ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я бы сказал, что глупо судить о способностях человека по его годам. Возможно, мне следовало вас предупредить, что я заработал свои шпоры в Святых землях, убив язычника. Наш король сам преподнес их мне, желая оказать честь за проявленную в битве доблесть. Теперь, если мы закончили нашу беседу, полагаю, вам пора возвращаться в Окслейд.

Хью с безразличным видом пожал плечами.

– Я думаю, мы разобьем лагерь у поворота дороги на север, к Окслейду и Эшби. А утром снова тронемся в путь. Прекрасное место, оттуда все замечательно видно, а я так люблю наблюдать за путешественниками.

И снова было нетрудно понять, на что намекал де Окслейд.

Если Гиллиам найдет Николь и попытается отправиться с ней в Эшби, Хью их увидит. Ну что же, пусть так: в Эшби ведет не одна дорога.

Гиллиам помолчал, удивляясь, почему человек так откровенно излагает свои планы, будто хочет лишиться всех возможностей заполучить девушку. Но вдруг до Гиллиама дошло, и он искренне развеселился. Похоже, Хью, как и леди Эшби, считает, что у великанов не может быть мозгов!

– Как угодно, – спокойно проговорил он. – Я желаю вам успешного путешествия в Окслейд, и как только все будет улажено, надеюсь, мы отбросим вражду и станем жить в мире, как и подобает добрым соседям.

Тут Гиллиам вдруг поднял руку, словно его только что осенило:

– Ах да, еще одно. Может, вы согласитесь стать крестным отцом моего первенца?

Удар попал в цель.

Окслейд сощурился, его бледное лицо потемнело от гнева. Молча он дал сигнал своим людям разворачиваться, потом пришпорил коня и, трогаясь в путь, бросил через плечо:

– Эй ты, так или иначе, я получу Эшби!

– Ну что ж, посмотрим, – сказал Гиллиам в спину удалявшемуся де Окслейду.

– Милорд, – сказал Уолтер, – я думаю, этот человек собирается причинить вам неприятности.

Гиллиам расхохотался.

– Нет, Уолтер, он намерен убить меня, если я женюсь на леди Эшби. Итак, он ее не получил, значит, разумно допустить, что она сейчас где-то в лесу во власти того, кто оставил на дороге столько трупов.

Пытаясь успокоиться, Гиллиам снова обернулся назад, оглядывая поле битвы.

Уолтер предложил подождать у дороги лесничих Рэналфа, но Гиллиам не мог спокойно выносить бездействия. Он велел конюшему привести более спокойного коня из Грейстена, а своего большого боевого жеребца доверил другому конюху. Джос грелся у костра, пока Гиллиам вместе с солдатами прочесывал окрестности, пытаясь разгадать, куда направилась его невеста. Очень быстро они нашли место под дубом, где она совсем недавно сидела.

Гиллиам не мигая смотрел на примятую окровавленную траву. Вообще-то, подумал он, ее смерть означала бы для него освобождение. После ее кончины земли Эшби перешли бы к Рэналфу, а брат в этом случае наверняка отдаст их ему. Но невольно в памяти возник образ высокой девушки, которую он прижимал к себе на церковном крыльце. Торжественный наряд не мешал ему испытывать невероятные ощущения. Он чувствовал прикосновение ее тела, прижимавшегося к его телу. Они как будто были созданы друг для друга.

Получив хороший урок греха с бывшей женой Рэналфа Изотт, Гиллиам с тех пор имел дело только с проститутками. Эти женщины всегда брали с него больше за его необыкновенный вес и никогда не позволяли ему ложиться сверху. До сегодняшнего дня и до его разговора с Джефом Гиллиам и подумать не смел, что когда-то ему повезет и он ляжет с женой, как все мужчины. Да, конечно, он знал, что их слияние будет коротким, он должен забрать ее девственность, испачкать простыни, но на большее Гиллиам не рассчитывал.

Даже сейчас при воспоминании о ее губах, податливых и теплых, у Гиллиама перехватило дыхание и в жилах забурлила кровь. Их поцелуй оказался крепче и глубже, чем он предполагал. Если бы она не вскрикнула, когда он ее целовал, он бы не отнял своих губ. И может, они даже пошли бы дальше в порыве страсти. Гиллиам проглотил слюну, закрыл глаза, и неодолимое желание охватило его. Почему она его так целовала, если ненавидит всей душой? Боже мой, кто может сказать – почему? И все же она целовала.

– Милорд.

Гиллиам вздрогнул, открыл глаза и увидел перед собой озабоченного Уолтера.

– Мы обнаружили след, он ведет на север. – Мужчина в нерешительности помолчал. – Вы себя плохо чувствуете? У вас как будто жар.

Да, это был жар, но не от болезни. Гиллиам усмехнулся собственной глупости. Николь никогда не вступит с ним в любовные игры. Скорее всего ему придется брать ее силой.

– Со мной все в порядке, – ответил он. – Давай-ка пойдем поищем мою невесту.

Оставив Джоса возле костра вместе с двумя солдатами, которые должны были передать послание лесничим, Гиллиам двух других отправил осмотреть дорогу от самых границ владений Рэналфа. Сам же вместе с Уолтером двинулся по следу, ведущему на север.

Погода изменилась, но вряд ли стала лучше: вместо дождя с неба посыпался снег, а потом снова полил дождь. Гиллиам шел, прячась за лошадь, но ветер проникал сквозь много слоев одежды, пробирая до костей. Они продвигались медленно, боясь пропустить хоть малейший след того, что здесь проходила Николь. Была уже середина дня, часы текли, но ничего обнадеживающего обнаружить не удалось. Терпение и надежда сменились тревогой.

Когда они уже почти достигли границы земель Рэналфа, Гиллиам неожиданно услышал треск кустов. Он устремился на шум, Уолтер бросился за ним следом. Навстречу им вышел Хобб Ли, один из лесничих лорда Рэналфа. Он тащил за шиворот костлявого парнишку в отрепьях.

– Что ты такое нашел, Хобб? – крикнул Гиллиам.

Мужчина в зеленом одеянии лесничего поднял руку, приветствуя господина.

– Милорд, я и не знал, что вы ушли так далеко вперед. Нам здорово повезло, что больше не надо месить грязь. Мы кое-что узнали о вашей пропавшей невесте.

Лесничий со своим странным спутником обошли кусты и оказались рядом. Гиллиам заметил темные круги под глазами парня и засохшие пятна крови на лице. Молодой рыцарь удивленно покачал головой.

– Хобб, тебе пришлось его отколотить? Вряд ли он похож на крепкого соперника.

Лесничий улыбнулся и сразу стал похож на оскалившегося хорька.

– Да нет, это не я его обидел. Он говорит, что глаз ему подбила красивая женщина, дьявол в женском обличье, проклявшая его и всех его товарищей. Он говорит, что четверых из них она убила. Парень так боится ее, что сам выбежал из своего укрытия и умолял меня отвести его в ближайшую церковь, чтобы там найти спасение.

– Ведьма убила четверых мужчин? – спросил Гиллиам не веря своим ушам.

И внезапно он понял все, что произошло на дороге, откуда там взялись четыре трупа. Николь неплохо владела мечом, как он мог забыть, что она напала на него с оружием отца после смерти Джона Эшби? Конечно, ей не хватило сил, но она достаточно искусно владела мечом, чтобы победить плохо вооруженных простолюдинов. Но это невозможно, просто невероятно! Не слишком ли много – четверо мужчин!

– Попроси его описать ее, – приказал Гиллиам лесничему.

Когда Хобб перевел вопрос, Гиллиам снова пожалел, что не умеет говорить на языке крестьян. Хотя он доверял управляющему Эшби и священнику и полагался на них, ему все равно было неловко, что он не знает английского языка. Гиллиам чувствовал бы себя гораздо увереннее, если бы понимал, о чем говорят люди вокруг него.

Когда парнишка умолк, Хобб повернулся к Гиллиаму и разочарованно сказал:

– Извините, милорд Я ошибся Похоже, парень что-то выдумывает. Боюсь, у него галлюцинации от голода.

Гиллиам отрицательно покачал головой.

Голые ветки шумели на ветру, и рыцарь плотнее завернулся в плащ, спасаясь от косых струй холодного дождя.

– Рассказывай все.

– Он говорит, что женщина была одета, как мужчина, и волосы у нее были острижены, как у мужчины. И это еще не все. Судя по тому, что он плетет, она дерется лучше любого солдата. Я же говорю, это не лезет ни в какие ворота. – Лесничий пожал плечами, как бы извиняясь за то, что зря отнимает время у господина.

19
{"b":"224","o":1}