ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Гиллиам оказался в пяти ярдах от противника, де Окслейд поднял руку. Один из его солдат протрубил в рог, подавая сигнал “к бою”, другие откликнулись. Они закричали во всю мощь легких и кинулись в атаку. Солдаты Гиллиама тоже закричали и смело бросились вперед, окружая врага.

Кто-то схватил Николь за руку. Она рванулась, чтобы освободиться, и чуть не уронила меч, прежде чем увидела, что это Джон.

– Пойдемте, вы встанете по другую сторону дороги, может, мы сможем остановить кого-то, кто попытается пробиться к лугу.

Она подняла голову вверх, чтобы предупредить Джоса, но мальчик уже целился в сторону луга. Они с Джоном сели на корточки по обе стороны широкой просеки, служившей для всадников самым безопасным выходом из леса.

Их первый враг появился, осторожно направляя коня сквозь густые деревья. Он не отрывал глаз от луга и не глядел по сторонам. Николь поднялась с мечом наготове. Хотя его грудь была хорошо защищена кожаным дублетом, ноги оставались уязвимыми, и она изо всех сил вонзила меч в бок лошади, целясь солдату в голень, чтобы покалечить его и сломать ребра животного.

Второй всадник не был столь осторожен, как первый. Он летел к ним галопом, в то время как раненая лошадь первого воина развернулась, страшно хрипя в агонии. Лошади столкнулись, всадник перевернулся через голову, свалился на дорогу и затих. Николь кинулась вперед убедиться, что солдат больше не сможет сражаться. Действительно, ее вмешательство уже не требовалось. Падая, солдат сломал себе шею.

Появился еще один, он громко и устрашающе вопил. Джон метнул в него большой камень; удар пришелся по голове, шлем покатился на землю Кровь хлестала из разбитого носа, мужчина выпал из седла и бесформенной кучей осел у копыт своей лошади. Та остановилась, задрожав от страха. Николь подбежала к раненому и решительным ударом добила его.

Трое из двадцати пяти солдат Хью, прятавшихся в лесу, были убиты. Еще один остался в гуще леса со стрелой в плече.

Ужасный крик Джона зазвенел над лесом, разрывая сердце. Так люди кричат перед смертью. Николь вскинула голову в отчаянии.

И тут на нее снизошло внезапное спокойствие. Все чувства, все желания ушли, осталось только одна мысль: убить Хью и его людей, отомстить за ребенка, которому пришлось пережить такое. Быстрыми шагами она направилась к лугу.

Там было полно людей. Одни верхом, другие пешие, третьи валялись на земле – им уже никогда не подняться. Овцы блеяли, мечи звенели, скрещиваясь, Уитас в ярости ржал. Крики дерущихся смешивались со стонами раненых.

Теперь пятнадцать солдат Гиллиама дрались с двадцатью восемью солдатами Хью.

Над Николь просвистела еще одна стрела. Один из людей Хью выгнулся, упал и больше не поднялся. На дальнем конце поля Уитас встал на дыбы. Гиллиам спешился, позволяя коню защищаться самому. Огромное животное в бешенстве яростно топтало копытами тех, кто пытался его поймать. Затем бросилось к другой группе сражавшихся. Те в испуге разбежались.

Николь увидела Альфреда, окруженного тремя солдатами Хью. Если она не поможет ему сейчас, его ждет смерть. Она сделала выпад, и один из вражеских солдат лишился руки. Увернувшись от удара, она всадила меч в незащищенную спину другого. Альфред прикончил третьего.

Николь двинулась дальше с мечом наготове.

– Миледи, вы без щита и кольчуги! Дальше ни шагу! – услышала она крик Альфреда, но голос его не смог пробить невозмутимого спокойствия Николь.

Один из бойцов Хью с сумасшедшим оскалом на лице протянул руку, пытаясь схватить ее. Стиснув кулак, Николь локтем ударила его в живот, затем ее меч пронзил солдата. Тот упал, а Альфред тут же оказался рядом с госпожой.

Николь нашла взглядом человека, виновного во всем происходящем. Хью сидел на лошади, далеко не такой замечательной, как Уитас, за спинами пятерых солдат. Он ругался и подстрекал их напасть на бойцов Гиллиама.

– Ко мне! – закричал ее муж, и этот крик пробил мощную стену ее спокойствия.

Она нужна Гиллиаму.

Николь побежала к мужу, Альфред старался держаться к ней как можно ближе. По дороге она проткнула мечом одного из вражеских солдат, ударив его в спину: тот рухнул прямо ей на руки. Николь споткнулась и чуть было не упала. Альфред отбросил труп солдата, освободив Николь, которая с трудом удержала равновесие. Какой-то солдат замахнулся, чтобы ударить Николь, и она, не глядя на него, выставила руку, пытаясь загородиться ею, как щитом, хотя прекрасно понимала, что это бесполезно. Внезапно нападавший упал прямо на нее, пробитый стрелой со стальным наконечником, прошедшей через кожаный дублет навылет.

Трое солдат лорда Гиллиама образовали вокруг своего господина защитное кольцо, но солдат де Окслейда было гораздо больше.

– Ко мне! – закричал Хью, созывая своих людей, чтобы они наконец прикончили небольшой отряд Эшби.

Лицо Николь исказила гримаса ярости. Она выхватила кинжал, который был спрятан у голени в специальных ножнах, и бросилась к Хью, намереваясь поразить в шею его коня. Это оказалось не труднее, чем заколоть свинью.

– Ты, грязная сука!

Хью сделал выпад мечом в ее сторону. Николь, уворачиваясь от удара, споткнулась, но Альфред вынырнул сбоку и принял удар на себя.

Когда Николь поднялась на ноги, Хью все еще валялся на земле – его ногу придавила упавшая лошадь. Он глянул на Николь, когда она занесла над ним меч, но вдруг, взглянув ей за спину, осклабился. Интуитивно, не думая, Николь отпрыгнула в сторону.

– Дядя! – И тут же меч одного из племянников Хью, Уильяма, разрезал воздух там, где только что стояла леди Эшби.

В этот миг стрела, пущенная Джосом, пронеслась мимо него, не попав в цель лишь потому, что лошадь Уильяма внезапно кинулась в сторону.

Хью выбрался наконец из-под своего коня.

– Генри, возьми того, с луком! – закричал он и, прихрамывая, побежал к солдатам, атаковавшим лорда Эшби.

– Нет! – завопил Гиллиам во весь голос, но он был в ловушке. Пятеро воинов окружили его своими щитами, но против них было десять человек. – Защитите Джоса! – кричал он.

– Уильям, убей эту дрянь! – завопил Хью своему племяннику.

В десяти ярдах от себя Николь увидела человека, снимавшего лук со спины, и ринулась к нему. Солдат встал на колено, натягивая тетиву. Его спина была открыта. Николь решила, что скорее умрет, но не даст ему выстрелить в Джоса. Она услышала, как за ее спиной конские копыта взрывают землю, и сделала ложный выпад вбок.

Между тем солдат уже натянул тетиву, целясь в мальчика, сидевшего на дереве.

Скользя на мокрой траве, Николь бросилась к лучнику. Уильям продолжал гнаться за ней. Она услышала, как над головой просвистела стрела Джоса, но в тот же миг лучник выпустил свою стрелу.

Племянник Хью позади нее взвыл от боли, и одновременно раздался крик Джоса. Сраженный стрелой, мальчик упал с дерева. Ничего не чувствуя от горя и отчаяния, Николь кинулась на лучника, отомстив тому за смерть маленького оруженосца. Затем она бросилась на выручку Гиллиаму. Краем глаза Николь заметила лошадь Уильяма. Племянник Хью болтался, зацепившись за стремя. Когда тело перевернулось, она успела увидеть, что стрела Джоса попала Уильяму в лицо.

Гиллиама окружали теперь восемь врагов, не считая Хью. А со стороны Эшби оставалось только двое. Муж глянул на жену из-за щита.

– Вот щит, любовь моя, а потом встанем спиной к спине! – крикнул он. – Мы или выстоим, или погибнем все вместе.

Николь выхватила щит у Альфреда и двинулась к кругу сражавшихся. Один из людей Окслейда попытался на нее напасть.

– Нет! – прорычал Хью. – Пусти ее к ним, мы прибережем ее напоследок. Позабавимся, когда перебьем остальных.

Николь встала рядом с мужем.

– Развернись! – задыхаясь, крикнул он ей через плечо. – Бери того, что слева!

По его команде она повернулась и сделала выпад, оказавшийся смертельным. Солдат слишком высоко держал свой маленький круглый щит, ожидая удара от мужчины, но меч Николь прошел под щитом и пропорол кожаный дублет и все, что было под ним.

66
{"b":"224","o":1}