ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы тут же бросились обнимать Дэвида, гладить его по голове и капать горячими слезами ему на одеяло, так что в конце концов он попросил нас прекратить это. Когда мать снова села в кресло, а я на край кровати, лицо Дэвида уже приняло мужественное выражение, но я видела по его глазам, что ему было приятно наше внимание.

Наконец, когда слезы были вытерты, я обратилась к матери:

– Мама, не нужно бросать Джерри…

– Нет уж, пусть как хочет, так и поступает, – прервал меня Дэвид.

Я с укором посмотрела на него, потом снова повернулась к матери.

– Мы не должны были заставлять тебя делать то, что ты не хочешь. Тебе же хорошо с Джерри, ты любишь его, ведь так?

Мама грустно кивнула:

– Да, но…

– Никаких «но». Я вижу, как он обращается с тобой. Он заботится о тебе, он добрый и хорошо относится ко мне, к Дэвиду, и он всегда помогает нам. – Я бросила быстрый взгляд на брата. – Ну по крайней мере очень старается помогать.

– Когда это он помогал мне? – подозрительно спросил Дэвид.

Я с вызовом посмотрела на него:

– А разве не Джерри купил тебе билет на самолет до Сан-Диего, когда у тебя не осталось ни цента? И еще он предложил тебе работу в его фирме…

– Он чинит яхты, – запротестовал Дэвид. – Я не умею чинить яхты.

– Этому можно научиться. Чинить яхты гораздо честнее, чем протирать штаны, ничего не делать и жить за мой счет и за счет Клариссы.

Дэвид сразу помрачнел, он словно прикидывал, действительно ли лучше чинить яхты, чем жить за наш с Клариссой счет.

– Тут ты, возможно, снова права, – наконец недовольно буркнул он.

Я повернулась к матери:

– Мы не встанем у тебя на дороге, мама. Мы хотим видеть тебя счастливой. Правда, брат?

Поскольку Дэвид молчал, я бросила на него свирепый взгляд.

– Нуда, конечно… Разумеется…

– Мы хотим, чтобы ты жила той жизнью, которая тебе по душе, и если эта жизнь включает Джерри, что ж, значит, так тому и быть. Я правильно говорю?

– Правильно, – пробубнил Дэвид.

– Джерри хороший парень, так или нет?

– Так. – Дэвид вздохнул и отвернулся.

– Ну вот, значит, Джерри остается. Если хочешь, мам, выходи за него замуж.

Мать неуверенно посмотрела на меня, потом улыбнулась сквозь слезы:

– Хорошо, может быть…

– А если он окажется просто жадной до денег пиявкой, я утоплю его в Мишен-Бей. – На моем лице словно сама собой появилась угрожающая ухмылка.

– Вот эта идея мне нравится. – Дэвид тут же воспрянул духом.

Мама усмехнулась сквозь слезы, потом кивнула:

– Он не жадная пиявка, он очень хороший.

– Ладно, посмотрим… – буркнул Дэвид.

– И еще ему придется очень стараться, – я подмигнула матери, – ну, чтобы доставить тебе удовольствие…

Ответом мне был глубокий вздох, потом мать снова улыбнулась:

– Думаю, с этим все будет в порядке.

И тут же мы обе вздрогнули от истошного крика Дэвида:

– О Господи, меня сейчас опять вырвет!

Глава 29

ВЕЧЕРНИЙ РЕЙС В ЛАС-ВЕГАС

Выйдя из палаты Дэвида, я обнаружила в коридоре Джерри: он терпеливо дожидался, когда ему позволят войти. Чуть дальше на диванчике сидела Кларисса и, читая газету, жевала сандвич. Реджинальд, устроившись около нее, читал старый-престарый журнал «Пипл».

– Ну как, все в порядке? – спросил Джерри, было заметно, что он чувствует себя неловко и сильно волнуется. Вероятно, Джерри догадывался, о чем мама хотела поговорить с нами, и понимал, что, если ей придется выбирать, она выберет не его.

– Да, в порядке. – Я подошла к Джерри и крепко его обняла. – Спасибо тебе.

– Но за что?

– За все. – Я чмокнула его в щеку. – А главное, за то, что моя мать снова смогла полюбить.

– Ну да, конечно… – Джерри явно не ожидал такого поворота событий.

Я ткнула его пальцем в грудь.

– Но только попробуй ее обидеть, и я сразу убью тебя.

Джерри ухмыльнулся:

– Можешь не волноваться, я очень хорошо это понимаю.

– В таком случае будем считать, что вопрос улажен. – Я поправила свою футболку. – А теперь мне нужно найти Ника.

– Я недавно видел его. – Джерри кивнул. – Там, внизу, на первом этаже. Он уже знает о твоем брате.

Я направилась к лифту, но вдруг остановилась.

– Он ждет меня?

– Нет.

Мрачный тон Джерри, с лица которого исчезла добродушная ухмылка, насторожил меня и огорчил. К моему горлу подступил ком.

– Постарайся не вываливать на меня все сразу… Как-нибудь помягче… – попросила я.

– Он ушел, – уныло сообщил Джерри. – Врач попросил Тони задержаться, но Ник и его приятель возвращаются на фестиваль. Ник подумал, что ты, вероятно, поедешь домой с матерью, и…

Я часто-часто заморгала – чтобы не полились слезы.

– Он не просил меня позвонить?

Джерри с сочувствием посмотрел на меня.

– Нет.

Пытаясь унять боль, я скрестила руки на груди.

– Ладно, ты тут ни при чем, это моя вина. – Я стала внимательно изучать рисунок на линолеуме – отчего-то мне не хотелось, чтобы Джерри видел мои слезы. – Все равно спасибо.

– Знаешь что, Бренда, давай возьмем Сару и пойдем перекусим в каком-нибудь ресторане. Думаю, Дэвид будет рад возможности отделаться от меня и остаться наедине с Клариссой.

– Джерри, это так мило с твоей стороны… – я провела рукой по глазам, – но сегодня вечером я уезжаю в Лас-Вегас. Ник бросил меня, поэтому я поеду одна и немного развлекусь.

– В Лас-Вегас? – Джерри нахмурился, и в его глазах появилась озабоченность.

Я беззаботно улыбнулась:

– А почему бы и нет? Может быть, я сорву джекпот, и тогда у меня будет целое состояние.

– Лучше будь осторожна, Бренда.

– Осторожна? Зачем? Я остановлюсь в каком-нибудь роскошном отеле, где не случаются неприятности. Думаю, Тони Бил заплатит за это – ведь он теперь мой должник, – снова улыбнулась я.

Мы попрощались, и Джерри похлопал меня по плечу. Хорошо, что теперь я могла смотреть на Джерри как на друга – он и в самом деле был отличным парнем.

Тут Кларисса, которая все это время наблюдала за нами, отложила газету и подошла ко мне, а когда мы попрощались, направилась в палату к Дэвиду.

Реджинальд тоже поднялся.

– Может, тебя подвезти? – неуверенно спросил он.

Я прищурилась.

– Лучше скажите, вы по-прежнему собираетесь следить за моим братом?

– Нет, я покончил с этим делом. Дэвид не делает ничего такого, за что его жена могла бы подать на него в суд, а мне он даже нравится. – Реджинальд пожал плечами. – К тому же вряд ли ему придет в голову сделать что-нибудь незаконное в таком состоянии.

Когда я приехала в аэропорт, там было полно народу. Правда, довольно быстро все куда-то исчезли: по всей видимости, улетели на вечерних самолетах; остались только пассажиры, вылетавшие поздно ночью, а их оказалось не слишком много. В зале ожидания сразу стало тише и спокойнее.

За окнами потемнело, и вместо чудесного вида с холмами, которым я еще совсем недавно любовалась, в черных стеклах теперь отражалась только внутренность аэропорта.

Насколько мне удалось понять, оставшиеся в аэропорту пассажиры, как и я, летели в Лас-Вегас; в предвкушении встречи с этим сверкающим сказочным городом они весело болтали и выглядели весьма возбужденными. Еще бы – всех этих людей ждали праздник, развлечения, отдых, и лишь одна я молча сидела по соседству с ними и старалась не поддаваться поселившемуся в моей душе отчаянию. У меня было такое ощущение, что они все принадлежали к одному миру, понятному и благополучному, я же была среди них чем-то вроде белой вороны. Мне даже показалось, что кое-кто из ожидающих с подозрением косится на меня. Ничего удивительного: несчастье – это как инфекция, как болезнь, которой сторонятся здоровые, мгновенно ощущая ее в других.

Ладно, хватит, успокойся, говорила я себе. Может быть, мне удастся выиграть целую кучу денег – тогда я куплю себе билет, отправлюсь посмотреть на мужчин-танцоров, и там буду визжать от возбуждения как сумасшедшая… Я могу даже пригласить одного из них в свой номер!

62
{"b":"223","o":1}