ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я предполагал, что в наших отношениях наступит такой момент, партнер Элайдж. Если быть точным, я подумал об этом еще во время нашего переезда в имение, когда вы повели себя агрессивно в машине. Моя гибель – ничто в сравнении с вашей безопасностью, но, если меня не станет, вы можете впоследствии пострадать и планы моих хозяев расстроятся. Поэтому в первый же период вашего сна я позаботился разрядить ваш бластер.

Бейли сжал губы. Значит, он все это время ходил с незаряженным оружием? Схватившись за кобуру, он вынул бластер и посмотрел на счетчик заряда. Счетчик стоял на нуле.

Бейли покачал бесполезную железку на ладони, точно намереваясь швырнуть ее в Дэниела. Но что толку? Робот, конечно, увернется.

Бейли убрал бластер обратно, В свое время оружие, быть может, удастся перезарядить. Потом он медленно и задумчиво проговорил:

– Больше не обманете, Дэниел.

– Что вы имеете в виду, партнер Элайдж?

– Уж слишком вы мной командуете. Совсем загнали в угол. Вы в самом деле робот?

– Вы и раньше в этом сомневались.

– В прошлом году на Земле я сомневался в том, что Р. Дэниел Оливо действительно робот. Оказалось, что он им был – и скорее всего продолжает быть. Но теперь я спрашиваю себя; вправду ли вы Р. Дэниел Оливо?

– Да, это я.

– Ой ли? Дэниел был создан по образу космонита. Почему нельзя было подобрать космонита, похожего на Дэниела?

– Зачем?

– Затем, чтобы он вел здесь следствие с инициативой и выдумкой, недоступными роботу. И чтобы вы, играя роль Дэниела, могли бы спокойно управлять мной, для вида предоставляя руководство мне. Вон как вы мной вертите – и мне приходится подчиняться.

– Ваши заключения неверны, партнер Элайдж.

– Почему же тогда все соляриане, с которыми мы говорим, принимают вас за человека? Они ведь знатоки. Неужели их так легко одурачить? Не могу же я один быть прав, а все не правы. Гораздо вероятнее то, что правы-то все, а ошибаюсь я.

– Это не так, партнер Элайдж.

– Докажите, – сказал Бейли, медленно подходя к сервировочному столику и отодвигая дробилку для отходов. – Если вы робот, это не составит для вас трудности. Покажите мне металл, который у вас под кожей,

– Уверяю вас…

– Покажите! – гаркнул Бейли. – Это приказ! Или вам дозволено и приказам не подчиняться?

Дэниел расстегнул рубашку. Гладкая бронзовая кожа у него на груди слегка поросла светлыми волосами. Он крепко нажал у себя под правым соском, и кожа вместе с мышцами вдоль всей грудной клетки разошлась без единой капли крови, открыв блестящий металл,

В тот же миг Бейли, передвинув палец на полдюйма вправо, нажал кнопку вызова. Почти сразу же вошел робот.

– Не двигаться, Дэниел! – крикнул Бейли. – Это приказ! Смирно!

Дэниел замер, словно жизнь или механическая ее имитация покинула его.

– Можешь ты вызвать еще двоих слуг, не выходя отсюда? – крикнул Бейли роботу. – Если можешь, вызывай.

– Слушаюсь, господин.

Вошли два робота, вызванные по радио; все трое выстроились в ряд.

– Ребята, – сказал им Бейли, – видите это существо, которое принимали за господина?

Три пары красных глаз уставились на Дэниела, и роботы сказали в унисон:

– Видим, господин,

– Вы видите, что так называемый господин – на самом деле такой же робот, как и вы? У него внутри металл. Он просто сделан так, что выглядит как человек.

– Да, господин.

– Вы не должны подчиняться его приказам. Понимаете?

– Да, господин.

– А вот я, – сказал Бейли, – настоящий человек. Роботы какой-то миг раздумывали, и Бейли пришло в голову: теперь, когда им показали, что некто, похожий на человека, на деле может оказаться роботом – не будут ли они сомневаться в каждом, кто с виду человек? Но тут один из роботов ответил:

– Вы человек, господин. Бейли перевел дух.

– Хорошо, Дэниел, – сказал он. – Вольно. Дэниел сменил позу на более естественную и спокойно произнес:

– Значит, притворившись, будто сомневаетесь в моем происхождении; вы стремились разоблачить меня перед другими роботами?

– Так и есть; – сказал Бейли, отводя глаза. Это же все-таки машина, а не человек. Разве можно надуть машину?

Но ему, несмотря ни на что, было стыдно. Когда Дэниел стоял вот так, с раскрытой грудью, в нем было что-то очень человеческое, и Бейли ощутил себя обманщиком.

– Закройте грудь, Дэниел, и послушайте меня. Трех роботов вам не одолеть – это ведь ясно?

– Ясно, партнер Элайдж.

– Хорошо, Вот что, ребята, – снова обратился он к роботам. – Вы не должны говорить никому, и господам тоже, что он робот. Никому и никогда, пока я, и только я один, не отменю своего приказа.

– Благодарю вас, – тихо сказал Дэниел.

– Однако, – продолжал Бейли, – похожий на человека робот не должен вмешиваться в мои действия. Если он попытается сделать это, удержите его силой, но не причиняйте ему без крайней необходимости вреда. Не разрешайте ему вступать в контакт с другими людьми, кроме меня, и с другими роботами, кроме вас – ни лично, ни по видеосвязи. И не спускайте с него глаз. Держите его в этой комнате и сами оставайтесь при нем. От прочих своих обязанностей вы освобождаетесь впредь до дальнейших указаний. Все ясно?

– Да, господин, – ответили роботы хором.

– Вот видите, Дэниел. Вы бессильны, так что не пытайтесь мне помешать.

Дэниел сказал, безнадежно уронив руки:

– Я не могу допустить, чтобы вы пострадали от моего бездействия, партнер Элайдж, но в данных обстоятельствах мне остается только бездействовать. Логически это неоспоримо, Я не стану ничего предпринимать и полагаюсь на то, что вы останетесь живы и невредимы.

Вот-вот, подумал Бейли. Одна только логика – больше у робота ничего нет за душой. Логика говорит Дэниелу, что он окончательно побежден. Рассудок мог бы подсказать ему, что все случайности предугадать невозможно и противная сторона тоже может допустить ошибку.

Но нет. Роботы руководствуются логикой, а не здравым смыслом.

Бейли снова кольнул стыд, и он не мог не поддаться желанию утешить Дэниела.

– Послушайте, Дэниел, даже если бы я подвергался опасности – а это не так, – поспешно добавил он, покосившись на других роботов, – то такова моя работа. Мне за то и платят. Моя работа состоит в том, чтобы охранять все человечество в целом, так же как ваша – в том, чтобы охранять отдельного человека. Понимаете?

– Нет, партнер Элайдж.

– Потому, что вы так созданы, Поверьте мне на слово – будь вы человеком, вы бы поняли.

Дэниел склонил голову в знак согласия и остался стоять недвижимо, а Бейли медленно вышел из комнаты. Трое роботов расступились перед ним и устремили свои фотоэлектрические глаза на Дэниела.

Бейли шел, так сказать, к свободе, и от сознания этого его сердце сильно билось – но вдруг пропустило удар. Перед ним возник новый робот.

Что еще стряслось?

– Чего тебе, бой? – рявкнул Бейли.

– Вам пакет, хозяин, от заместителя директора Службы Безопасности.

Бейли взял у робота запечатанную капсулу, и она тут же раскрылась. Внутри лежала свернутая бумага с написанным от руки, красивым почерком, текстом. Бейли не удивился. Солярия, должно быть, располагала отпечатками его пальцев, – ведь капсула могла раскрыться только от прикосновения адресата.

Он прочел бумагу, и на его продолговатом лице отразилось удовлетворение. Это было официальное разрешение на личные визиты. Требовалось, правда, согласие и другой стороны, но солярианам предписывалось оказывать всяческое содействие «агентам Бейли и Оливо».

Аттлбиш капитулировал – на это указывало и то, что фамилию землянина он поставил первой. Добрый знак, чтобы начать наконец вести следствие, как полагается.

Бейли снова летел аэропланом, как из Нью-Йорка в Вашингтон, но с одной разницей. Этот аэроплан не был затемнен – окна оставили незаслоненными.

День выдался ясный и солнечный. С того места, где сидел Бейли, окна выглядели как голубые лоскуты – одинаковые и однообразные. Бейли старался не прятаться и зарывался головой в колени лишь тогда, когда становилось совсем уж невмоготу.

21
{"b":"2239","o":1}