ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, точно так, как ты говорила, – пораженно повторила Николь. – Да. Ты именно это имела в виду. Ты не собиралась отдать меня в лапы Хью. – Ее настроение слегка поднялось.

– Почему ты стоишь здесь и разговариваешь, когда нам надо спешить? – плакала Тильда, хватая госпожу за руки. – Хью взял отца в заложники, он боится, что я донесу о нем твоему мужу. Его человек явился в дом и сказал, что, если я не приведу тебя на встречу в эти четверть часа, Хью убьет папу.

– Так, значит, Хью не доверяет тебе? – Николь удивленно посмотрела на Тильду.

Тильда пожала дрожащими плечами.

– Ас чего ему мне доверять? Пойдем, Колетт, пожалуйста.

– Миледи, – тихо сказал Джос, – я не могу вам позволить идти без сопровождения. Кроме того, мы должны дать знать моему лорду о том, что происходит.

Мальчик был совершенно прав.

– Да, Джос, давай лети как ветер. – Целых три мили отделяло то место, где ждал Гиллиам, от южного луга, где находился Хью.

– Нет, миледи, я отправлю мальчика с конюшни. А сам последую за вами, только возьму лук.

Времени спорить с Джосом не было, он уже повернулся и поспешил в зал.

Николь схватила за локоть рыдающую Тильду и пошла с ней со двора.

– Уолтер, – позвала она солдата. – Когда Джос выйдет, закрой ворота и держи их запертыми, пока я или мой муж не вернемся.

– Слушаю, миледи, – ответил солдат. Очень скоро пони Джоса, стуча копытами, появился за воротами Эшби. На нем без седла сидел Хол, а его брат Роб, на год моложе Хола, которому было двенадцать, трясся у него за спиной. Младший брат соскользнул со спины пони, Хол ударил пятками по бокам, животное коротко заржало и поскакало вперед.

Роб пронесся мимо госпожи прямо в деревню. Проезжая мимо кузницы Уильяма, он окликнул его сыновей, приглашая их с собой. Мальчиков не надо было звать дважды, они мгновенно понеслись за всадником, сверкая босыми пятками.

Тильда вырвала свою руку у Николь.

– Скорее, Колетт, а то будет поздно. – Она быстрым уверенным шагом направилась вперед.

Николь шла рядом. Они миновали зеленые посадки, где Дикон, сын горшечника, и две девочки пасли гусей и играли, подкидывая и ловя маленькую деревяшку. Дети проследили взглядом за Колетт и Тильдой и даже с любопытством пробежали немного следом, совершенно позабыв о своих делах.

Когда странная процессия дошла до конца деревни, Николь оглянулась. Джоса не было видно, но Дикон, оставив компанию девчонок, устремился на запад, к вспаханному полю. Похоже, он выбросил из головы и игру, и работу. Николь укоризненно покачала головой: это будет стоить ему тумака или даже двух.

Южный луг располагался на вершине холма и граничил на севере, востоке и западе с пшеничными полями Эшби. На юге, ниже перевала, луг переходил в лес. Поля были уже засеяны, взрослых там не было никого, только иногда ребятишки собирались по краям поля и кидали камни в лесных голубей и ворон, прилетавших склевывать драгоценные семена. Николь и Тильда медленно пробрались вдоль живой изгороди, змейкой вившейся по холму, и повернули направо, а потом налево, поднимаясь все выше и выше. Оказавшись почти на вершине, они натолкнулись на Джона и еще одного парнишку.

– Куда вы направляетесь? – поинтересовался Джон, подкидывая камешки, которых у него была полная горсть.

– К южному лугу, – ответила Николь, словно для нее это было самое обычное дело.

– Знаете, нам надо встретиться с ребятами, они дежурят с другой стороны поля. Мы собирались вместе поесть, так что мы пойдем с вами.

– Лучше вам этого не делать, – предупредила Николь.

– Но нам надо, – ухмыльнувшись, ответил Джон. – У них наш хлеб и сыр.

Как же от них отвязаться? Если очень постараться, то можно, конечно, но их любопытство разгорится еще сильнее. Хотя, с другой стороны, стоит им увидеть соседа и его людей, они сами кинутся в гущу леса, чтобы ненадежнее спрятаться. Вчетвером они очень скоро дошли до вершины холма.

Перед ними простирались пышные зеленые луга, кое-где виднелись цветочные полянки. Овцы мирно паслись, белея на фоне яркой зелени, ягнята резвились рядом, будто танцуя от радости. Тильда решительным шагом направилась через луг, увязая во влажной весенней земле Джон схватил госпожу за руку.

– Джос на том дубе, – показал он на огромное дерево, в густых ветвях которого можно было отлично устроиться. – Мы пришли, чтобы выручить его, если понадобится.

Николь удивленно посмотрела на парня. Джос уже там? Он так быстро добежал? Наверное, понесся прямо через поля. А Джон добавил, обращаясь к своему напарнику:

– Нет, парень, ты ничего не сможешь сделать с вооруженными людьми. Так что держись подальше – Он помолчал и обратился к госпоже: – От нас никакого толку, поэтому мы спрячемся, – сказал Джон. – Вы ведь знаете, враг вашего мужа захватил управляющего. Я думаю, старый Том уже мертв. С этим Хью пришло еще четырнадцать человек, они прячутся в этом лесу, а еще двадцать пять притаились поглубже, в зарослях. Джос послал Роба предупредить лорда Эшби, чтобы он, когда выйдет на дорогу, знал о засаде. Будьте осторожны, миледи. – И Джон прыгнул в кусты, с которых начинался лес.

Сердце Николь замерло, когда она услышала, сколько у Хью людей. Боже мой, когда Гиллиам выедет на дорогу со своими двадцатью солдатами, Хью нападет и расправится с ними. Леди Эшби изо всех сил боролась со своим страхом. Схватка может произойти только в том случае, если Гиллиам появится на дороге в определенное время. У Николь мгновенно созрел план: она должна как можно скорее провести это свидание, быстро договориться с Хью и отправить его домой. Тогда Гиллиам не встретится с ним.

– О, леди Эшби, не могу сказать, как я удивлен, встретив вас здесь, – сладкий голос Хью раздался из рощицы в полусотне шагов от дуба. В шлеме, в доспехах, с поясом для меча, застегнутым пряжкой поверх зеленого плаща, он медленно выехал на лошади из своего укрытия. Племянники, тоже в кольчугах, следовали за ним. Неподалеку стояла остальная свита двенадцать воинов в защитных кожаных дублетах, таких же как у Николь.

– Где мой отец? – вскрикнула Тильда. Николь обратила внимание, что за последние месяцы ее французский стал гораздо лучше.

– Покажите этой шлюхе ее отца, – скомандовал Хью через плечо не оборачиваясь.

Последний солдат медленно выехал вперед, в руке у него была веревка. Неподвижное тело Томаса, привязанное к ней, бороздило влажную землю. Тильда закричала. Николь пыталась справиться с яростью. Хью должен поверить в ее слабость и покорность.

Тильда упала на колени перед телом Томаса.

– О отец! Прости! – кричала она, пытаясь развязать узлы на его руках.

Хью остановил лошадь в десяти шагах от Николь. Поскольку он был в шлеме, она не видела его лица, но очень хорошо чувствовала взгляд. Кивком головы он приказал людям окружить ее, и те взяли Николь в кольцо. Она в упор смотрела на Хью.

– Слава Богу, что вы пришли, – жалобным голосом проговорила она, ломая руки. – Пожалуйста, милорд, у меня очень мало времени. Мой муж сегодня уехал из замка, он постоянно держит меня под охраной. Если я очень быстро не вернусь, будет плохо. Скажите, что вы готовы мне помочь.

Хью молча снял шлем и остался в подшлемнике. Его густые черные брови удивленно поползли вверх. Во взгляде таких же черных глаз блеснуло удовлетворение. Склонив голову набок, он уставился на Николь и, вытянув губы трубочкой, с любопытством оглядел ее с головы до ног.

– О, я едва узнал вас, миледи. Брак вас сильно изменил, – глумливо заметил он.

– Да, это правда, – сказала она дрожащим голосом, пытаясь изобразить отчаяние. – О, милорд, я получила свой урок, пожалуйста, не сердитесь, что я так грубо вас отвергла. Я была надменная, невыносимая… Скажите, что вы прощаете меня.

На лице Хью появилась самодовольная улыбка, болезненно бледная кожа на щеках слегка порозовела.

– Миледи, ну кто способен отказать такой хорошенькой женщине, как вы, когда она так мило просит? Вы прощены.

Николь улыбнулась ему, потом быстро опустила голову, чтобы скрыть свои настоящие чувства. Поверил ли этот хитрый Хью настолько, чтобы забыть, как называл ее отвратительной амазонкой? Нет, никогда этот хитрец не забудет ее оскорблений. Она в этом нисколько не сомневалась. Он не из тех, кто забывает или прощает, этот Хью де Окслейд.

64
{"b":"224","o":1}