ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бейли задумчиво потер костяшками пальцев щеку.

– Ну если… – Не договорив, он вскочил со стула и бросился к своему собеседнику, забыв, что видит всего лишь изображение. Грюер, выкатив глаза и держась за горло, хрипел:

– Жжет… жжет…

Стакан выпал из его руки, содержимое разлилось по полу. Упал и сам Грюер с искаженным болью лицом.

Глава седьмая

Доктор недоумевает

На пороге появился Дэниел.

– Что случилось, партнер Элайдж?

Но все было ясно и без объяснений. Дэниел закричал звенящим голосом:

– Роботы Хенниса Грюера! Вашему хозяину плохо! Роботы!

В столовой тут же появился металлический слуга, а через пару минут к нему присоединилась дюжина других. Трое осторожно подняли и унесли Грюера, остальные принялись наводить порядок и подбирать с пола осколки. Дэниел крикнул им:

– Слушайте, роботы, – не трогайте осколки! Обыщите дом. Ищите чужого человека. Предупредите всех роботов, работающих в имении. Пусть прочешут каждый акр. Если найдете чужого господина, задержите его. Не причиняйте ему вреда (излишний совет), но не позволяйте уйти, Если не найдете никого, дайте мне знать – я остаюсь на связи.

Когда роботы разошлись, Бейли сказал Дэниелу:

– Начинается. Это, конечно, был яд.

– Да. По-видимому, вы правы, партнер Элайдж. – Дэниел как-то странно, точно у него ослабли колени, опустился на стул. Бейли раньше никогда не замечал за ним таких чисто человеческих черточек.

– Мой механизм не выдерживает подобных испытаний, – сказал Дэниел.

– Вы же ничем не могли ему помочь.

– Я понимаю – и все же чувствую что-то вроде блокировки в мозговых схемах. Так, должно быть, случается с человеком, пережившим шок.

– Что ж, придется себя пересилить. – Бейли не питал никакой жалости к занемогшему роботу. – Надо разобраться, кто приложил к этому руку. Нет яда без отравителя.

– Это могло быть и пищевое отравление.

– Случайное пищевое отравление? В столь чистоплотном мире? Никогда. Кроме того, яд был добавлен в напиток, и симптомы были внезапными, так что сомневаться не приходится. Это был яд, причем большая доза. Вот что, Дэниел, я пойду в другую комнату и все обдумаю. А вы свяжитесь с госпожой Дельмар. Проверьте, дома ли ока, и узнайте, на каком расстоянии ее имение от имения Грюера.

– То есть вы думаете, что она…

Бейли остановил его жестом.

– Просто узнайте, хорошо?

И вышел из комнаты – ему необходимо было остаться одному. Ясно, что два столь тесно связанных по времени преступления в таком обществе, как солярианское, не могли произойти независимо друг от друга. А если между ними есть связь, то напрашивается предположение, что рассказ Грюера о заговоре был правдивым.

Бейли чувствовал, как нарастает в нем знакомое возбуждение. Когда он прибыл сюда, его занимали грозящие Земле бедствия и собственные переживания – убийство казалось чем-то отдаленным. Теперь же началась охота. Бейли стиснул челюсти, и на скулах выступили желваки.

Как-никак убийца или убийцы нанесли удар в его присутствии, и это задело Бейли за живое. Выходит, с ним совсем не считаются? В Бейли взыграла гордость уязвленного профессионала. По крайней мере, теперь можно заняться этим делом, как обычным убийством, не забивая себе голову земными проблемами.

В комнату сначала заглянул, потом вошел Дэниел.

– Я сделал, как вы просили, партнер Элайдж. Связался с госпожой Дельмар. Она дома. Ее имение более чем в тысяче миль от имения агента Грюера.

– Я сам потом с ней поговорю. Как вы думаете, – задумчиво спросил Бейли, – она имеет отношение к этому преступлению?

– Скорее всего, не прямое, партнер Элайдж.

– Так значит, косвенное?

– Она могла поручить кому-то убить Грюера.

– Кому-то? Но кому?

– Этого я сказать не могу, партнер Элайдж.

– Если кто-то действовал по ее поручению, он должен был присутствовать на месте преступления.

– Да, кто-то должен был там появиться, чтобы отравить напиток.

– Но разве нельзя было отравить напиток заранее? Намного раньше?

– Я думал об этом, партнер Элайдж, – спокойно сказал Дэниел, – потому и воспользовался выражением «скорее всего», говоря о причастности госпожи Дельмар к преступлению. Вполне вероятно, что она побывала у Грюера раньше. Было бы полезно проверить ее передвижения.

– Проверим. И выясним, бывала ли она там вообще. – Бейли скривил губы. Он так и знал, что когда-нибудь логика подведет робота. Как говорил тот роботехник: логика, лишенная здравого смысла. – Пойдемте обратно в переговорную и посмотрим, что там у Грюера.

Комната Грюера сияла чистотой и свежестью. Никто бы не сказал, что меньше часа назад на полу корчился в агонии человек.

У стены стояло трое роботов в обычной позе почтительного ожидания.

– Что слышно о вашем хозяине? – спросил Бейли.

– У него доктор, господин, – ответил средний робот.

– Доктор лечит его по видео или присутствует лично?

– По видео, господин.

– Что говорит доктор? Хозяин будет жить?

– Пока неизвестно, господин.

– Вы обыскали дом?

– Очень тщательно, господин.

– Не обнаружили постороннего господина?

– Нет, господин.

– Есть какие-нибудь следы недавнего присутствия постороннего?

– Никаких, господин.

– Имение обыскивается?

– Да, господин.

– Есть результаты?

– Нет, господин.

Бейли кивнул и сказал:

– Я хочу поговорить с роботом, который сегодня прислуживал за столом.

– Он на проверке, господин. Функции нарушены.

– Но говорить он может?

– Да, господин.

– Тогда давайте его сюда – немедленно.

Но немедленно не получилось, и Бейли начал раздраженно:

– Я же сказал…

– Солярианские роботы общаются между собой по радио, – вставил Дэниел, – и робот, которого вы хотели видеть, уже вызван. Если он задерживается, то причиной тому неполадки, вызванные недавним происшествием.

Бейли кивнул. О радио он мог бы догадаться и сам. Если этот мир держится на роботах, между ними должна быть какая-то связь, иначе вся система рухнет. Стало понятно, каким образом вслед за вызовом одного робота сразу является дюжина других – но только если в них есть необходимость, и не иначе.

Появился нужный Бейли робот. Он хромал, приволакивая ногу, Что это с ним, подумал Бейли – и пожал плечами. Непосвященному не понять, как проявляются нарушения позитронного мозга даже у примитивных земных роботов. Из-за одной поврежденной схемы могла отказать, как например сейчас, нога. Это о многом говорило роботехнику и ровно ми о чем – дилетанту.

Бейли осторожно начал:

– Помнишь бесцветную жидкость, которую ты наливал хозяину в бокал?

– Да, гофподин, – ответил робот.

Еще и дефект речи!

– Что это была за жидкость?

– Вода гофподин.

– Только вода? Ничего больше?

– Только вода, гофподин.

– Где ты ее взял?

– Из крана в режервуаре, гофподин.

– Ты принес воду сразу или она оставалась какое-то время на кухне?

– Хожяин не любил слифком холодной воды, гофподин. Было отдано пофтоянное рафпоряженис набирать ее за цас до еды.

Очень удобно, подумал Бейли, – для того, кто об этом знал.

– Скажи, чтобы меня связали с доктором, как только он закончит свой осмотр. Тем временем пусть другой робот объяснит, как работает резервуар для воды. Мне нужно знать, как здесь устроено водоснабжение.

Вскоре появился доктор. Это был самый старый космонит из всех виденных Бейли – то есть, по оценке инспектора, доктору, должно быть, перевалило за триста. На руках у него выступили вены, а коротко остриженные волосы совсем побелели. У доктора была привычка постукивать ногтем по краю передних зубов, которая раздражала Бейли. Звали его Алтим Тул.

– К счастью, больного вырвало, – сообщил доктор, – и он освободился от солидной порции яда. Но его жизнь все еще под вопросом. Какая трагедия. – Он тяжело вздохнул.

16
{"b":"2239","o":1}