Содержание  
A
A
1
2
3
...
33
34
35
...
63

– Не впервые, Тони, успокойся.

– Нет, ты влюбилась, влюбилась, – пропел он. – Когда свадьба?

– Свадьбы не будет.

– Обязательно будет. Нам нужна свадьба. Мы объявим о ней по радио и устроим грандиозную вечеринку с лотереей. Выигрыш – целый день в номере молодоженов.

Я нахмурилась:

– Не вздумай превратить мои отношения с Ником в радиошоу.

– Брось, это классная идея. И не забывай, ты моя должница. Ларри Брайант снял сегодня утром свои объявления с нашей частоты.

Я замерла.

– Правда? И ты решил, что это из-за меня?

– Он сам так сказал: «Я забираю свои объявления из-за Бренды».

Я чуть не уронила полдюжины дисков на пол.

– Мне жаль…

Тони пожал плечами:

– Ларри Брайант не делает нам теперь погоды, со своими капризами он просто превратился в обузу. – Тони вскинул голову и с гордым видом двинулся к двери, но у выхода оглянулся и бросил на меня мечтательный взгляд. – Поставь, пожалуйста, что-нибудь из Степпенвульфа.

Тут я поняла, что Тони попал в плен к ностальгии.

Я поставила для Тони то, что он просил, и тут посыпались звонки радиослушателей, которые были недовольны изменениями на Кей-си-эл-пи. В самом конце позвонил Джон, хиппи и механик, с которым меня познакомили Билли и Кейти.

– Привет, Бренда, вот это круто. Мне нравятся ваши нововведения.

Я торжественно объявила:

– Сан-Диего, у меня на проводе Джон Дишард, участник группы «Богемиан лав чайлд», звезда шестидесятых. А еще у меня их знаменитый сингл «Черные матери», а сейчас вы его услышите.

Я включила песню. Это было что-то вроде народной погребальной баллады, повествовавшей о парнях, погибших во Вьетнаме. Полчаса назад мне все-таки удалось найти эту песню на самом дне огромного ящика, который принес Тони, и Марти переписал ее с очень старой кассеты на диск, так что теперь я могла дать возможность остальным слушателям познакомиться с этим раритетом.

Следующий позвонивший, как мне показалось, не был особо счастлив.

– Бренда? – послышался неуверенный голос. Я сразу догадалась, кто это.

– Тим?

– Да. – Тим вдруг замолчал, и я услышала его тяжелое Дыхание.

– С тобой все в порядке? Мне очень жаль, что тебя уволили. Хочешь, я спрошу Ника, есть ли у них для тебя местечко на Кей-би-зед?

– Нет. – Тим кашлянул. – Я даже рад, что Тони уволил меня. А еще я просто хотел предупредить тебя: будь осторожнее с акулами. – Тим неожиданно засмеялся каким-то судорожным смехом, что сделало его похожим на сумасшедшего.

– Тим, с тобой правда все в порядке?

– Правда, правда. Со мной все в порядке, но акулы кругом, Бренда. Ты знаешь, где плавают акулы?

– Где? Полагаю, в воде.

– Верно! – радостно воскликнул Тим. – Так что пусть Тони Бил будет поосторожнее с акулами! Тебе все ясно?

Я посмотрела на телефон, потом подняла глаза на Марти.

– Он сумасшедший. Я всегда знал это. – Марти пожал плечами.

Я повесила трубку, и телефон тут же снова зазвонил, но теперь это был не Тим, а просто какой-то слушатель, желавший поделиться с нами своими впечатлениями о произошедших на нашей радиостанции изменениях.

Мое время в эфире подошло к концу, и я отправилась в бутик нижнего белья, чтобы купить себе пару каких-нибудь новых вещиц. Это было нужно для того, чтобы смелая, сексуальная Бренда никуда не исчезла.

В пять пятьдесят пять я стояла в своей гостиной в шелковом черном платье в узкую белую полоску, в черных полосатых чулках и ждала Ника.

Я нервничала, как пятнадцатилетняя девчонка перед первым свиданием. Да-да, я испытывала точно такие же чувства, как и тогда, лет двенадцать назад, когда меня пригласил на футбольный матч один мальчик – звезда школьной сборной по баскетболу. Тогда у меня жутко тряслись коленки, когда он попытался меня поцеловать. Это было здорово, но своей скобкой на зубах он рассек мне губу, и к тому же нас застукал мой учитель математики.

Теперь, спустя двенадцать лет, мои колени снова тряслись.

Дэвид окинул меня задумчивым взглядом:

– Ты собралась в какое-то шикарное место?

Я пожала плечами:

– Возможно. – Ник, помнится, предупредил меня, что еда в ресторане будет хорошей, но само место трудно назвать шикарным, и скорее всего моя одежда будет выглядеть там не слишком уместной.

– А меня Кларисса снова ведет в закусочную, – сообщил Дэвид. – Понимаешь, она любит гамбургеры – это основа ее рациона.

Я мельком посмотрела на брата.

– Она тебе нравится?

– Да. – Его голубые глаза засветились мягким светом.

– Но ты ведь еще женат, не так ли?

– Это ненадолго.

По моей спине пробежал легкий холодок.

– Они не отпустят тебя до тех пор, пока не выпотрошат до основания. Будь осторожен.

Но Дэвид, казалось, не слышал меня.

– Мне нравится, как Кларисса ко всему относится. Что бы ни случилось, она и глазом не моргнет. Даже когда нас арестовали, она не выказала ни малейшего испуга: просто сказала, что нам не о чем волноваться. – Он улыбнулся, и тут я вдруг поняла одну очень важную вещь. Брату нужен рядом человек именно с таким отношением к жизни. Его жена всегда была всем недовольна, потому что Дэвид никак не соответствовал ее завышенным требованиям. Ее просто невозможно было ничем удовлетворить. Как бы много Дэвид ни зарабатывал, ей всегда было этого мало.

Кларисса же, наоборот, принимала брата таким, какой он есть. Она так относилась ко всем людям. Вероятно, именно этим и объяснялся тот факт, что среди ее друзей было очень много странных личностей.

Я выглянула в окно и увидела, как к дому подъехал Ник и припарковался у нашего подъезда. Стремглав бросившись открывать входную дверь, я вдруг остановилась и замерла.

Черт, снова эта загадка!

Я обернулась и посмотрела на Дэвида:

– Ты знаешь кого-нибудь, кто ездил бы на белой «тойоте»?

Дэвид отрицательно помотал головой:

– Нет, А почему ты спрашиваешь?

– Так просто.

Я спустилась по ступенькам, вышла из подъезда и села в машину.

Человек в белой «тойоте» не обращал внимания ни на меня, ни на Ника Его колымага медленно тронулась с места, проехала мимо и скрылась за углом.

Когда мы с Ником выехали на главную магистраль, я обернулась назад «Тойоты» позади нас не было.

Глава 17

КАРЛОС И ЕГО УДИВИТЕЛЬНЫЕ ОВОЩИ БЕЗ ПЕСТИЦИДОВ

На Нике не было ни пиджака, ни галстука – только темные брюки и хлопчатобумажный пуловер. При этом он выглядел вполне элегантно. Я подумала, что если бы даже он надел пиджак, то вряд ли стал бы выглядеть лучше.

Впрочем, если бы Ник снял пуловер и брюки, я бы тоже не стала возражать. Я тут же нарисовала себе эту картину, и у меня по спине забегали мурашки. Уф!

Ник посмотрел на меня:

– Ты в порядке?

Вероятно, что-то в моем лице было не так – возможно, чересчур мечтательные глаза.

– Что ты сказал? А, да, со мной все в порядке.

Я провела пальцем по верхней губе, прислонилась спиной к дверце и стала смотреть на Ника. Его глаза были устремлены на дорогу, и его ресницы время от времени подрагивали, в то время как руки крепко держали руль. У Ника были красивые сильные пальцы. Я сразу представила себе, как эти пальцы трогают меня в разных местах, и почувствовала, как мое тело охватил жар.

Сначала Ник ехал на север, потом свернул к Ла-Джолла. Если вы хотите поразить воображение какого-нибудь гостя или клиента, приехавшего в Сан-Диего, то непременно должны свозить его в Ла-Джолла. Это место просто кишит модными ресторанами, шикарными отелями, яркими огнями, в нем царит атмосфера вечного праздника.

Когда мы вошли в ресторан, оказалось, что все места заняты. Но тут же к нам подошел сияющий от счастья метрдотель и с энтузиазмом поздоровался с Ником за руку, а потом похлопал его по плечу.

– Ники, как поживаешь? За твоим столиком никого. Я скажу Карлосу, что ты здесь.

Ник улыбнулся метрдотелю, словно старому приятелю.

– Это Бренда…

34
{"b":"223","o":1}