ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, они целиком положились на поселения – это разумно. Но что если другой Дальний Зонд, подобный нашему, был запущен каким-нибудь из поселений, решившим держать это дело в секрете?

– Сомневаюсь, сэр. Им потребовался бы гиперпривод, а сведения о нем в секрете. Если бы они сами сумели создать гипердвигатели, мы бы узнали об этом. Им пришлось бы производить в пространстве кое-какие эксперименты, что выдало бы их.

– В соответствии с соглашением по научным исследованиям, все данные, полученные Зондом, должны быть опубликованы. Значит ли это, что вы уже известили?..

– Нет, конечно, – с негодованием перебила его Инсигна. – До публикации необходимо провести более подробные исследования, А пока я располагаю лишь предварительными результатами, о которых и извещаю вас конфиденциально.

– Но вы же не единственный астроном, работающий с Дальним Зондом. Полагаю, вы уже успели проинформировать остальных?

Покраснев, Инсигна отвернулась. И сказала, словно защищаясь:

– Нет, я не сделала этого. Эти снимки обнаружила я. Я их исследовала и поняла, что они означают. И я хочу, чтобы честь открытия принадлежала мне. Есть только одна ближайшая к Солнцу звезда, и я хочу значиться в анналах науки как открывшая ее.

– Ну а если существует еще более близкая? – В первый раз за весь разговор Питт позволил себе улыбнуться.

– Об этом уже было бы известно. Даже о моей звезде знали бы давно – не окажись там крошечного облачка пыли. Ну а другая звезда, да еще более близкая – об этом нечего и говорить.

– Значит, так, доктор Инсигна. О Звезде-Соседке знаем лишь мы с вами. Я не ошибаюсь? И никто более?

– Да, сэр. Пока – вы и я.

– Не только пока. Все ваши сведения должны оставаться в секрете, пока я не решу сообщить о ней кое-кому.

– Но как же соглашение об открытом доступе к научной информации?

– Мы забудем о нем. Всякое правило имеет исключения. Ваше открытие касается безопасности нашего поселения. В данном случае мы вправе не обнародовать его. Молчим же мы о гиперприводе, не так ли?

– Но какое Звезда-Соседка может иметь отношение к безопасности Ротора?

– Самое прямое, доктор Инсигна. Вы, возможно, еще не поняли этого, но ваше открытие изменит судьбу всего рода человеческого.

5

Эугения застыла и молча уставилась на Питта.

– Садитесь. Теперь мы с вами соучастники, а заговорщикам следует дружить. Отныне с глазу на глаз вы для меня Эугения, а я для вас – Янус.

– Но это неудобно, – возразила Инсигна,

– Привыкнете, Эугения. Заговорщикам не до формальностей.

– Но я не собираюсь участвовать ни в каких тайных делах и хочу, чтобы вы это знали. Я не вижу смысла в том, чтобы держать в тайне информацию о Звезде-Соседке.

– По-моему, вы просто опасаетесь за свои права первооткрывателя.

Недолго поколебавшись, Эугения выпалила:

– Вы правы, Янус, клянусь самой последней микросхемой компьютера, я жажду известности.

– Давайте на миг забудем о существовании Звезды-Соседки, – проговорил он. – Вы знаете, что я давно уже предлагаю увести Ротор за пределы Солнечной системы? И что вы об этом думаете? Вам не хочется оставить Солнечную систему?

Она пожала плечами.

– Не знаю. Хотелось бы, конечно, собственными глазами увидеть какой-нибудь астрономический объект – только страшновато немного.

– Страшно оставить дом?

– Да.

– Но вы же и не оставите его. Ротор и есть ваш дом. – Рука его описала полукруг. – И в странствие он отправится вместе с вами.

– Пусть так, мистер… Янус, но Ротор – это не все, что мы считаем своим домом. Здесь у нас соседи: другие поселения, планета Земля – да вся Солнечная система.

– Ну вот, сколько народу. Рано или поздно люди начнут разбредаться, хотим мы этого или нет. Когда-то на Земле люди преодолевали горные хребты, пересекали океаны. А два столетия назад земляне стали оставлять родную планету, чтобы жить в поселениях. То, что я предлагаю – просто очередное событие в нашей старой истории.

– Понимаю, но многие-то остались. И Земля не опустела. Там еще найдутся семьи, которые не покинули родных краев и живут на одном месте поколение за поколением.

– И вы собираетесь присоединиться к этим домоседам?

– Мой муж Крайл относится к их числу, он не согласен с вами, Янус.

– У нас на Роторе каждый имеет право думать и говорить все что угодно – пусть ваш муж протестует на здоровье. Но вот о чем я хочу вас спросить – как вы думаете, куда можно отправиться из Солнечной системы, если мы все-таки решимся на это?

– Конечно, на альфу Центавра. Эта звезда считается ближайшей. Ведь даже с помощью гиперпривода мы не сможем двигаться быстрее скорости света – значит, на путешествие уйдет примерно четыре года. А к дальним звездам путь и того дольше. Но и четыре года – срок немалый.

– Ну, а если предположить, что мы смогли бы передвигаться быстрее – куда бы вы в таком случае направились?

Инсигна задумалась ненадолго, а потом проговорила:

– Наверное, все-таки на альфу Центавра. Все-таки она относительно недалеко. Даже звезды над ней по ночам такие же, как над Землей. Если захотим вернуться – путь недалек. Самая крупная звезда А в тройной системе альфы Центавра практически как две капли воды похожа на Солнце. Звезда В поменьше – но не намного. Даже если забыть о красном карлике – альфе Центавра С – это уже две планетные системы.

– Допустим, мы полетим к альфе Центавра, обнаружим там приемлемые условия и останемся, чтобы заселить новый мир, известив об этом Землю. Куда отправятся другие, решившие оставить Солнечную систему?

– Конечно, к альфе Центавра, – без колебаний отвечала Инсигна.

– Итак, место назначения очевидно. Значит, следом за нами неизбежно последуют остальные – и новый мир в конце концов станет таким же перенаселенным, как и старый. Много людей, много культур, много поселений, каждое с собственной экологической системой.

– Тогда настанет время осваивать другие звезды.

– Но, Эугения, где бы мы ни устроились – если мы устроимся с комфортом, за нами неизбежно потянутся соседи. Гостеприимное солнце, плодородная планета привлекут к себе толпы желающих.

– Да, наверное.

– Ну а если мы полетим к звезде, которая удалена от нас чуть больше чем на два световых года, – кто отправится следом, если о существовании этой звезды никому не известно, кроме нас?

– Никто, пока звезду не обнаружат.

– Но на это уйдет немало времени. А пока они устремятся к альфе Центавра и к другим, более далеким звездам. И не заметят красного карлика буквально у себя под носом. Ну а если его обнаружат – все подумают, что эта тусклая звездочка непригодна для жизни. Только никто в Солнечной системе не должен знать, что люди уже заинтересовались этой звездой.

Инсигна неуверенно взглянула на Питта.

– Но зачем все это? Хорошо, мы полетим к Звезде-Соседке, и об этом никто не узнает. И что дальше?

– А то, что мы сможем сами заселить весь этот мир. Если там есть пригодная для обитания планета…

– Но ее там нет. По крайней мере около красного карлика.

– Тогда мы воспользуемся сырьем, которое там найдем, и настроим множество новых поселений.

– Вы думаете, что там для нас окажется больше места?

– Да. Гораздо больше – если все человеческое стадо не ввалится туда следом за нами.

– У нас просто будет больше времени. Даже одно наше поселение когда-нибудь заполнит все пригодное для обитания пространство вокруг Соседки. Ну за пять столетий вместо двух. И что же?

– Эугения, в этом-то и вся разница. Пусть остальные толкутся, сбиваются в кучу, пусть опять собираются вместе тысячи различных культур, порожденных Землей за всю ее скорбную историю. А нам пусть предоставят возможность побыть одним – тогда мы сумеем создать сеть поселений, общих по экологии и культуре. Ситуация изменится в нашу пользу: меньше хаоса – меньше анархии.

– Но и скучнее… К тому же меньше различий – ниже жизнеспособность.

5
{"b":"2231","o":1}