который говорит, что я классная и что со мной весело.

Я положила тост на тарелку и схватилась рукой за край стола, желая убедиться, что вокруг есть хоть что-то реальное…

– Нет, на самом деле… – Я внезапно замолчала.

О чем ты собираешься сейчас рассказать, Бренда? О том, что ты хроническая неудачница? Что у тебя был один-единственный парень, с которым ты поддерживала более-менее серьезные отношения? Или о том, что он бросил тебя?

Я с трудом улыбнулась:

– На самом деле ничто не имеет значения, кроме одного – сейчас я с тобой.

Больше Ник не задавал вопросов, и когда мы съели завтрак, я стала собирать тарелки со стола, но он сказал, что уберет все сам и что мне не нужно ни о чем беспокоиться. Однако я все равно отнесла посуду в раковину. Я хотела помочь ему, чтобы задержаться в его доме еще немного. Роме того, я намеревалась исследовать содержимое кухонных шкафов: часто вещи говорят о человеке гораздо больше, чем может сказать о себе он сам. Короче, я хотела знать о Нике все – ну или почти все.

23
{"b":"223","o":1}