ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Жаль, что вы раньше не начали этим заниматься, девушки, сейчас все изменилось. Совсем не те деньги, а раньше можно было квартиру купить. Но все же заработать можно, если будете настойчивы.

Глава 3

Когда нас проводили в комнату для агентов, первое, что мне захотелось сделать — это заткнуть уши, такой стоял гвалт. Помещение было достаточно большим, столы стояли по периметру, и почти все они были заняты людьми, одновременно говорившими по телефону. Было просто поразительно, как они умудрялись слышать, что им говорили на том конце провода. Я вопросительно посмотрела на Александра Ивановича, и он ободряюще кивнул:

— Это только сначала страшно, потом привыкаешь.

— Но я ничего не слышу, — сказала я. То есть я слышала соседей, обрывки фраз долетали до меня со всех сторон, но разговаривать по телефону в такой обстановке я бы не смогла.

— Привыкнете, — повторил он и, посадив нас рядом на свободные места, положил перед нами газету «Из рук в руки».

— Полистайте газетку, сориентируйтесь в ценах на квартиры, а я принесу вам распечатку, по которой начнете работать.

Он исчез, а я, посмотрев вслед его грузной и большой фигуре, снова испытала желание заткнуть уши и убежать, но, вспомнив о том, что в кошельке лежат последние сто рублей, заставила себя остаться. Я открыла газету: незнакомые слова заплясали у меня перед глазами. Сколько квартир, сколько домов, да еще районы, округа — я понятия не имела, как во всем этом можно сориентироваться. Я посмотрела вокруг: агенты были заняты разговорами по телефону; лишь парочка мужчин с умным видом изучали свои ежедневники. Я попыталась снова углубиться в газету, но обрывочные фразы со всех сторон назойливо лезли в уши:

«К сожалению, эту квартиру не показывают сегодня, хозяева на дачу уехали».

«Да, Проспект Мира можно посмотреть».

«В каком районе предпочитаете купить».

«Нет, не сидячая там ванна и туалет большой».

— Окна на улицу, а что вы хотите за такие деньги? — рявкнула, сердито бросив трубку, моя соседка, женщина лет сорока и бросила на меня взгляд, словно ища во мне поддержку.

— А это плохо, если окна на улицу? — робко спросила я.

— Конечно, шумно очень, отсюда и цена низкая, — фыркнула она, — А ты, что новенькая?

Я кивнула.

— И никогда не работала раньше?

— Нет, — ответила я. — А сложная работа?

— Сумасшедшая, с телефоном не расстаюсь. Муж на развод подал, говорит, что со мной жить стало невозможно. Звонки даже ночью. Так что подумай, может, не стоит и начинать? — она опять потянулась к телефону: — Надо позвонить.

Женщина-агент быстро набрала чей-то номер и закричала в трубку:

— Володя, ну что, будешь брать двушку на Войковской?

Я посмотрела на Лену, она выглядела растерянной. Неразвернутая газета так и лежала перед ней.

— Наташ, а в чем работа-то заключается? — спросила она.

— Пока не знаю, но говорят, что очень нервная, даже мужья уходят, — хихикнула я.

— Я не замужем, — развеселилась Лена. — А ты?

— Я тоже, — ответила я и повернулась к своей соседке, которая сердито бросила трубку.

— Ну, как берет? — поинтересовалась я.

— Да козел он, десять вариантов ему показала, а ему все не нравится, — она достала зажигалку из сумки. — Пойду, покурю, надо успокоиться.

Через полчаса Александр Иванович принес распечатки: одну положил передо мной, другую перед Леной.

— Работайте, — сказал он.

— А делать-то что? — в который раз спросила Лена.

— У соседей спросите, — буркнул он. — У меня переговоры начинаются, мне некогда, — он важно выплыл из комнаты.

Мы посмотрели друг на друга, и я заметила, что глаза у Лены подозрительно красные.

— Почему до нас никому нет дела? — спросила она.

— Не волнуйся, — попыталась я ее успокоить, — Сейчас придет моя соседка, и я все узнаю.

— Я больше не могу, — заканючила она. — У меня голова начинает болеть от этого шума. Как здесь вообще люди работают?!

Я углубилась в распечатку, пытаясь разобраться в незнакомых мне сокращениях. «Это не должно быть так сложно — продать квартиру, — утешала себя я. — С первой зарплаты можно будет купить новые туфли и куртку для Насти».

После перекура соседка явилась в лучшем настроении, и я воспользовалась этим.

— Извините, не могли бы вы мне рассказать, что с этим делать? — я показала на распечатку.

— Дай глянуть, — она вырвала лист у меня из рук. — Вон чего захотел? — Ну, конечно, да нет таких цен в этом районе. Не стоит даже начинать этим заниматься, это несерьезный клиент, — сказала она мне и бросила листок.

— А как вы это поняли? — спросила я, тоже начиная терять терпение.

— Ладно, смотри! Объясняю один раз, — начала она учительским голосом, — Вверху распечатки имя клиента, который хочет купить квартиру — вот смотри, — она провела длинным ногтем — Иванов Петр, — это его контактный телефон, он желает купить двушку…

— А что такое двушка? — спросила Лена, прислушиваясь к разговору.

— Двухкомнатная квартира, не перебивай, — поморщилась она. — Иванов Петр желает купить двухкомнатную квартиру за тридцать пять тысяч долларов в районе метро Пражская, а квартиры там стоят не меньше сорока, а еще он хочет большую кухню, кирпичный дом и не первый этаж, а это стоит еще дороже, — она задумалась, — Тысяч на пять. Я же говорю — козел, они все козлы, — она посмотрела на меня сочувственно.

— Что же мне делать? — спросила я, совсем растерявшись.

— Позвони и скажи ему об этом.

— Так и сказать, что он козел? — засмеялась я.

— А почему бы и нет, хотя бы душу отведешь. Надо же с чего-то начинать. Хотя нет, — передумала она, — Спроси, может он больше платить готов? А если нет, то пусть едет в Подмосковье или берет кредит.

— Я, наверное, не смогу, — призналась я. — Я боюсь звонить незнакомым людям.

— Тогда за каким дьяволом ты пришла в агентство? — разозлилась дама. — Или учись, или топай в другое место, — она опять взяла трубку, всем своим видом показывая, что тратить на меня время больше не намерена.

Вздохнув, я повернулась к Лене.

— Давай посмотрим твою распечатку.

Лена протянула мне листок.

— Ты можешь оставить ее себе, я ухожу.

— Как уходишь, мы же еще даже не начали работать?

— Я не могу, я лучше буду на баяне на улице играть, — она схватила сумку и выскользнула из комнаты, раньше, чем я успела ее остановить.

— Ушла? — живо повернулась ко мне соседка. — Вот так всегда и бывает: наберут тридцать человек, а через пять дней остается два. А ты не уходи, попробуй, нельзя сразу сдаваться. Дай-ка мне ее вариант.

Я покорно протянула ей Ленину распечатку. Минуты две она смотрела на листок, потом щелкнула языком.

— Хороший вариант, попробуй с ним поработать. Он хочет пятикомнатную в центре, и подборка хорошая, смотри, — она показала мне квартиры, которые предлагались ниже, на том же листке.

— Я ничего не понимаю, — затрясла я головой.

— А тут и понимать нечего, смотри. Вот клиент, он хочет квартиру в центре за сто пятьдесят тысяч долларов, а вот ниже тебе дана подборка квартир — прозвони их, узнай подробности и предложи ему. Если он что-то выберет — организуй просмотры. Главное, что он хочет реальную квартиру за реальные деньги. А то они все сказочники, мечтают о квартире в новом доме с большой кухней, а денег в кармане — на квартиру в пятиэтажке на первом этаже. Вот и звонят в агентство, думают, мы им чудо сделаем.

Не буду рассказывать, как я боялась снять трубку и позвонить первому клиенту. Часа два ушло только на перекуры и уговоры самой себя, что это вовсе не страшно. Раньше я редко звонила незнакомым людям, разве что в поликлинику, а тут надо было звонить и предлагать ему купить квартиру, а для меня это было все равно, что предложить себя. Я слушала, как говорят другие, и мне казалось, что я никогда не смогу говорить так убедительно; я боялась, что никто даже не будет слушать меня. Но, потом, я все-таки решилась и позвонила узнать о квартире, и это оказалось совсем несложно. Голос у мужчины на том конце провода был спокойным и терпеливым, и я даже успела кое-что записать. Я очень долго звонила по предложенным телефонам: то агента не было дома, то никто не подходил, то квартира оказалась проданной. В общем, из десяти вариантов остался один, но зато какой. Пятикомнатная квартира в Чапаевском переулке, с видом на фонтан. Но оказалось, что клиент уже видел ее и в моих услугах не нуждался. В тот момент, когда я повесила трубку, я чуть не заплакала. На улице уже смеркалось, прошел мой первый рабочий день, а я так и ничего и не сделала, даже не назначила ни одного просмотра. Грустная, я вышла в коридор, гадая, хватит ли у меня терпения, как вдруг столкнулась с Александром Ивановичем.

2
{"b":"224317","o":1}