ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Должно быть, она сочла, что я, будучи аврорианцем, не умею обращаться с роботами так, как она, – что ее приказ будет иметь больший вес и исполнят его гораздо быстрее моего. Очевидно, соляриане гордятся своим искусством управлять роботами и не очень верят в соответствующие способности инопланетян. Кажется, вы того же мнения?

– Значит, она услала их?

– С трудом, Они ссылались на предыдущий приказ, но не могли, естественно, сказать, в чем он состоит, поскольку вы приказали им не выдавать моего происхождения. Она накричала на них, и лишь тогда они подчинились.

– И вы ушли.

– Да, партнер Элайдж.

Жаль, подумал Бейли, что Глэдия не придала значения разговору с Дэниелом и не упомянула о нем.

– Долго же вам пришлось меня искать, Дэниел.

– У роботов существует сеть субэфирной связи. Знающий солярианин может получить информацию по ней. Но поскольку она передается через миллионы машин и одной из машин был я, не имеющий должного опыта, потребовалось время, чтобы добыть нужные сведения. Прошло более часа, прежде чем я узнал, где вы находитесь. И напрасно потерял время, явившись на место работы доктора Дельмара, когда вас там уже не было.

– Что же вы там делали?

– Проводил собственное расследование. Сожалею, что занимался им в ваше отсутствие, но меня вынудили к тому чрезвычайные обстоятельства,

– С Клориссой Канторо вы общались по видео или лично?

– По видео, но из ее же дома, не из нашего поместья. Мне нужно было проверить кое-какие записи на ферме. В обычной ситуации я бы довольствовался видео, но мне неудобно было оставаться в нашей резиденции, поскольку те трое роботов знали, кто я такой, и могли в любой момент снова взять меня под стражу.

Бейли, чувствуя себя почти совсем хорошо, сбросил ноги с постели и. увидел, что на нем надето что-то вроде пижамы.

– Принесите мне одежду, – недовольно сказал он. Дэниел повиновался, и Бейли, одеваясь, спросил:

– Где госпожа Дельмар?

– Под домашним арестом, партнер Элайдж.

– Что? Кто распорядился?

– Я. Она у себя в спальне под охраной роботов, и ей не разрешается отдавать им приказания, кроме тех, что касаются ее личных надобностей.

– И все это устроили вы?

– Роботы в поместье не знают о моем происхождении.

Бейли оделся.

– Я знаю, что обстоятельства против Глэдии, – сказал он. – У нее была возможность – и даже больше, чем мы думали. Она не прибегала в лабораторию на крик мужа, как говорила раньше, – она все время присутствовала там.

– И утверждает, что была свидетелем убийства и видела убийцу?

– Нет. Она ничего не помнит. Такое иногда бывает. Имелся у нее, оказывается, и мотив.

– Какой, партнер Элайдж?

– Тот, который я подозревал с самого начала. Я сказал себе: происходи дело на Земле и будь доктор Дельмар таким, каким его описывают, а Глэдия – такой, какой кажется, то я решил бы, что она любила его, а он любил только себя. Неясно было только, могут ли соляриане испытывать любовь или отвечать на любовь в том смысле, как это понимают на Земле. Я не мог полагаться на собственное суждение относительно их эмоций и реакций, потому и решил встретиться кое с кем. Не по видео – лично.

– Я не уловил смысла, партнер Элайдж.

– Не знаю, как вам и объяснить. Гены этих людей старательно подбираются еще до рождения, а после рождения проверяется правильность подбора.

– Я знаю.

– Но гены – еще не все. Окружающая среда тоже имеет значение и может привести человека к психозу, в то время как в генах заложена лишь склонность к определенному типу психоза. Вы заметили, что Глэдию интересует Земля?

– Заметил, партнер Элайдж, но счел, что это мнимый интерес, разыгрываемый с целью оказать на вас влияние.

– Предположим, что интерес неподдельный, переходящий почти в навязчивую идею. Предположим, что ее возбуждает одна только мысль о земных толпах. Предположим, что она против воли тянется к тому, что ее приучили считать грязным. Это уже психическое расстройство. Мне нужно было проверить, как будут реагировать соляриане на мое присутствие и как будет реагировать она. Вот почему я должен был любой ценой избавиться от вас, Дэниел. Вот почему я отказался от видеосвязи как метода ведения следствия.

– Почему вы не объяснили мне раньше, партнер Элайдж?

– Разве мое объяснение помешало бы вам выполнять свой долг, как предписывает Первый Закон?

Дэниел промолчал,

– Эксперимент удался, – продолжал Бейли. – Я встречался или пытался встретиться с разными людьми. Старый социолог держался стойко, но сплоховал в разгар беседы. Роботехник отказался встретиться со мной, несмотря на сильнейший нажим. При одной только мысли о встрече он перепугался совсем по-детски, стал сосать палец и плакать. Ассистентка доктора Дельмара, приученная своей профессией к человеческому присутствию, терпела меня, но не ближе, чем в двадцати футах. Глэдия же…

– Да, партнер Элайдж?

– Глэдия согласилась на встречу почти без сопротивления. Хорошо переносила мое присутствие и с течением времени чувствовала себя все более непринужденно. Все это вписывается в картину психоза. Она не против личных встреч; интересуется Землей; могла питать нездоровый интерес к своему мужу. Объяснение таково: сильное, для этого мира патологическое, стремление к личным контактам с лицами другого пола. Доктор Дельмар был отнюдь не тот человек, чтобы поощрять подобное чувство или разделять его. Ее это, должно быть, крайне угнетало.

– Достаточно, чтобы убить в миг исступления, – кивнул Дэниел.

– И все-таки, Дэниел, я думаю иначе.

– Возможно, не без влияния с ее стороны, партнер Элайдж? Госпожа Дельмар – привлекательная женщина, а вы землянин, и у вас интерес к обществу красивой женщины не является патологическим.

– Нет, не потому, – смущенно ответил Бейли. Холодный взгляд Дэниела уж слишком глубоко проникал в душу. Иосафат! Этот парень – всего лишь машина, – Если она убила мужа, то и на Грюера покушалась тоже она. – Он хотел было рассказать Дэниелу, как могло быть организовано покушение с помощью роботов, но удержался. Он не был уверен, как воспримет Дэниел гипотезу, согласно которой роботы невольно становятся убийцами.

– Она же покушалась и на вашу жизнь, – сказал Дэниел.

Бейли нахмурился. Он не собирался говорить Дэниелу об отравленной стреле, чуть было не попавшей в цель, – ни к чему было давать роботу лишний повод для торжества; мол, я вас предупреждал.

– Что вам наговорила Клорисса? – сердито спросил он. Надо было предупредить женщину, чтобы молчала, но кто же знал, что к ней явится Дэниел со своими вопросами?

– Госпожа Канторо не имеет к этому никакого отношения, – спокойно ответил Дэниел. – Я сам был свидетелем покушения.

– Но вас же там не было, – смешался Бейли.

– Я подхватил вас в последний момент и принес сюда – час назад.

– О чем вы?

– Разве вы не помните, партнер Элайдж? Убийство было задумано почти безупречно, Ведь это госпожа Дельмар предложила вам выйти на воздух? Я не присутствовал при вашем разговоре, но чувствую, что не ошибаюсь.

– Да, она.

– Может быть, даже чем-то выманила вас из дома? Бейли подумал о своем портрете, об окружающих его серых стенах. Неужели то был тонкий психологический ход? Неужели солярианка способна настолько глубоко интуитивно понять психологию землянина?

– Нет, – ответил он.

– Но она предложила пойти к декоративному пруду и посидеть у воды?

– Ну да.

– Вам не кажется, что она наблюдала за вами, отмечая, как вам становится все хуже?

– Пару раз она спросила, не хочу ли я вернуться в дом.

– Думаю, что она спрашивала не всерьез. Думаю, она видела, что вам становится плохо, Думаю, она могла бы даже толкнуть вас, хотя это было излишне. Когда я подоспел и подхватил вас на руки, вы медленно падали с каменной скамьи назад, в пруд, на глубину трех футов, где непременно бы утонули.

Бейли впервые после обморока припомнил свои ощущения.

– Иосафат!

38
{"b":"2239","o":1}