ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Хорошо. – Я снова поцеловала его в губы. После этого Ник поднялся и помог встать мне. На мгновение он задержал меня в кольце своих рук, потом стал собирать с пола нашу одежду, а мне оставалось только наблюдать за ним.

Наконец Ник, ничуть не смущаясь, голышом стал подниматься по лестнице, и я пошла за ним. Как только мы оказались в его спальне на его постели, мы снова любили друг друга, после чего накрылись простыней, и Ник, тесно прижавшись ко мне, почти сразу уснул.

Глава 16

НА КЕЙ-СИ-ЭЛ-ПИ МЕНЯЕТСЯ ФОРМАТ

Вот оно, счастье, думала я, лежа в объятиях Ника. Мне хотелось всегда быть только здесь, рядом с ним, и нигде больше. Ночь тихая, такая безмятежная, в окно по-прежнему светит луна, и весь мир счастлив вместе со мной.

– Что же мы будем делать дальше? – Ник глубоко вздохнул.

– М-м… – Я поцеловала его ухо. – Зачем нам вообще что-то делать?

– Ты сводишь меня с ума, – Ник погладил мои волосы, – И я становлюсь кем-то другим.

– Разве это плохо?

– Не знаю. Иногда мне хочется, чтобы ты ушла и больше никогда не возвращалась. – Я крепче обняла его.

– Позволь мне остаться. Я взяла с собой смену белья и зубную щетку.

Ник засмеялся:

– Я вовсе не хочу, чтобы ты уходила. Я не могу тебя отпустить. Просто меня пугает то, что я становлюсь другим. Временами я не узнаю себя.

Интересно, что Ник решит завтра утром, когда придет на работу и когда меня не будет рядом? Может, он и правда захочет распрощаться со мной?

Я сильнее прижалась к нему.

– Я просто девушка, которой ты очень нравишься. Что в этом плохого?

– Я тоже спокойный, выдержанный и разумный – но только без тебя. – Ник прикоснулся пальцем к моему носу. – Но стоит тебе появиться, и я превращаюсь в сумасшедшего.

– Так вот почему ты целую неделю дразнил меня, когда выходил в эфир?

Глаза Ника стали темными и неподвижными.

– А сейчас? Сейчас ты сходишь по мне с ума? – тихо спросила я.

Он погладил мои волосы.

– По крайней мере ты пробуждаешь во мне надежду.

– Надежду на что?

– На то, что принадлежишь только мне.

Его рука снова скользнула по моим волосам и вдруг замерла.

– А… – Выдержав паузу и собравшись с духом, я тихо проговорила: – Ну а я… Похоже, просто я люблю тебя.

Ник ничего не ответил, и я сразу подумала, что сказала что-то не то. И что Ник теперь сделает? Прогонит меня? А может, обнимет, поцелует и скажет, что тоже любит меня.

Пауза затянулась, и я, не в силах вынести неопределенности, подняла голову и вопросительно посмотрела на Ника.

Его глаза были закрыты, длинные пушистые ресницы слегка касались щек, а из чуть приоткрытого рта вырывалось легкое, едва уловимое похрапывание. Ник спал, а я никак не могла оторвать глаз от его лица. Потом я легла на спину, улыбнулась и тоже заснула.

Будильник Ника отчаянно зазвенел, напоминая нам о том, что мы пока все еще работаем диджеями на радио. Дружно поднявшись с постели, мы приняли душ, оделись и отправились каждый на свою работу.

Перед уходом мы еще успели позавтракать, и, когда я вошла в студию, мой живот был набит всякими вкусностями и ирландским кофе.

Тони, как обычно, сидел в своем кресле, под его круглыми глазами пролегли синеватые тени.

– Ты как раз вовремя, – мрачно сказал он.

Я появилась в студии за пять минут до выхода в эфир и поэтому не чувствовала за собой никакой вины.

– Почему ты включил «Дорз»? – Моему удивлению не было предела. – Они же никогда не играли ничего похожего на хип-хоп.

Тони посмотрел на меня такими глазами, как будто я спросила, для какой цели над домами делают крыши.

– У нас перемены, Бренда. На прошлой неделе я говорил тебе, что с сегодняшнего дня у нас меняется сетка вещания. Деньги есть у стариков, а они хотят «Дорз». Мы работали всю ночь. Чем ты слушаешь?

Я бросила свою сумку в кресло. Вполне вероятно, что они действительно поставил меня в известность об изменении формата вещания, но моя голова была слишком забита мыслями о Нике, и любая другая информация проскакивала мимо ушей.

Тони встал с кресла. За стеклом Марти разворачивал очередной шоколадный батончик. У него и у Клариссы были сходные привычки.

– Итак, теперь мы делаем акцент на классическом роке, – назидательно сообщил мне Тони. – «Лед Зеппелин», «Зед-Зед».

Я похлопала его по руке:

– Слава Богу, Тони.

Внезапно на его лице мелькнула добродушная ухмылка.

– Назад к музыке, которую я понимаю. Все эти рэперы и альтернативщики завтра канут в небытие, а значит, с ними нам не удержаться среди лучших.

– Понимаю. Конечно, все не так просто, – сочувственно проговорила я. – У нас есть «Дерт-бэнд»?

Сев в кресло, я надела наушники. Работа на радиостанции научила меня тому, что хороший диджей должен уметь мгновенно реагировать на перемены и тогда у него всегда будет работа.

– У меня тут целая библиотека. – Тони подтолкнул ко мне тележку с высившейся на ней горой дисков. – Вперед, Бренда.

– А есть у нас «Богемиан лав чайлд»? – поинтересовалась я, роясь в этой куче.

– Кто-кто?

– У них только один хит, написан тридцать шесть лет назад. Знаешь, хорошее не забывается, время всему выносит свой вердикт.

Тони пожал плечами и ничего не сказал.

– А где Тим? – спросила я. – Снова берет интервью у рок-звезд?

– Тима я уволил.

– Уволил Тима? Но почему?

– Он слишком нервный: каждый раз, когда я входил в студию, он чуть не подпрыгивал в кресле, и мне казалось, что он вот-вот закричит от страха.

Я выудила из стопки «Дерт-бэнд».

– Тима ты то сбрасывал с моста, то засылал к акулам. После такого я, пожалуй, тоже стала бы нервной.

Тони мгновенно придал своему лицу невинное выражение.

– С ним будет все в порядке: у него большой опыт, он известен в городе. Тим обязательно найдет себе новую работу.

– Какое у тебя большое и доброе сердце, Тони! – Я вставила диск в дисковод и включила микрофон. – Привет, Сан-Диего, это Бренда. В эфире новый Кей-си-эл-пи, возрождающий классические музыкальные традиции. Билли и Кейти, вы уже проснулись? Это для вас.

Я нажала кнопку и, включив музыку, заметила, что Тони выглядел счастливым, зато Марти, которому на вид было лет двадцать, казалось, был несколько смущен.

К нам сразу пошли телефонные звонки, и Марти переключил одного из слушателей на меня.

– Привет, это Кей-си-эл-пи, Бренда слушает.

– Привет, Бренда, это Ник. Чем это ваши парни там занимаются?

– Мы изменили формат. Такое случается. – Мои губы и язык двигались как бы сами по себе, тогда как все мои мысли были сосредоточены вокруг того, что происходило сегодня ночью. Я снова была в объятиях Ника, его теплые руки обвивались вокруг моего тела. На горизонте только что вспыхнули первые лучи восходящего солнца и выхватили из предрассветного полумрака бронзовую фигуру, лежащую поверх белых простыней. Ник был великолепен, даже когда спал.

А когда он не спал, то был еще прекраснее…

– Хочу снова встретиться с тобой сегодня вечером, – сказал Ник.

Я посмотрела на стену. Я знала, что он это скажет.

– Сегодня пятница, нам не нужно будет утром рано вставать.

– Ты сумасшедший.

– Я знаю. Что я могу сказать в свое оправдание? Хочу отвезти тебя в ресторан, который раньше принадлежал моему отцу. Там фантастическая кухня. – Ник немного помолчал. – На этот раз я сам заеду за тобой.

«Мне, пожалуй, лучше присесть, – подумала я. – Ты просто сбиваешь меня с ног».

– Может, это и не слишком фешенебельное местечко, но тебе понравится. – Он добавил, что заберет меня в шесть, и повестил трубку.

Я продолжала смотреть на стену. Тони забрал у меня из рук телефонную трубку, и в этот момент песня закончилась.

– Бренда!

Я пошевелилась в кресле.

– Что?

– Ты выглядишь так, будто у тебя все впервые.

Я снова принялась рыться в дисках.

33
{"b":"223","o":1}