ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пола, – сердито крикнул Арвардан, – в чем дело? Что из того, если я не землянин? Чем это отличает меня от того, кем я был в ваших глазах пять минут назад?

– Вам следовало сказать мне сразу, господин.

– Не обязательно называть меня «господин». Не будьте такой, как все они.

– Как кто, господин? Как все эти подлые твари, живущие на Земле?! Я должна вам сто кредиток.

– Забудьте об этом, – бросил Арвардан.

– Не могу выполнить вашего приказания. Если вы дадите мне свой адрес, я завтра вышлю вам деньги переводом.

– Вы должны мне еще кое-что, кроме ста кредиток, – с внезапной грубостью сказал Арвардан.

Пола прикусила губу и тихо ответила:

– Это единственная часть моего неоплатного долга, господин, которую я могу возместить. Ваш адрес?

– Дом правительства, – кинул через плечо Арвардан и скрылся во тьме.

А Пола разрыдалась.

Шект встретил ее у дверей кабинета.

– Вернулся, – сказал он, – Его привел какой-то тощий человечек.

– Хорошо, – с трудом выговорила Пола.

– Он спросил с меня двести кредиток. Я дал.

– Ему полагалось сто, ну да пусть его.

И Пола прошла мимо отца.

– Я ужасно беспокоился, – сказал он. – В городе что-то творилось, но я боялся наводить справки, чтобы не повредить тебе.

– Все в порядке. Ничего не случилось. Позволь, я переночую здесь, отец.

Но сон, несмотря на усталость, не шел к ней, ибо кое-что все-таки случилось. Она встретила мужчину, а он оказался чужаком.

Но у нее был адрес. Его адрес.

Глава десятая

Каждый толкует по-своему

Эти два землянина представляли собой полневший контраст – один из них обладал величайшей видимой властью на Земле, другой – величайшей реальной властью.

Верховный министр был самым главным из землян, прямым указом императора Галактики назначенный полномочным правителем планеты – обязанным, разумеется, подчиняться прокуратору. Его секретарь был, в сущности, никто, всего лишь член Общества Блюстителей. Теоретически он исполнял при верховном министре какие-то неопределенные обязанности, и, теоретически же, в любой момент мог быть от них освобожден.

Вся Земля знала верховного министра – он был высшим арбитром по делам Наказов. Он назначал очередников на Шестьдесят, он судил уклоняющихся от закона, нарушителей правил распределения продуктов, нарушителей Запретных зон и так далее. Секретаря не знал никто, даже по имени, кроме блюстителей и, разумеется, самого верховного министра.

Верховный министр был хорошим оратором и часто вступал перед народом с речами, полными пафоса и эмоционального накала. У него были длинные светлые волосы и благородная патрицианская внешность. Курносый и косолицый секретарь долгих речей не любил, да и коротких тоже, предпочитал бурчать себе под нос, больше молчал – по крайней мере, на людях.

Видимостью власти обладал, разумеется, верховный Министр, а реальной властью – секретарь. И за дверью министерского кабинета все становилось на свои места.

Верховный министр был раздражен и озабочен, секретарь – холоден и безразличен.

– Не вижу связи между всеми этими докладами, что вы мне носите, – говорил верховный министр. – Доклады, доклады… – Он показал воображаемую кипу бумаг выше головы. – Мне некогда ими заниматься.

– Вот именно, – холодно подтвердил секретарь. – Для того вы меня и держите, чтобы я их читал и передавал вам самую суть.

– Ну хорошо, любезный мой Балкис, говорите, что там у вас, и давайте поскорее покончим с вашими мелочами.

– Мелочами? Вы многое можете потерять, Ваше Превосходительство, если не измените своего суждения. Разберем, что означают эти доклады, а потом вы мне скажете, мелочи это или нет. Итак, неделю назад к нам поступило личное донесение от подчиненного Шекта, что и навело меня впервые на след.

– На какой след?

Балкис кисло улыбнулся.

– Могу я напомнить Вашему Превосходительству о некоем проекте, что разрабатывается у нас на Земле вот уже несколько лет?

– Шш! – Верховный министр, внезапно потеряв свой важный вид, невольно оглянулся по сторонам.

– Ваше Превосходительство, побеждает не беспокойство, а уверенность. Вы знаете, что успех этого проекта зависит от умелого использования шектовской игрушки – синапсатора. До сих пор, насколько нам известно, он использовался исключительно под нашим руководством и в определенных целях. И вдруг Шект без предупреждения синапсирует какого-то неизвестного, грубо нарушая тем самым наши указания.

– Чего же проще, – сказал верховный министр. – Накажите Шекта, синапсированного возьмите под свою опеку – и делу конец.

– Нет-нет. Вы слишком прямолинейны, Ваше Превосходительство. От вас ускользает суть дела. Вопрос не в том, что сделал Шект, а в том, почему он это сделал. Отметим далее, что тут налицо целая серия последовательных совпадений. В тот самый день Шекта посетил прокуратор Земли, и Шект сам сообщил нам, лояльно и достоверно, о чем они беседовали: Энниус хочет получить синапсатор для Империи. Будто бы обещал большую помощь и участие со стороны императора.

– Хм-м, – произнес верховный министр.

– Вы заинтригованы? Подобный компромисс кажется вам предпочтительней нашего нынешнего небезопасного курса? А помните, как они обещали нам продукты во время голода пять лет назад? Помните? Поставки прекратились за отсутствием у нас имперской валюты, а земные продукты были забракованы под предлогом радиоактивного загрязнения. И что же, предоставили они нам продукты безвозмездно, как обещали? Дали хотя бы в долг? Тогда у нас умерло от голода сто тысяч человек. Не надо полагаться на обещания чужаков. Но это я к слову. Итак, Шект продемонстрировал нам свою лояльность, после чего в нем было трудно сомневаться. Он мог с уверенностью полагать, что мы не заподозрим его в измене в тот же самый день, и осуществил задуманное.

– То есть свой подпольный эксперимент?

– Да, Ваше Превосходительство. Только вот над кем? У нас есть фотографии подопытного, и ассистент Шекта предоставил нам снимки сетчатки его глаза. В Планетарном Регистре о нем сведений нет. Отсюда следует, что он не землянин, а чужак. И Шект должен был это знать, ведь регистрационную карточку нельзя ни подделать, ни передать другому – достаточно сверить узор сетчатки. Все эти простые факты приводят нас к неопровержимому выводу: Шект сознательно синапсировал чужака. Но для чего? Ответ ошеломляюще прост, Шект – не идеальный инструмент для наших целей. В молодости он был ассимилянтом и даже выдвигал свою кандидатуру в Вашеннский Совет на платформе сотрудничества с Империей, но потерпел поражение.

– Я этого не знал.

– Что он провалился на выборах?

– Нет, что он выдвигал свою кандидатуру. Почему меня об этом не информировали? Шект очень опасен на своем теперешнем посту.

– Шект изобрел синапсатор, – с мягкой терпеливой улыбкой сказал Балкис, – и он пока единственный, кто умеет с ним обращаться. Мы всегда за ним наблюдали, а теперь будем наблюдать куда более пристально. Не забудьте, что изменник в наших рядах, если он нам известен, может принести больше вреда врагу, чем лояльный человек принес бы пользы нам. Продолжим рассмотрение фактов. Шект синапсировал чужака. Для чего? Синапсатор может использоваться только для одного – для увеличения интеллекта. Зачем это делать? Зачем, чтобы кто-то мыслил наравне с нашими синапсированными учеными. Как вам это?.. Значит, Империя, пусть слабо, но подозревает о том, что готовится на Земле. И это, по-вашему, мелочи, Ваше Превосходительство?!

На лбу у верховного министра выступил пот.

– Вы действительно так думаете?

– Факты укладываются в головоломку только так и больше никак. Синапсированный был человеком самой заурядной, неприметной внешности. Хорошо придумано – как раз такой старый лысый толстяк и может быть опытнейшим агентом Империи. Да-да. Кому бы еще доверили такую миссию? Но мы проследили за неизвестным – кстати, его псевдоним Шварц, – насколько было возможно. Перейдем ко второй стопке донесений.

20
{"b":"2241","o":1}