ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаги Командора
World of Warcraft. Последний Страж
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Нет кузнечика в траве
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Посею нежность – взойдет любовь
Содержание  
A
A

Я иногда пыталась представить себе, каково это – заниматься сексом на кухонном столе, и вот этот славный миг настал. Ник заставил меня лечь на живот и снял джинсы. Презерватив оказался у него, как всегда, под рукой, и пока он надевал его, я свисала с края стола и наслаждалась каждой минутой этого процесса. Я уже была почти готова сказать «да», что неудивительно – какая бы девушка отказалась переехать в прекрасный старинный особняк к потрясающему сексуальному парню, который готовит тебе завтрак, а после этого занимается с тобой сексом на кухонном столе?

Когда Ник кончил, он посадил меня к себе на колени, а потом обнял. Теперь я сидела молча и просто наслаждалась своим счастьем.

После мы вместе убрались на кухне, и Ник повез меня домой.

Около своего дома я вышла из машины и стала смотреть, как Ник разворачивается и выезжает со двора. Думаю, это был самый тяжелый момент в моей жизни.

Я с трудом поднялась в свою квартиру, а когда зашла на кухню, то обнаружила там склонившихся над плитой Клариссу и Дэвида. Длинные волосы Клариссы растрепались и свисали до самой конфорки, казалось, еще мгновение, и они вспыхнут.

Услышав звук шагов, оба резко обернулись и с удивлением посмотрели на меня.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Дэвид.

– Я здесь живу, а ты? Ты, кажется, что-то готовишь?

На лице Клариссы появилась полусонная улыбка.

– Мы готовим фондю, только и всего. Хочешь попробовать?

Глава 19

ШОКОЛОДНОЕ ФОНДЮ И ХОЛОДНЫЙ ДУШ ОТТОНИБИЛА

– Фондю? – Чувствуя себя измученной и старой, я плюхнулась на диван. – Какое еще фондю?

– Это нечто шоколадное. – Кларисса подняла измазанную в шоколаде ложку над кастрюлькой. – Мне кажется, оно получилось жидковатым.

– Если ты не хочешь пробовать это, то мы тебя не заставляем, – тут же подсуетился Дэвид. – Я-то думал, что ты проведешь уик-энд с этим как-его-там-зовут.

– Ник, – подсказала Кларисса.

– Ну да, Ник, – послушно повторил Дэвид. Я прижала руки к груди и громко застонала.

– Что-то случилось? – Дэвид озабоченно посмотрел на меня. – Надеюсь, вы не расстались?

– Пока не знаю.

– Как это не знаешь? – удивился брат, а Кларисса тем временем снова наклонилась над шоколадом и стала его помешивать. – Как это можно не знать?

– Вот так. Не знаю, и все.

На лице Дэвида появилось озадаченное выражение. – Бренда, тебе не кажется, что у тебя с мужчинами все происходит как-то уж очень быстро…

– Еще как кажется. И не говори мне, что это плохо.

– Ну, если вы имеете в виду Ларри, то он слишком сильно любит себя, и в этом все дело, – рассудительно заметила Кларисса, помешивая свое варево.

Я подумала, что Кларисса попала в точку. Ларри всегда был очень высокого мнения о себе и считал, что все другие люди думают точно так же, как и он. Вот только при чем тут Ларри?

Я вздохнула и встала с дивана.

– Интересно, что именно вы собираетесь есть с этим фондю?

Дэвид нахмурился:

– Есть с фондю? Что ты имеешь в виду?

– Ну, что вы собираетесь макать в это? Крекеры? Клубнику?

Дэвид и Кларисса обменялись недоуменными взглядами.

– О!

Я засмеялась. Наконец хоть что-то смогло развеселить меня.

– Неужели вы будете просто слизывать шоколад с ложки?

Кларисса пожала плечами:

– Возможно.

– Тогда я пойду и куплю бисквитные кексы и немного фруктов, а вы смотрите не съешьте тут все без меня.

Поскольку никто не стал возражать, я отправилась в магазин, по дороге думая о том, как бы я предпочла съесть это фондю, если бы мы с Ником делали его вместе. Тогда бы мне точно не потребовались бисквитные кексы, потому что я намазала бы этим шоколадом самого Ника…

От этой мысли мне стало жарко, и я тут же решила взглянуть на отношения с Ником спокойно и трезво, чтобы в конце концов решить, чего же я хочу от него. Увы, вместо этого я остановилась и почему-то стала представлять себя с Ником под душем, потом Ника, облитого шоколадным фондю, а потом Ника, занимающегося со мной любовью на кухонном столе.

Когда я наконец направилась к своей машине, пытаясь сконцентрироваться на том, как прекрасно пахла бы кожа Ника, если натереть ее соком манго, старая грязная «тойота» уже стояла на парковочной площадке. Водителя в ней, как всегда, не оказалось. Неожиданно для себя я вдруг подошла к «тойоте» и, пользуясь тем, что стекло на передней дверце было опущено, заглянула в нее.

Внутри я не увидела ничего особенного – все выглядело так, как и должно было выглядеть в старой обшарпанной машине. На сиденье водителя лежал лист бумаги, мелко исписанный какими-то номерами и знаками, но это для меня ничего не значило. На заднем сиденье я заметила плащ цвета хаки – такие плащи чаще всего бывают у военных. В общем, ничего подозрительного. Номер у машины калифорнийский, и даже указан дилерский центр в Ла-Месса.

В конце концов я решила, что во всем виновато мое больное воображение. «Тойота» как «тойота». Сев в свою машину, я завела мотор и через минуту уже ехала в ближайший магазин, даже не догадываясь о том, что мои опасения вовсе не лишены оснований.

Когда я вернулась с кексом, Кларисса и Дэвид по-прежнему стояли над кастрюлькой и смеялись, а их лица были перепачканы шоколадом. Надо же такому случиться, с удивлением подумала я: мой занудный братец, всю жизнь усердно карабкавшийся по лестнице социального успеха, стоит у плиты, хихикает и варит фондю! И все равно мне было приятно снова видеть его смеющимся.

Я положила кекс на стол, а ананасы и клубнику помыла и выложила на большое блюдо фондю оказалось не слишком удачным, к тому же Дэвид время от времени добавлял в это варево масло, и в конце концов мы выставили на середину стола какую-то скользкую бесформенную массу. Вдобавок кекс оказался слегка сухим, зато фрукты были превосходными.

Тут зазвонил телефон, и я проворно схватила трубку. Может, это Ник? Хочет пригласить меня к себе на ночь?

Но когда высветился номер мой матери, я сразу вспомнила вчерашний вечер, и хотя почувствовала себя виноватой, все равно никак не могла решить, ответить ей или нет?

Я отвернулась от телефона, но внезапно изменила решение и взяла трубку.

– Алло…

– Бренда. – На другом конце провода послышался вздох облегчения.

– Да, я.

– Я звоню, чтобы сказать… – Мать вдруг замолчала, похоже, на самом деле она не знала, что мне сказать. – Пожалуйста, поблагодари Ника за прекрасный ужин, это было просто чудесно и так любезно с его стороны…

– Я передам ему.

– Спасибо. – Мать помолчала, потом заговорила снова, но уже не так уверенно: – Еще я хотела напомнить вам обоим – тебе и Дэвиду, – что в следующее воскресенье Пасха.

Пасха! Мое сердце опустилось. Каждый год на Пасху мы собирались в мамином доме на обед, и она кормила нас ветчиной, зеленой фасолью и макаронами с сыром. В нашей семье это стало традицией. Правда, с тех пор как Дэвид женился, он перестал приезжать к матери на Пасху, поскольку его жена предпочитала отмечать этот праздник в Чикаго в кругу своих родственников, а после смерти отца только я и мать садились к праздничному пасхальному столу.

И вот теперь Дэвид был в Сан-Диего, а значит, мы наконец могли все вместе собраться у матери. Джерри, без сомнения, тоже там будет.

– Да, Пасха. – Я вздохнула. – Так что ты хотела сказать?

– Я приготовлю наш традиционный обед, все как всегда, и хочу, чтобы ты пришла.

– Уф, – невольно вырвалось у меня.

– Ты можешь взять с собой Ника…

Я заморгала. Хочется мне, чтобы Ник пришел в дом к моей матери и наблюдал за тем, как я и мои родственники бросаем друг на друга злобные взгляды через стол с ветчиной и зеленой фасолью? Кажется, нет.

К тому же, думаю, Ник просто откажется от моего приглашения. Ему и сейчас не слишком хорошо с Глупой Брендой.

– Ладно, – неожиданно для себя пробормотала я.

Мать радостно вздохнула:

– Ты правда придешь?

37
{"b":"223","o":1}