ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бейли молча прочел отчет, затем вернулся к началу и перечитал с первой строчки.

– Появляется новая деталь, – сказал он. – Робот.

Дэниел кивнул.

– Она не упомянула о нем, – задумчиво заметил Бейли.

– Вы неверно поставили вопрос. Вы спросили ее: была ли она одна, когда обнаружила тело. Вы спросили, не присутствовал ли еще кто-нибудь на месте преступления. Робот же – не «кто-нибудь».

Бейли кивнул. Окажись сам в положении допрашиваемого, он вряд ли упомянул бы, что на месте преступления присутствовал, скажем, стол.

– Наверное, надо было спросить, присутствовали ли там роботы. – Черт, откуда ему знать, какие здесь надо задавать вопросы? – Насколько законны показания робота, Дэниел?

– Что вы имеете в виду?

– Может ли робот на Солярии быть свидетелем? Может давать показания?

– Почему вы в этом сомневаетесь?

– Робот – не человек, Дэниел. На Земле он законным свидетелем не считается.

– А след ноги считается, хотя в нем еще меньше человеческого, чем в роботе. Ваша планета нелогично подходит к данному вопросу. На Солярии показания роботов допускаются при условии компетентности последних.

Бейли не стал спорить, оперся подбородком о кулак и снова перебрал в уме все, что касалось того робота.

Охваченная ужасом Глэдия Дельмар, стоя над телом мужа, вызвала роботов. Когда те явились, она лежала без сознания.

Роботы доложили, что нашли ее рядом с мертвым телом. Но там был еще кое-кто – или кое-что: робот. Этот робот не пришел вместе с остальными – он уже был на месте. И он не принадлежал к домашней обслуге. Ни один из роботов его раньше не видел и не знал его назначения.

Не удалось ничего выяснить и у самого робота: он вышел из строя. Координация движений была нарушена, как, видимо, и функции позитронного мозга. Робот не мог дать ни единого правильного ответа и произвести ни единого правильного действия и после тщательного осмотра был признан экспертом-роботехником абсолютно негодным.

Единственными связными словами, которые беспрестанно повторял робот, были: «Ты хочешь убить меня… ты хочешь убить меня… ты хочешь убить меня…»

Никакого орудия, которое могло быть использовано для нанесения смертельного удара, обнаружено не было.

– Сейчас я поем, Дэниел, – сказал вдруг Бейли, – а потом мы снова поговорим с агентом Грюером – по видео, само собой.

Хеннис Грюер, когда Бейли связался с ним, еще сидел за столом. Он ел медленно, тщательно отбирая кушанья с разных блюд и внимательно всматриваясь в каждый кусок, будто в поисках нового, лучшего сочетания.

Ему, наверно, лет двести, подумал Бейли. Уже устал от еды.

– Приветствую, господа, – сказал Грюер. – Вы, должно быть, получили наш отчет, – И, блеснув лысиной, перегнулся через стол положить себе что-то на тарелку.

– Да. А также имели интересную беседу с госпожой Дельмар.

– Хорошо. И к какому же выводу вы пришли – если пришли?

– Я сделал вывод, что она невиновна, сэр, – ответил Бейли.

Грюер метнул на него цепкий взгляд.

– Вот как?

Бейли кивнул.

– Но ведь она единственная могла с ним встречаться, единственная была рядом…

– Это я уяснил. Но как бы ни были строги солярианские нравы, сей факт не является решающим. Если позволите, я объясню.

– Разумеется, – и Грюер вернулся к своему обеду.

– У каждого убийства есть три «кита», одинаково важные; мотив, средство и возможность. Чтобы обвинение было прочным, должны быть обоснованы все три пункта. Согласен с вами в том, что возможность у госпожи Дельмар была. Но о мотиве я пока ничего не слышал.

– Нам он тоже неизвестен, – пожал плечами Грюер, бросив взгляд в сторону молчаливого Дэниела.

– Хорошо. У подозреваемой нет мотива, но предположим, что у нее мания убийства. Допустим это и будем рассуждать дальше, Итак, она приходит к мужу в лабораторию и по какой-то причине вдруг собирается его убить. Она замахивается – скажем, дубинкой или другим тяжелым предметом, и Дельмар осознает, что жена не шутит. В страхе он восклицает: «Ты хочешь убить меня!» Он стремится убежать, и тут ему на затылок обрушивается удар. Кстати, доктор осматривал труп?

– И да и нет. Роботы вызвали доктора к госпоже Дельмар, и он заодно осмотрел труп.

– В отчете об этом не упоминается.

– О подобной мелочи вряд ли стоило упоминать, Человек умер, и, когда доктор приступил к видеоосмотру: покойный был уже раздет, обмыт и подготовлен для кремации обычным порядком.

– Другими словами, роботы уничтожили все улики, – раздраженно сказал Бейли. – Вы сказали, это был видеоосмотр? Доктор не осматривал труп лично?

– Великий Космос! Ну и мысли у вас! Я уверен, что доктор осмотрел труп в разных ракурсах и крупным планом. Врачи не могут иногда не контактировать с пациентами, но контакт с трупом у меня даже я голове не укладывается. Медицина – грязное занятие, но даже врачи должны где-то провести черту.

– Ну хорошо – я, собственно, хотел узнать вот что: говорил ли доктор что-нибудь относительно раны?

– Я понял, куда вы клоните. Полагаете, что удар был слишком сильным для женщины?

– Женщины слабее мужчин, сэр. Тем более если женщина такая маленькая, как госпожа Дельмар.

– Но слабенькой ее не назовешь, инспектор. Будь у нее подходящее оружие, сила тяжести и принцип рычага сделали бы полдела. И потом, женщина, когда она в бешенстве, способна на самые поразительные вещи.

– Вы упомянули об оружии, – пожал плечами Бейли. – Где оно?

Грюер протянул руку к пустому стакану. В поле зрения появился робот и наполнил стакан бесцветной жидкостью – может быть, водой.

Грюер взял стакан и вновь поставил, будто раздумал пить.

– В отчете сказано – мы не смогли его обнаружить.

– Я знаю, что сказано в отчете. Хотел только удостовериться кое в чем. Оружие искали?

– Искали, и очень старательно.

– Вы лично?

– Нет, роботы, но под моим непрестанным наблюдением. Мы не смогли обнаружить ничего, что сошло бы за орудие убийства.

– Это свидетельствует в пользу госпожи Дельмар, не так ли?

– Да, – спокойно подтвердил Грюер. – Одна из загадок дела. Потому-то мы и не обвинили госпожу Дельмар. По этой причине я и сказал вам, что подозреваемая тоже не могла совершить преступления, Следовало, наверно, сказать – видимо, не могла.

– Видимо?

– Должно быть, она как-то избавилась от оружия. Просто мы пока не догадались как.

– Вы рассмотрели все варианты? – строго спросил Бейли.

– Думаю, да.

– Давайте проверим. Человек убит ударом по голове, и оружия на месте преступления не обнаружено. Единственное, что можно здесь предположить, – что его унесли. Рикэн Дельмар отпадает – он был мертв. Могла ли унести оружие госпожа Дельмар?

– Разумеется.

– Каким образом? Когда пришли роботы, она лежала на полу без сознания. Она могла притворяться – но была там. Сколько времени прошло с момента убийства до прихода первого робота?

– Нам неизвестно, во сколько точно было совершено убийство.

– Я читал отчет, сэр. Один из роботов показал, что слышал шум и крик, причем кричал доктор Дельмар. Очевидно, этот робот был ближе всех к месту убийства. Сигнал вызова зажегся через пять минут, и роботу, должно быть, понадобилось меньше минуты, чтобы явиться в лабораторию. – Бейли вспомнилось, как молниеносно являются роботы по вызову. – За пять минут, пусть даже за десять, куда могла госпожа Дельмар унести оружие; чтобы вовремя вернуться и симулировать обморок?

– Она могла уничтожить его в мусоросжигателе.

– Судя по отчету, мусоросжигатель тоже исследовали, и гамма-анализ осадка показал, что за последние сутки там не уничтожалось никаких крупных предметов.

– Знаю. Я просто приважу примеры возможных вариантов.

– Да, но существует одно очень простое объяснение. Полагаю, все домашние роботы Дельмаров были обследованы и допрошены?

– О да.

– Они были в нормальном состоянии?

14
{"b":"2239","o":1}