ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лорд Гиллиам, к вам лорд Джефри, – перекрывая вопли проигравших в очередном коне, доложил привратник.

– Лучше поздно, чем никогда, старший сын моей матери, – пробормотал Гиллиам.

Если Рэналф заменял Гиллиаму отца, то Джеф с годами стал для него не только близким родственником, но настоящим другом, видевшим в Гиллиаме не младшего братишку, а взрослого мужчину, с которым следует держаться на равных. Скрывая беспокойство под маской беззаботности, чего всегда от него ждали, Гиллиам поднялся.

Джефри, лорд Кодрэй, широким шагом прошел мимо ширм, защищающих зал от сквозняков Он был вооружен, легкая кольчуга ниспадала ниже колен; на ходу рыцарь снимал шлем. Одной рукой без перчатки он держал за ворот плаща маленького худенького мальчика.

От путешествия в холодный ноябрьский день бледное лицо мальчика посинело, только испачканные грязью щеки горели румянцем. Густые спутанные каштановые волосы выбились из-под капюшона и прилипли ко лбу, широко расставленные карие глаза удивленно смотрели на открывшийся им незнакомый мир.

– Джеф, я здесь! – От мощного голоса Гиллиама заколыхались панно, укрывавшие каменные стены. – Это что же, свадебный подарок?

– Нет, в подарок ты получил кровать, младший сын моей матери. А это твой оруженосец. – Джеф помолчал и добавил: – Подарок для дела.

Он так быстро шел по устланному половиками полу, что мальчику приходилось бежать трусцой, чтобы не отставать от взрослого мужчины.

– Да, но кровать оказалась слишком короткой.

– Была бы в самый раз, если бы ты вовремя перестал расти.

Гиллиам искренне рассмеялся, довольный шуткой брата.

– Подойди-ка ближе, дай взглянуть. – Джеф послушно выдвинул мальчика перед собой, но Гиллиам желал посмотреть не на паренька, а на брата. Хотя братья сильно отличались ростом и телосложением, их лица были потрясающе похожи, точнее, были похожи до сравнительно недавнего времени. Оба имели золотистые волосы, одинаковый овал лица, тот и другой безуспешно старались отрастить настоящую бороду. И только недавно у братьев появилось весьма заметное отличие: Джеф лишился одного глаза. Этот “подарок” ему преподнесла жена, теперь покойная. Шрамы почти затянулись, но повязка все еще закрывала глаз.

– Заживает довольно быстро, – сообщил Джеф, догадавшись наконец, что интересует Гиллиама.

Он произнес это с болью, но боль была не физической. Оставшийся глаз, так похожий на бледно-голубые глаза Гиллиама, потемнел от душевной муки.

Гиллиам сразу сменил тему:

– Ну так как? Останешься на свадьбу?

– Что? – смутившись, спросил Джеф. – Я как раз собирался извиниться за опоздание, ведь все произошло вчера? Или я перепутал день?

– Возникли кое-какие осложнения, – стараясь сдержать гнев, Гиллиам усмехнулся. – Моя любимая заявляет, что она помолвлена с парнем, живущим по соседству с замком Эшби.

– Это невозможно! – горячо воскликнул Джеф.

Гиллиам скептически приподнял брови.

– Да, но новый аббат ищет любую зацепку, лишь бы выйти из-под влияния Рэналфа. Моя невеста – прекрасный инструмент для него в достижении этой цели. По настоянию аббата Саймона за де Окслейдом уже послали. Священнослужитель потребовал его присутствия: хочет выслушать Окслейда, а уж потом решить, насколько обоснованны его претензии.

Единственный глаз старшего брата весело сверкнул.

– Рэналф, должно быть, сходит с ума от ярости. Я его предупреждал, что он слишком многого требует от аббатства. Монахи на него в обиде.

– Да, но, между прочим, сейчас он там и пускает в ход все свое дипломатическое искусство, чтобы разрядить обстановку. Он сумеет, ему всегда это удается, – сказал Гиллиам, беззаботно пожав плечами. – Ну а теперь почему бы тебе не познакомить меня с “подарком”? Мальчик гораздо интереснее, чем кровать.

Понимая, что гигантский рост пугает парнишку, Гиллиам сел на скамейку и подмигнул ему. Тот отвернулся.

– Джослин, – мягко сказал Джеф, – протяни руку, поздоровайся с моим братом, новым лордом Эшби. Лорд Эшби, это Джослин, наследник замка Фрейн, он хочет стать твоим учеником и жить у тебя в доме.

Нижняя губа Джослина задрожала, и он нехотя протянул Гиллиаму руку, уставившись в пол.

– Рад встрече, милорд. Вы очень добры, что предлагаете мне очаг и дом, – произнес он заранее приготовленную фразу. Но в голосе не слышалось ни радости, ни благодарности.

Большая рука Гиллиама обхватила тоненькие пальцы мальчика, ручка была вялой и холодной.

– Я тоже рад встрече. Для меня большая честь принять тебя в свою семью.

Гиллиам отпустил руку мальчика и указал на стол с холодными закусками, стоявший поодаль. Судя по всему, основательную еду здесь подавали лишь раз в день.

– Садись-ка за стол и перекуси с дороги. Впереди еще долгий день, а завтра утром мы отправимся в Эшби.

Окажись на месте Джослина Гиллиам в таком же возрасте, его не пришлось бы приглашать дважды. Однако будущий оруженосец с кислой миной покосился на уставленный едой стол и потащился к нему, словно это был эшафот. Нехотя обойдя стол вокруг, Джослин повернулся и взглянул на лорда Джефри.

– Джеф, когда ты попросил меня взять его в оруженосцы, я решил, что ты спятил, – сказал Гиллиам тихо, чтобы мальчик не услышал. – Я ничуть не сомневаюсь, что способен научить его бойцовской премудрости, хотя мой дом наполовину лежит в руинах и вдобавок я еще не женат. Теперь я понимаю тебя. Сколько ему? Десять? Одиннадцать? Он не смог даже пожать мне руку как следует, и если его отправить учиться в компании со сверстниками, они съедят его живьем.

Джеф опустился на скамью рядом с братом, устало вытянув ноги.

– Дело обстоит гораздо хуже. Ему почти тринадцать. Он уже должен был участвовать в состязаниях по метанию копья и получить свое первое оружие. Из-за хилого сложения и маленького роста его родители считают, что ему место только в церкви.

– А какое отношение его сложение имеет к силе?

– И это я слышу от брата-гиганта? – изумленно спросил Джеф.

– Ну да, конечно, природные данные могут помочь, – согласился Гиллиам с улыбкой, – но выиграть бой можно, лишь сочетая умение и твердый характер. Никакая святость этому не помеха. Вспомни архиепископа Хью Дорхемского и осаду в Тикхилле. Какую неоценимую помощь он оказал при подавлении недавнего восстания Джона Лэклэнда против его брата и монарха Ричарда по прозвищу Львиное Сердце.

Джеф только покачал головой и уставился на огонь.

– Дело в том, что мать Джослина всегда хотела сделать его образованным человеком и все силы тратила на то, чтобы уберечь его от реальной жизни, которая, как ей кажется, может сломать человека. В итоге мальчик превратился в тряпку, боится всякой деятельности. Но ведь ему придется стать наследником Фрейна, судьба распорядилась именно так. Ни у матери Джослина, ни у него самого нет выбора. Он должен стать рыцарем и, в конце концов, хозяином Фрейна. – Джефри повернул голову, с улыбкой глядя на брата: мол, такова ирония судьбы.

Гиллиам посмотрел на мальчика через голову Джефа. Джослин сидел за столом спокойно, как взрослый, скрестив руки на груди.

– А что у него за характер?

– Мрачный ребенок, не любит игр. Когда я заставляю его что-то делать, он плачет и уверяет меня, что он маленький и слабый. Это внушила ему мать. Гиллиам, если кто-то может сделать его человеком и объяснить, как жить дальше, так это ты.

– Это комплимент или насмешка? – поинтересовался Гиллиам.

– Да ладно тебе, – сказал Джеф, и искорки смеха заплясали в его здоровом глазу. – Я бы не привез мальчишку, если бы не считал тебя настоящим мужчиной, способным стать отцом-воспитателем Такова твоя натура от рождения. Я очень этому рад Знаешь ли, дорогой мой брат, только ты или я можем сделать из парня рыцаря. Я бы предпочел, чтобы именно ты этим занялся. – Он улыбнулся. – Мать Джослина впадает в истерику, когда разговор заходит о сыне. Боже мой, Гиллиам, ее слезами можно заполнить ров вокруг моего замка. А что я могу сделать? Только надеяться, что сумею перетерпеть ее присутствие и дождаться, когда у нее родится ребенок. Боже мой, никогда не ожидал, что придется играть роль няньки у беременной вдовы, но ты же понимаешь, что это моя обязанность, мой долг.

4
{"b":"224","o":1}