ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вам ничего не говорили, инспектор Бейли, относительно убийства, для расследования которого потребовалась ваша помощь. И вы, должно быть, в недоумении. – Он встряхнул рукавами, откинув их назад, и сложил руки на коленях. – Пожалуйста, присядьте, господа.

Они сели, и Бейли сказал:

– Да, мы испытываем недоумение. – Он отметил, что Грюер без перчаток.

– Это входило в наши намерения, инспектор, – продолжал Грюер. – Было желательно, чтобы вы прибыли сюда со свежей головой, не делая предвзятых выводов. Вам тотчас же предоставят отчет о преступлении и о мерах, которые мы сумели предпринять. Боюсь, инспектор, что вы, с вашим опытом, сочтете наши действия до смешного непрофессиональными, У нас на Солярии нет полиции.

– Совсем никакой? – спросил Бейли.

Грюер улыбнулся и пожал плечами.

– Видите ли, у нас и преступности нет. Население очень маленькое и разбросано по всей планете. Нет почвы для преступности – нет и полиции.

– Понятно. Однако преступление все-таки произошло.

– Верно – но это первое тяжкое преступление за последние два века.

– И, к несчастью, именно убийство.

– Да, к несчастью. К тому же убит такой человек, потерять которого было крайне нежелательно. Это исключительно тяжелая утрата для всех нас. В высшей степени зверское убийство.

– Относительно личности убийцы, вероятно, нет никаких предположений? (Иначе зачем было выписывать детектива с Земли?)

Грюер явно чувствовал себя неловко. Он снова покосился на Дэниела, который сидел неподвижно и впитывал информацию, как и полагается мыслящей машине. Бейли знал, что Дэниел может в любое время воспроизвести все, что услышит, с любого места, от начала до конца. Записывающее устройство в человеческом облике.

Знал ли о том Грюер? Решительно, он смотрел на Дэниела как-то странно,

– Нет, я бы не сказал, что убийца неизвестен, – ответил солярианин. – В сущности, только один человек имел возможность совершить убийство.

– Вы уверены? Или хотите сказать, что этот человек подозревается в убийстве? – Бейли не доверял голословным утверждениям и неодобрительно относился к кабинетной дедукции, которая сразу приходит к неопровержимому выводу вместо того, чтобы подобрать несколько вариантов.

Но Грюер покачал своей лысой головой.

– Нет. Возможность была только у него. Остальные исключаются. Полностью исключаются.

– Полностью?

– Уверяю вас.

– Тогда в чем же проблема?

– Проблема существует. Тот человек тоже не мог совершить преступления.

– Значит, его никто не совершал, – спокойно заметил Бейли.

– И все же оно совершилось. Рикэн Дельмар убит.

Уже кое-что, подумал Бейли. Иосафат, наконец-то! У меня есть имя убитого.

Он достал свой блокнот и старательно записал это имя – отчасти из ехидного желания подчеркнуть, что наконец получил хоть какой-то факт, отчасти, чтобы не так бросалось в глаза присутствие рядом записывающей машины, которой нет нужды делать заметки.

– Как оно пишется? – спросил он.

Грюер продиктовал ему по буквам.

– Его профессия, сэр?

– Фетолог.

Бейли записал, решив пока не вдаваться в подробности, и спросил:

– Кто бы мог подробно рассказать мне, как произошло убийство? Желательно, чтобы это был очевидец.

Грюер сумрачно усмехнулся и снова мельком взглянул на Дэниела.

– Обратитесь к вдове убитого, инспектор.

– Вдова?

– Да. Ее зовут Глэдия, – Грюер произнес имя по слогам, сделав ударение на втором.

– У них есть дети? – Не получив ответа, Бейли поднял глаза со своего блокнота. – Дети, сэр?

Грюер брезгливо поджал губы, точно попробовал на вкус что-то мерзкое и его затошнило. Потом процедил:

– Вряд ли я смогу вам ответить.

– То есть как?

Грюер поспешно продолжил:

– Во всяком случае, дело вполне терпит до завтра. Я знаю, что вы проделали трудный путь, господин Бейли, вы устали и, должно быть, проголодались.

Бейли хотел было возразить, но обнаружил, что мысль о еде ему необычайно мила.

– Не хотите ли отобедать с нами? – предложил он Грюеру, не думая, что космонит согласится. А все-таки Грюер в последний раз обратился к нему «господин Бейли», а не «инспектор». Уже кое-что.

Грюер, как и следовало ожидать, ответил:

– К сожалению, у меня деловое свидание, и я вынужден вас покинуть.

Бейли встал. Вежливость требовала проводить Грюера до дверей. Но, во-первых, Элайдж вовсе не горел желанием приближаться к входной двери и к тому, что за ней, а во-вторых, не знал, где эта самая дверь. Грюер улыбнулся и кивнул ему.

– Мы скоро увидимся. Ваши роботы знают комбинацию, по которой можно связаться со мной.

И пропал.

Бейли вскрикнул. Грюер исчез без следа вместе со стулом, на котором сидел. Стена позади и пол под его ногами мгновенно приняли другой вид.

– Его здесь и не было, – спокойно сказал Дэниел. – Трехмерное изображение. Я думал, вы знаете на Земле они ведь тоже существуют.

– Не такие, – пробормотал Бейли. Трехмерное изображение на Земле заключено в куб силового поля, которое мерцает на окружающем фоне, да и само изображение слегка переливается. На Земле его не спутаешь с реальностью. Но здесь…

Неудивительно, что Грюер был без перчаток. Носовые фильтры ему в таком случае тоже ни к чему.

– Не хотите ли поесть, партнер Элайдж? – спросил Дэниел.

За обедом Бейли ждало испытание. Появились роботы. Один накрывал на стол, другой подавал.

– Сколько их тут, Дэниел? – спросил Бейли.

– Около пятидесяти, партнер Элайдж.

– Им обязательно оставаться здесь, пока мы едим? – Один из роботов пристроился в углу, обратив к Бейли свою блестящую красноглазую физиономию.

– Один обычно остается на случай, если понадобятся его услуги. Если вам не нравится, достаточно приказать – и он уйдет.

– Да пусть его стоит! – пожал плечами Бейли.

В нормальных условиях он счел бы обед превосходным, но сейчас ел машинально. Он рассеянно отметил, что Дэниел тоже ест, поглощая пищу невозмутимо, но старательно. Потом ему, конечно, придется опорожнить фтористоуглеродный пакет, куда попадает «съеденная» пища, но Дэниел честно играл свою роль.

– Сейчас уже ночь? – спросил Бейли.

– Да, – ответил Дэниел.

Бейли мрачно смотрел на свою кровать. Она была слишком просторной, равно как и спальня. Одеял, в которые можно зарыться, не было – одни простыни. Как-то неуютно.

Неуютно и неудобно! Бейли только что скрепя сердце принял душ в кабинке по соседству со спальней. Это, конечно, верх роскоши, но все же негигиенично.

– Как выключается свет? – буркнул он. Изголовье кровати мягко светилось, Должно быть, для просмотра книг перед сном, но у Бейли сейчас не было настроения.

– Он погаснет, как только вы расположитесь ко сну

– Опять роботы?

– Это их работа.

– Иосафат! Эти соляриане хоть что-нибудь делают сами? Как только робот не пришел потереть мне спину, пока я мылся!

Дэниел сказал без тени юмора:

– Он пришел бы, если бы вы позвали. Что до соляриан, то они поступают, как им удобно. Ни один робот не станет делать то, что ему не приказано, если только это не требуется для блага человека.

– Что ж, спокойной ночи, Дэниел.

– Я буду в другой спальне, партнер Элайдж. Если вам что-нибудь понадобится, то в любое время ночи…

– Знаю. Роботы придут.

– На тумбочке есть кнопка вызова. Нажмите ее – и я приду тоже.

Бейли никак не мог заснуть. Он все представлял себе свой новый дом, который едва держится на внешней оболочке планеты, а рядом затаилось гнусное чудище – пустота.

Его земное жилье – уютная, удобная, тесная квартирка – находилась в скоплении других жилищ. От поверхности Земли его отделяли десятки горизонтов и тысячи людей.

Но ведь даже и на Земле, внушал себе Бейли, люди живут на самом верхнем горизонте, за которым уже воздух. Да! И потому эти квартиры дешевле всех остальных.

8
{"b":"2239","o":1}