ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чаша волхва
Убийство Спящей Красавицы
Она доведена до отчаяния
Загадочная женщина
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения
Мне снова 15…
Возвращение блудного самурая
Dead Space. Катализатор

Николь охватила ярость. Скорее всего Тильда бросила де Окслейда и решила подыскать другого мужчину для забавы. Повернувшись к Гиллиаму, Николь объяснила:

– Это Тильда. Дочь управляющего Томаса, моя молочная сестра. Я убью ее, если она прикоснется к тебе.

Гиллиам расхохотался.

– У нее не будет такой возможности, моя дорогая. Я не безумец, чтобы ставить под удар наши отношения. И потом, ты меня погубила навсегда. Разве теперь я могу лечь в постель с маленькой женщиной? Да я ее раздавлю, как мошку. – Глаза его смеялись.

Несмотря на слова Гиллиама, Николь злилась. Она никак не могла понять, почему мужчины так падки на Тильду.

– Томас тоже не обрадуется ее возвращению. Он считает ее своим позором.

Но Гиллиам не слушал. Задумавшись, он сощурился, потом внезапно его лицо осветилось улыбкой.

– Ха! – победно воскликнул он. – На месте врага я бы обязательно послал кого-нибудь в стан противника, чтобы найти там предателя. Но на этот раз де Окслейд ошибся, он считает, что у нас здесь не произошло никаких перемен. – Он схватил Николь за руки. – Не стоит ли нам извлечь пользу из его посыльного?

– Что? Никогда в жизни я не позволю переманить Тильду на нашу сторону. Ей нельзя верить. – Николь попыталась освободиться, но Гиллиам не отпустил ее. – В последний раз, когда я ей доверилась, я узнала, что де Окслейд пообещал денег за то, что она меня доставит к нему.

– Очень, очень хорошо. – Гиллиам улыбался все шире. – Беги поздоровайся с ней, она ведь из-за тебя сюда идет.

– Нет, – твердо заявила Николь. – С какой стати я должна ее приветствовать в моем доме? Она хочет одного: еще раз попытаться продать меня де Окслейду. И потом я понятия не имею, что говорить.

– Позволь тогда научить тебя, – ответил Гиллиам, подняв брови. – Во-первых, ты должна отвести Тильду к отцу и уговорить Томаса принять ее. Если он будет спорить, пошли его ко мне. Как только останешься наедине с подругой, скажи ей, что тебе удалось на несколько минут убежать из моей тюрьмы и ты спешишь вернуться домой. Пожалуйся на меня, расскажи, как я избиваю тебя и оскорбляю, попроси устроить побег, как она уже однажды сделала. Выдумывай все, что хочешь. У нее должно сложиться обо мне самое отвратительное впечатление. Действуй, дорогая.

От удивления Николь даже перестала злиться. На этот раз, когда она дернула руку, Гиллиам отпустил. Она смущенно посмотрела на него.

– Я не хочу позорить нашу любовь ложью. Зачем ты просишь об этом?

– Потому что она расскажет де Окслейду о плохом обращении с тобой. Это значит, что, если даже случится худшее и я погибну, он не станет мучить тебя… – Гиллиам коснулся рукой ее щеки.

Николь долго смотрела на мужа, потом улыбнулась.

– Нет, это не поможет. Ты не умеешь скрывать свою любовь ко мне, и я тоже. Тильда быстро раскроет наш обман, ей стоит лишь поговорить с кем-нибудь о нас. О Боже, но если она спросит Эмот, какие бесстыдные откровения та ей выложит!

Он удивился, потом пожал плечами.

– Нет, она ведь не простая женщина. Ты посмотри на нее: Тильда считает, что ни один мужчина не сможет ей отказать. Самоуверенность заставит ее поверить, что она может увести меня у тебя. Разве я не прав?

В памяти Николь всплыли слова Тильды о том, какая она конченая женщина: не в силах пропустить ни одного мужчину.

– Да, это верно. После того как ты убедишь ее в моей ненависти к тебе, попроси ее помочь убежать к де Окслейду. Предложив де Окслейду то, чего он больше всего хочет, то есть власть над тобой, мы выведем его на чистую воду. Он попытается устроить мне ловушку, чтобы покончить со мной навсегда.

Николь покачала головой.

– Гиллиам, Хью не дурак. Разве ты не говорил, что он хотел бы избежать враждебных действий со стороны твоего брата? Конечно, то, что он меня украдет, не доведет лорда Рэналфа до слез, но твоя смерть наверняка приведет его в ярость. Неужели ты думаешь, что твой брат позволит Хью держать меня пленницей или захватить Эшби после того, как я расскажу ему, что он натворил?

– Почему ты так рассуждаешь? – пожал плечами Гиллиам. – Ты говоришь этой женщине, Тильде, что ненавидишь меня и хочешь бежать. Разве не так ты поступила в ноябре, когда искала помощи у Хью, чтобы не выходить за меня замуж? До тех пор пока ты не сказала соседу о наших истинных отношениях, у него нет причин думать, что за эти месяцы ты переменилась ко мне. Разумеется, я хотел бы думать, что он будет добр и ласков с тобой, ведь он хочет наперекор мне привязать тебя к себе. На его месте именно так я и поступил бы. – Гиллиам нехотя улыбнулся.

– Ты сошел с ума! – Потрясенная Николь отступила от мужа на шаг.

– Возможно, – сказал он, на лице его снова появилось выражение беспокойства. – Но это самый быстрый путь к освобождению от нависшей над нами беды. В итоге у нас будет еда и покой. Если Хью послал дочь управляющего, она тебе предложит способ увидеться с ним. Де Окслейд придет в надежде получить у тебя поддержку в борьбе против меня. Поэтому не будет необходимости скрещивать мечи. Мне только надо выследить, где он прячется, и как только я это выясню, мои руки будут развязаны. Я могу нанять солдат и напасть на него как человек, который ищет похитителя собственной жены.

Николь закрыла глаза, сдаваясь. Он прав. Ложь, основанная на ее прошлом поведении, поможет выманить Хью сюда. Он примчится, чтобы покончить с Гиллиамом. В ужасе она прильнула к мужу.

– А если вам придется сразиться и он убьет тебя?

Он прижался щекой к волосам жены.

– Тогда ты пошлешь за моими братьями. Они приедут все трое и отомстят де Окслейду. – Вдруг он стиснул ее в своих объятиях так сильно, что у нее затрещали кости. – Боже мой, я рискую тем, что так страшно потерять!

– О Боже, Гиллиам! – прошептала она. – Я люблю тебя, я люблю Эшби. То, что ты задумал, может помочь исполнить наши мечты. Если он ранит тебя, даже легко, я не стану ждать твоих братьев. Я разорву его на такие мелкие кусочки, чтобы его могли склевать вороны.

Гиллиам рассмеялся и отступил от Николь.

– Ну что ж, надеюсь. А теперь я возвращаюсь в церковь и буду там, пока не увижу, что ты привела в деревню дочь управляющего. Беги, посей нужные семена в ее голове. Скажи, что де Окслейд должен появиться через пять дней, потому что именно в тот день я собираюсь уехать из Эшби. А когда все сделаешь, возвращайся домой. Я не успокоюсь, пока ты снова не окажешься в моих объятиях, в полной безопасности.

ГЛАВА 23

Николь повернулась спиной к Гиллиаму и пошла к воротам Эшби, полная решимости сделать то, что должна. Только раз она оглянулась, но муж уже скрылся из виду. Впереди, у подвесного моста, стояла Тильда, охранники просили ее назвать себя. Маленькая женщина склонила голову набок и очаровательно улыбнулась.

– Да это же я, Тильда, дочь управляющего Томаса. Пришла навестить леди Эшби, – ответила она. – Меня тут долго не было, а теперь я вернулась.

– Вот она, смотри, хозяйка Эшби идет к нам, – ответил охранник, показывая на приближающуюся Николь.

Тильда повернулась, веселости у нее поубавилось, и хотя Николь стояла на расстоянии вытянутой руки от девушки, казалось, их разделяет пропасть.

– Колетт, – выдохнула Тильда и продолжила по-английски: – Посмотри-ка, какая ты стала, я едва узнала тебя. – В голосе ее чувствовались печаль и разочарование. – Ты так изменилась, мне придется снова привыкать к тебе.

Николь смотрела на стоящую перед ней женщину. Красивый овал лица, изогнутые брови, светящиеся карие глаза. Чувственные пухлые губы, всегда такие соблазнительные, сейчас дрожали. Но если отбросить маску похоти, прелестное лицо Тильды было до боли знакомо. Почему эта женщина, уже однажды предавшая Николь, должна предать ее снова?

Несмотря на печаль, которую испытывала Николь, глядя на свою подругу и молочную сестру, с Тильдой было тесно связано ее прошлое.

– О Тильда, мне вдруг вспомнилось, как я прятала тебя в погребе, чтобы мама тебя не побила. Помнишь, она поймала тебя с кем-то, и я врала, что ты убежала из дома и больше никогда не вернешься? А потом я тайно носила в погреб еду, и ты через три дня объявилась.

59
{"b":"224","o":1}