ЛитМир - Электронная Библиотека

Ричард С. Пратер

Дело «Кублай-хана»

Глава 1

Я лениво развалился в шезлонге на краю бассейна и наблюдал, как стайка голливудских гурий, облаченных в бикини, резвится в воде. На другой стороне бассейна несколько танцовщиц, покачивая бедрами, исполняли танец живота.

Ласковый, теплый ветерок колыхал пламя зажженных факелов; оркестр под сурдинку наигрывал какой-то удивительно мелодичный мотив, музыка была настолько прекрасной, что казалось, звуки источают восхитительное благоухание. Я восхищался музыкой, глаза мои отдыхали, я вдыхал чудесные запахи, — все мое существо наслаждалось.

Вот так бы мне хотелось жить, когда я умру, подумал я. Если повезет, сегодня меня не убьют. Может быть, завтра.

Сегодня, чуть раньше, в меня уже стреляли, и я видел внезапную, уродливую в своей жестокости смерть. Но размышления о смерти как-то не вязались с этим очаровательным местом, в котором жизнь била ключом; и я сказал себе — почему бы не получить удовольствие от своей работы?

Я находился на вечеринке накануне открытия нового и самого роскошного отеля в Палм-Дезерте — «Кублай-хан»: миллионы долларов были вложены в коттеджи, комнаты, номера, огромный танцевальный зал, столовые и зал для заседаний, бассейны, бары, минареты, купола и шпили. Все это напоминало картинку из «Арабских сказок», словно частицу Востока перенесли на юг Калифорнии.

После выходных наступят будни, но сейчас в воздухе витал дух карнавала. Разноцветные шелковые транспаранты, отделанные кружевами, колыхались на ветру, пропитанном запахами шалфея и жасмина; в живописных уголках расположились палатки, в которых прелестные девушки продавали сувениры и сладости, раздавали рекламные буклеты или просто выглядели сногсшибательно.

Почти все гости — а их было не меньше двухсот — явились в карнавальных костюмах, в основном с восточными мотивами: сари из Индии, фески из Турции, платья из Марокко, а на одной девушке был даже головной убор балийской танцовщицы. Я и сам выглядел великолепно — вы только представьте: шесть футов и два дюйма роста и двести шесть фунтов веса, облаченные в длинный ярко-красный пиджак и потрясающие белые брюки с узкими красными полосками по бокам. Моя грудь была увешана блестящими медалями и другими не всегда ясного назначения наградами — естественно, взятыми напрокат, — а мои короткие белые волосы скрывал невероятный тюрбан.

Всю эту красоту, пожалуй, немного портили брови в форме перевернутой буквы «V», выгнутые дугой над моими серыми глазами: брови тоже были совершенно белыми, и в темноте могло показаться, что от тюрбана оторвался лоскуток и прилип к моему лбу. И конечно же никакие ухищрения косметолога ничего не могли поделать с моим кривым, дважды сломанным носом, с порванным пулей ухом, со шрамом над правым глазом, — мне часто говорили, что я произвожу впечатление человека, пережившего конец света. Но тем не менее, я сделал все возможное, чтобы предстать в наилучшем виде; и я наслаждался вечером. Пока.

Сегодняшний праздник предназначался не для широкой публики — иначе меня никто бы не заметил, — а только для приглашенных гостей. Завтра здесь будет толпа народу, но не раньше, чем пройдет официальная церемония и перережут ленточку. Церемонию почтят своим присутствием звезды Голливуда и телевизионные знаменитости, политические деятели, которые, наверное, будут говорить речи, многие важные и могущественные люди. Сюда съедутся всевозможные телерепортеры и газетчики; прибудет мэр Палм-Спрингс с заранее заготовленным хвалебным выступлением; даже губернатор Калифорнии приедет и скажет речь, если сможет добраться сюда.

Потом все устремятся в бары и буфеты у бассейна, напьются и будут танцевать до упаду под три оркестра. А под конец всех ожидает конкурс красоты, который, вероятно, станет самым грандиозным в истории сластолюбия.

И вот тут-то на сцену выхожу я.

Я назначен членом жюри этого потрясающего конкурса.

По крайней мере, такова моя «легенда».

Вся южная Калифорния знает, что я — частный детектив, Шелл Скотт из фирмы «Шелдон Скотт. Расследования». Но всем также известно, что Шелл Скотт сорвет голос, крича «Да!», если его пригласят судить конкурс красоты. И мой клиент, который уже сидел за решеткой, — пока мне не удалось ничего для него сделать, — втайне надеялся, что все пирующие решат, будто я явился не шпионить, а просто поглазеть.

Естественно, я смотрел во все глаза. Это было несложно.

Большинство красавиц, которые завтра будут демонстрировать свой персикового цвета эпидермис, свои выпуклые прелести и прочие штучки, уже сегодня подавали не только закуски, а все меню сразу, и я веселился от души. К примеру, в двух стоящих рядом палатках одна девушка продавала поцелуи, а другая — печенье, и я вовсе не собирался объедаться печеньем.

Если бы мой клиент смог выйти из каталажки до того, как получит кровоизлияние в мозг, которое, судя по всему, давно ему угрожает, если бы мне удавалось и дальше увертываться от пуль и раскрыть два убийства к завтрашнему дню, — да, на все это у меня было всего шестнадцать часов, — я получил бы настоящее наслаждение от этого дела.

Я вспомнил о своем клиенте и подумал: неужели местные власти действительно считают, что он убивал людей? Меня самого тоже это интересовало. Мне пришла в голову мысль, что, если он убил двоих человек или даже одного, может быть, мне не стоило браться за столь гибкое дело.

Но тем не менее, я за него взялся и теперь должен был отработать свои сто долларов. Или десять тысяч. В зависимости от ситуации. В частности, от того, смогу ли я сейчас оторвать задницу от шезлонга и предпринять нечто невероятно умное, — только сначала надо было придумать и впрямь что-нибудь умное. Частично успех моего дела зависел от Орманда Монако.

Орманд Монако был владельцем «Кублай-хана», тем самым человеком, который затеял всю эту восточную вакханалию. Этому парню очень хотелось быть здесь, в центре событий, приветствовать своих гостей, расточать лучезарные улыбки красавицам, потягивать свой отборный коньяк и принимать заслуженные поздравления. А вместо этого он, бедолага, томится в каталажке. Мой апоплексический клиент.

Он не был близок к апоплексии, когда звонил мне сегодня днем. Он был почти спокоен. Встревожен — да; озабочен; но не перепуган до смерти. Не тогда. Он не был испуган, когда нанимал меня, чтобы я позаботился о покое и счастье его жизни.

Он позвонил мне из Палм-Дезерта в два часа дня. В пятницу днем, в жаркую сентябрьскую пятницу. Я дочитал книгу и внимательно наблюдал за резвящейся в аквариуме рыбкой на книжной полке в моей конторе. Я всегда так делал, когда не был завален работой. Рыбка — гуппи. Я помешан на гуппи.

Зазвонил телефон. Я подошел к большому, обшарпанному столу из красного дерева и взял трубку.

— Алло, — сказал я. — Шелл Скотт.

В ответ я услышал густой, приятный, немного тягучий голос:

— Мистер Скотт, меня зовут Орманд Монако.

Глава 2

Имя Орманд Монако было мне знакомо.

Его многие знали в этой части света. Я думаю, его знали и в другой части света. Последнее время это имя и название его нового отеля «Кублай-хан» неподалеку от Палм-Спрингс постоянно обсуждались в новостях, особенно в светской хронике и в колонках о кино и телевидении.

— Как поживаете, мистер Монако? — поинтересовался я, недоумевая, что может понадобиться от меня такому парню, у которого, по слухам, несколько миллионов долларов, два «линкольна-континенталя» и «кадиллак», три бывших жены, с которыми он сохранил прекрасные отношения, и куча возможностей заполучить четвертую плюс фантастический отель в Палм-Дезерте.

Он объяснил мне:

— Перейду сразу к делу. Полагаю, вы знаете, что я собираюсь открыть «Кублай-хан» здесь, в Палм-Дезерте?

— Да, сэр. Чуть больше пишут только о войнах, за исключением…

— «Хан» откроется для широкой публики завтра, сегодня же я пригласил человек двести гостей порезвиться в более узком кругу.

1
{"b":"22308","o":1}