ЛитМир - Электронная Библиотека

Гиллиам потупил взгляд.

– Прости, брат. Я счастлив взять на себя такую ответственность. Только иногда мне кажется, что никто в семье не в силах уяснить, что я совершенно взрослый мужчина.

Джеф засмеялся.

– Как же можно забыть? Разве не ты продемонстрировал свою силу и волю в июне, разрушив Эшби за один день ради освобождения Рэналфа? – Он умолк, потом искоса посмотрел на брата. Гиллиам напрягся, пытаясь понять, что скрывается за этим взглядом Джеф, казалось, собирался заговорить о прошлом. – Меня огорчает лишь одно. Почему ты так спешишь со своей свадьбой?

Гиллиам облегченно вздохнул и расслабился. Не этого вопроса он ожидал и не его опасался.

– Если говорить коротко, мне нужна леди Эшби со всеми ее знаниями и умениями Рэналф видит в ней только бойкую бабенку, но люди говорят о своей хозяйке совсем другое. Они уверяют, что их госпожа преданная, с искренним, добрым сердцем, умеет лечить, помогает всем, кто работает в замке и на землях Эшби. Если бы не эти ее способности, зимой они бы просто голодали.

– Короче говоря, тебя убедили, что из нее выйдет любящая, заботливая жена? – Джеф вопросительно поднял брови, ожидая ответа.

– Меня убедили в том, что она достойная женщина, которая в первую очередь заботится о своих людях.

Подобные мысли были спасительной соломинкой, за которую хватался Гиллиам, уже смирившийся, что жена никогда не полюбит его. Но ему очень хотелось, чтобы Николь не стала его врагом, чтобы они могли объединиться для общего дела. Надо было найти способ заставить ее не оглядываться на прошлое Эшби, а смотреть в будущее.

– Рэналф опасается ее угрозы убить тебя. Она не похожа на женщину, готовую заботиться о тебе, брат. Почему именно она, Гиллиам? – тихо спросил Джеф. – Рэналф предлагал тебе другой, не такой опасный вариант женитьбы. Ты получил бы собственность, и не было бы нужды жениться на наследнице.

– Мне не нравится то место, – поджав губы сказал Гиллиам.

Джеф перевел взгляд на огонь.

– Похоже, этот брак для тебя – сущее наказание, настоящая епитимья. – В голосе Джефа послышалась мягкая усмешка.

Гиллиам приготовился с укоризной посмотреть в глаза брату, но Джеф уже внимательно уставился на свои сапоги.

– Ты не хочешь снять доспехи и переодеться к церемонии? – спросил Гиллиам напряженным голосом. – Скоро появится Рэналф, время ехать за невестой.

– Нет, – тихо ответил брат. – Мне больше всего хочется узнать, зачем тебе связывать свою судьбу с женщиной, желающей тебе смерти? Ведь ты мог бы приобрести собственность без женитьбы, – снова повторил он.

– Но мне нужно именно Эшби. – Гиллиам нахмурился, глядя на пламя. – За последние пять месяцев я прикипел душой к этому дому, люди Эшби стали как будто моими людьми. Я не хочу начинать сначала в другом месте. – Помолчав, он добавил: – И мне не нужна другая женщина. – Гиллиам невесело рассмеялся. – Ты ведь знаешь, я умею обходиться с опасными созданиями.

– Да, и небезуспешно, – согласился Джеф тем же мягким тоном, не спуская глаз со своих сапог. – Но ведь эта женщина не одно из твоих любимых домашних животных. И знаешь, я невольно подумал об Изотт и твоем сыне.

Внутри у Гиллиама все похолодело при упоминании о второй жене Рэналфа и ее ребенке от него, Гиллиама. Если есть на земле человек, недостойный будущей жены, так это он.

– Значит, из вас троих именно ты избран для разговора со мной? – спросил Гиллиам. – Хорошо. Но я не стану говорить на эту тему даже с тобой.

– Брат, если Рэналф уже забыл прошлое, зачем тебе за него цепляться?

Гиллиам отвернулся от Джефри, не желая, чтобы тот видел выражение его лица.

– Боже мой, то, что я сделал, запятнало меня на всю жизнь, – прошипел он. – Пойми, не я цепляюсь за прошлое, а оно преследует меня, как вонь гниющих отбросов. Не будем говорить об этом!

– Нет, будем. Я должен знать, почему ты продолжаешь казниться, хотя все уже простили тебя. – Брат говорил спокойно, не обращая внимания на растущий гнев Гиллиама.

– Может, Рэналф и простил меня, но он не способен освободить меня от угрызений моей собственной совести. – И внезапно гнев и душевная боль заставили его выкрикнуть слова, казалось, навеки похороненные глубоко в сердце: – Скажи мне, Джеф, как я могу простить себе любовную связь с женой брата? А убийство? Ведь ребенок, которого она понесла от меня, лишил ее жизни?

– Брат, за мной тянется целое сонмище грехов, один страшнее другого. Даже разрушение Эшби лежит на моей совести. Если бы не мое грехопадение с Изотт, ее сестра никогда не причинила бы зла Джону Эшби. Именно из-за меня замок и деревня оказались в руинах, так не я ли должен восстановить их? Я воспринимаю ненависть наследницы Эшби как заслуженное наказание. – Последние слова Гиллиам произнес шепотом, душа его пылала, он опустил голову, борясь с собой. – Боже, я слишком много тебе сказал…

– Я никогда не думал, что ты способен на такие переживания, – пробормотал Джефри после долгого молчания. – Поклянись мне, Гиллиам, что ты не повторишь моей ошибки. И в своей гордыне попробуй все же рассмотреть, что за женщину ты берешь себе в жены.

Гиллиам поднял глаза и увидел неподдельную тревогу на лице брата.

– Я уже сделал это. Но если я не ищу любви и заботы в браке, не думай, что моя будущая жена – сумасшедшая. Ее не любили бы так люди, не расточали бы ей столько похвал.

– А если она попытается исполнить свою клятву убить тебя? – Джеф не осмелился добавить, что его жена едва не сделала это. Невысказанные слова тяжело повисли в воздухе.

– На двери нашей комнаты крепкие засовы, – сказал Гиллиам недрогнувшим голосом. – Я буду держать ее взаперти ради собственной безопасности.

– Сколько же времени это продлится? Я знаю тебя. Даже собаку ты не способен долго держать на цепи.

Гиллиам в замешательстве потер рукой лоб.

– Ах, Джеф, не хочется верить, что до этого дойдет. Когда ты ее увидишь, сам поймешь, почему я надеюсь на ее благоразумие. Николь Эшби – единственная женщина, которую я могу обнять, не боясь, что причиню ей боль. – С этими словами к Гиллиаму вернулось чувство юмора и он рассмеялся. – Вот я и стараюсь осуществить все свои желания: получить дом, о котором мечтал, жену, достаточно крепкую, такую, которая может согревать ночами. Мои люди побились об заклад, что она выпустит мне кишки до конца первой брачной ночи. Я принял их вызов. Рассудил, что, если они выиграют, я уже буду мертв и мне все равно не придется платить. – Он снова улыбнулся.

– Значит, ты делаешь этот шаг, невзирая на опасность? – в тихом голосе брата слышалось удивление.

– Да нет, Джеф, – сказал Гиллиам твердо и решительно. – Я объяснил тебе, почему стремлюсь именно к Эшби. Это мой дом, и я никому его не отдам, никакому мужчине и никакой женщине. Да, есть опасность домашней войны, но я готов и к такому повороту событий. Я готов ко всему.

Джефри медленно кивнул, словно обдумывая последние слова брата.

– Понимаю тебя, Гиллиам. – Лорд Кодрэй встал и сделал знак своим людям, разрешая присоединиться к игравшим в кости солдатам. – Роберт, принеси мои вещи, я переоденусь. Кстати, я тоже хочу сделать свою ставку в споре о первой брачной ночи. Кто собирает деньги?

Один из солдат поднял руку.

– Я, лорд Джефри.

– Ставлю три марки, что мой брат останется в живых.

Мужчины дружно застонали, услышав о столь крупной сумме. Они были совершенно уверены, что очень скоро рыцарь расстанется со своими деньгами.

– Дело не в том, что он мой брат, важно другое: я знаю, мои деньги не пропадут, – упорствовал лорд Кодрэй.

– А откуда у тебя такая уверенность, ты ведь даже не видел моего противника? – рассмеялся Гиллиам, уже с некоторым облегчением подумав о предстоящей свадьбе. Возможно, разговор с Джефом помог ему.

– В июне я получил хороший урок, когда поспорил с тобой насчет того, что можно разбить стену баллистой. Вот так-то, младший сын моей матери, – улыбнулся Джеф. – Теперь я не могу себе позволить недооценивать тебя.

5
{"b":"224","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Шантарам
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Агент «Никто»
#Я хочу, чтобы меня любили
Сила мифа
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Мне сказали прийти одной
Русские булки. Великая сила еды