ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что ж, Ник говорил чистую правду. Он уже проверил все на практике – взял с собой в ресторан девушку, и она без памяти влюбилась в него.

Интересно, будет ли Ник отпускать в мой адрес какие-нибудь саркастические замечания? Вряд ли, это не в его стиле. Ник – настоящий джентльмен. Он открывает дверцу машины для дамы, готовит завтрак и делает круглые глаза, когда я говорю о любви.

Такой замечательный мужчина встретился мне впервые в жизни, и вот, когда он пригласил меня переехать к нему, я вдруг заупрямилась. Мой страх снова проснулся во мне.

– Что это она делает? – донесся до меня голос Тоня Била.

Я не видела Тони, не видела компьютер, не видела кнопки на пульте, которые должна была нажимать: из моих глаз катились слезы, и они мешали мне делать все, что необходимо.

– Бренда! – Голос Тони звучал теперь где-то около моего уха. – Очнись, Бренда!

– Что? – я подняла голову и увидела, что Тони как-то странно смотрит на меня.

Звучал только голос Ника. Он сказал, что в субботу вечером он ходил в кино и смотрел «Чужие играют против». Вероятно, Ник уже успел обменяться впечатлениями об этом фильме со своими слушателями и теперь предлагал в качестве приза два билета на этот триллер.

Итак, Ник ходил в кино. С кем же? С Венди? С Вивьен? С Вайолет? Поток слез из моих глаз усилился.

– Бренда, что, черт возьми, с тобой происходит? Ты хочешь, чтобы я тебя уволил?

– Заткнись, Тони. – Я всхлипнула.

– Отныне я запрещаю тебе слушать Кей-би-зед. – Тони потряс головой. – Каждый раз после того, как ты слушаешь этого Ника, ты становишься какой-то безумной: то плачешь, то хохочешь и вообще ведешь себя черт знает как. Собственно, что случилось? Вы расстались?

Я покачала головой, и слезы стали стекать с моих щек на подбородок и капать на грудь и колени.

– Нет, я люблю его.

– Так в чем же дело? – Тони сокрушенно вздохнул и уселся в кресло напротив меня. – Перестань плакать и расскажи, что случилось?

И тут я неожиданно для себя выложила Тони Билу и Марти все свои проблемы.

– Слушай меня. – Тони откинулся на спинку кресла, его большой живот выпятился вперед так, что под ним исчез вставленный в джинсы ремень. – Тебе следует пригласить Ника на праздничный обед к матери, – важно прокомментировал мою исповедь Тони. – Дай ему понять, что ты хочешь познакомить его со своей семьей. После обеда заведи на задний двор и покажи ему вид на океан. Скажи, что любишь его, а потом задай ему такую работу, какой ему еще не приходилось выполнять в жизни, пусть как следует попотеет. Вот тогда он точно простит тебя.

Я вдруг начала смеяться, и слезы на моих глазах мгновенно высохли.

– Спасибо, Тони, отличный совет.

– Разумеется, это непременно сработает.

Марти за стеклом одобрительно кивнул и принялся разворачивать очередной «Спикере».

– Потом сразу переезжай к нему. Он умеет готовить? Да? На твоем месте я бы именно так и сделал.

Из моей груди вырвался протяжный вздох:

– Не знаю, не знаю… Я боюсь переезжать. Что, если мы не поладим? Что, если мы очень скоро возненавидим друг друга?

– Ну, тут нечего бояться, – уверенно заявил Тони. – Если тебе не понравится, вернешься домой, и все. А если понравится, выйдешь за Ника замуж и будешь радоваться жизни. Никогда не узнаешь, что ждет тебя за углом дома, пока не заглянешь туда. Не позволяй страху одержать над собой верх. Если есть хоть малейший шанс получить то, что сделает тебя счастливой, надо действовать. Я знаю это по своему опыту, так что не сомневайся.

Я с интересом посмотрела на Тони:

– Правда?

– Конечно, правда. Это было очень давно. Мне встретилась красивая девушка, у которой были такие же красивые ноги, как у тебя, а волосы – светлые и гладкие, ничего общего с твоими. Сейчас я мог бы качать наших детей у себя на коленях, но я струсил. Она вышла замуж за архитектора и уехала в Швецию, а мне приходится каждый уик-энд проводить с новой подружкой.

Я выпрямилась в кресле.

– Тони, как ты можешь говорить мне такие вещи!

Тони встал.

– Ладно, не расстраивайся. У шоу-бизнеса свои законы. Если у тебя с Ником вдруг не сложится, может быть, я предложу тебе встретиться со мной.

Решив, что дело, кажется, заходит слишком далеко, я торопливо повернулась к микрофону и заговорила:

– Привет, Сан-Диего, с вами Бренда. Прошу прощения за небольшую паузу, меня только что стошнило.

Тони залился беззвучным смехом, а я в это время перешла к коммерческой рекламе.

– Только не шути так слишком часто. Хотел бы я сейчас видеть физиономии твоих почитателей.

В два часа я закончила записывать «голоса за кадром» и покинула студию. Тони вышел вместе со мной – он направлялся к какой-то важной персоне, любящей «Пинк Флойд», для заключения коммерческой сделки.

– Увидимся, Бренда, – буркнул он на прощание. – Не забудь, что я сказал тебе о Нике и пасхальном обеде: это сработает, будь уверена.

– Спасибо, Тони. – Я кивнула, и тут…

Мы уже почти дошли до своих машин, когда это случилось.

Внезапно из кустов выскочил мужчина и бросился к Тони Билу; на лице этого человека, несколько напоминавшем лицо сумасшедшего, было написано торжество. Его темные глаза лихорадочно блестели, в руках мужчина держал шланг. Это был самый обыкновенный садовый шланг.

– Тони, берегись! – закричала я.

Только через мгновение я поняла, что мужчина со шлангом – Тим, бывший диджей с нашей радиостанции.

– Акулы плавают в воде, ха-ха-ха. Тебе это нравится, а, они? Хорошо быть мокрым?! – прокричал Тим и, не дожидаясь ответа, направил мощную струю воды в лицо Тони.

Тони попытался шагнуть вперед и вырвать шланг, но из того ничего не получилось: струя воды прижала его к машине, и он стал беспомощно размахивать руками. Тем временем Тим со злорадной улыбкой продолжал поливать своего бывшего босса из шланга. Напор был такой, что струя воды добила и до меня, намочив мне юбку и туфли.

Майка Тони Била с надписью «Пинк Флойд» стала темной, джинсы облепили ноги, жидкий венчик волос вокруг лысины приклеился к голове, а Тим держал шланг обеими руками и отчаянно хохотал.

Немного придя в себя, я бросилась к крану, торчавшему посередине лужайки, и перекрыла воду, но, хотя шланг, дернувшись в руках Тима, обмяк и струя воды иссякла, Тим продолжал целиться концом шланга в голову Тони. Прошло еще несколько секунд, прежде чем Тим опустил голову и стал внимательно разглядывать свое оружие – видимо, он никак не мог понять, что случилось и куда делась вода.

Тони наконец отлепился от машины и стал протирать глаза, затем шагнул к Тиму, но тот быстро бросил шлаг на асфальт и скрылся в кустах. Спина Тима мелькнула над живой изгородью, а еще через мгновение его поглотила улица.

Тони оглянулся и вопросительно посмотрел на меня.

– Пусть бежит, – махнула я рукой.

– Может, вызвать полицию? Он определенно сумасшедший!

– И что? Не надо драматизировать ситуацию: он всего лишь облил тебя водой. – Я засмеялась. Потоки воды все еще стекали с головы и плеч Тони, и это в самом деле было смешно. – Как жаль, что у меня с собой нет фотоаппарата.

Тони с укоризной покачал головой и в результате обдал меня холодными брызгами, так что мне пришлось чуть отступить.

– Все очень серьезно, Бренда.

– Да? А по-моему, Тим просто решил отомстить тебе за то, что ты засунул его в бассейн с акулами. Тебе еще повезло, что он не прихватил с собой акулу. – Я подмигнула Тони и стала стряхивать воду с юбки. – Будет куда хуже, если он захочет сбросить тебя с моста…

Тони вздрогнул – видимо, в этот момент он вспомнил канун Нового года и мост Коронадо, когда обвязал Тима веревкой и собственноручно столкнул его с перил вниз…

– Он не сделает этого. – Тони заглянул мне в глаза. – Я боюсь высоты, ты ведь знаешь…

– Знаю. Ты сам во всем виноват, Тони. – Я открыла дверцу своей машины и забралась на переднее сиденье.

– А ты сама доброта, Бренда.

Я посмотрела на Тони через стекло: он снял майку, и теперь, в мокрых брюках и с большим голым животом, выпяченным вперед, выглядел жалким и испуганным.

39
{"b":"223","o":1}