ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы курили у входа, молча глядя перед собой. На улице было морозно, и некоторые особенно зябкие прохожие уже оделись в меха. Лада появилась в новом норковом коричневым полушубке, который удивительно гармонировал с ее печальными большими карими глазами. Светлые волосы волнами рассыпались по меховому воротнику, а маленький носик был надменно вздернут. Она подошла к нам и поздоровалась.

— Где ты была? — спросил ее Слава, схватив за руку. — Почему ты не отвечала на мои звонки?

Лада слегка небрежно высвободилась.

— Почему я должна отчитываться перед тобой?

— Но я… — он выглядел сбитым с толку ее холодным тоном. — Но я волновался. Ты не ходила на работу, а твоя мама постоянно говорила, что тебя нет дома. Что случилось? Почему ты избегаешь меня?

Лада встретилась со мной взглядом и неожиданно спросила:

— Наташа, ты не рассказывала ему, что у меня появился другой мужчина?

Я почувствовала, что покраснела. Я всегда удивительно быстро краснела в неловких ситуациях.

— Ты знала и молчала? — он посмотрел мне в глаза, и в них была такая мука, что я сразу отвела взгляд и молча кивнула, не в силах оправдываться.

— Значит, ты нашла другого, да? — он посмотрел на Ладу и заметил ее дорогое полупальто, которое не могло быть куплено на комиссионные от сделки. — И эта шубка и все остальное — конечно его подарки. Ведь еще совсем недавно ты жаловалась, что тебе будет нечего носить зимой. Значит все правда, ты такая, как мне говорили. А я-то, дурак, не верил, даже начал деньги откладывать, чтобы купить тебе что-нибудь для зимы. Скажи, Лада, а ты любишь его?

— Конечно, люблю, он мне такие подарки делает.

— Хватит! — закричал Слава, — хватит говорить о деньгах! Я все понял, ты была со мной от скуки, просто потому что никого не было рядом, а как только подвернулся подходящий ухажер, ты исчезла без объяснений, так?

Лада опустила глаза и теребила норковый манжет. Я чувствовала себя лишней, но никак не могла заставить себя сдвинуться с места.

— Но я же ничего тебе никогда не обещала! — попыталась она оправдаться, но казалось, что он весь ушел в себя и ничего не слышал.

Повисла пауза, а потом Лада, не говоря ни слова, застучала каблучками к входу в офис.

Мы остались вдвоем: я достала пачку сигарет и протянула ему, но он посмотрел на меня с неприязнью.

— Ты все знала и не могла мне рассказать! А я считал тебя своим другом!

— Это ваше дело, я не хотела вмешиваться.

— Все вы такие, — он обреченно махнул рукой и, ссутулившись, пошел в сторону метро.

— Куда ты? — крикнула я, но он даже не повернулся, а у меня еще остались остатки гордости, чтобы не побежать за ним следом, поэтому я дождалась, пока он свернет за угол, и медленно поплелась в сторону Гоголевского бульвара. Холодный ветер насквозь пронизывал мою легкую курточку, но я все равно решила не возвращаться на работу, несмотря на то, что там остался мой шарф и перчатки, которые бы мне очень пригодились, и ежедневник, где были все нужные телефоны клиентов, которые ждали моих звонков. Но впервые за два года на меня напало какое-то безразличие, мне было все равно, что будет с моей работой, в голову даже приходили мысли завязать с недвижимостью совсем, чтобы больше никогда не видеть его. Гуляла я очень долго и только, когда почувствовала, что окончательно замерзла, спустилась в метро.

Ночью я проснулась и сразу поняла, что заболела. Все тело знобило, глотать было больно, а лоб был страшно горячим. Я с трудом доплелась до кухни и, выпив таблетку аспирина, повалилась в постель. Утром Ира, которая пришла забрать Настю, чтобы отвезти в школу, вызвала мне врача, который прописал мне покой, горчичники и теплое питье. Я валялась на диване, уставившись в потолок, чувствуя себя сломленной и физически и морально, но, тем не менее, моя болезнь отвлекала меня от грустных мыслей о Славе и позволяла ничего не делать.

Глава 30

В агентстве я появилась только через две недели, и с удивлением узнала, что Слава тоже все это время не ходил на работу.

— А кто-нибудь пробовал с ним связаться? — спросила я Тамару.

— Я много раз звонила ему, но никто не брал трубку. Все это очень странно, тем более что его клиенты тоже не могут до него дозвониться. Он всегда был таким обязательным, а тут… — Тамара развела руками. — Может, ты попробуешь зайти к нему, вы все-таки рядом живете?

— Нет, я не пойду, — отрезала я. — Иди сама, если хочешь.

— Не узнаю тебя, Наташа, — Тамара с удивлением посмотрела на меня. — Мне казалось, что тебе должно быть интересно, куда он пропал.

— Мне неинтересно. Он взрослый человек и пусть делает все, что хочет.

— Знаешь что, дай мне его адрес, у меня сегодня свободный вечер, и я съезжу к нему. Во-первых, надо узнать, что с человеком, а во-вторых, Александр Иванович просил выяснить — будет ли он работать вообще. А у тебя, — она укоризненно посмотрела на меня, — есть время подумать до вечера, пойдешь ли ты со мной.

Позже когда мы остались с ней вдвоем, я рассказала ей, что произошло у Славы с Ладой, а о том, что он мне нравится, она знала давно.

— Слушай, так тебе и надо его утешать. Сколько таких случаев я знаю из жизни, переживает из-за одной, а потом женится на той, которая его утешает и живет с ней счастливо до конца дней своих.

— Я так не хочу, — вздернула я нос. — Я хочу, чтобы по мне, понимаешь, по мне с ума сходили от любви, а не потому, что я рядом оказалась, так сказать, под рукой. У меня же тоже есть гордость. Мне лучше выкинуть его из головы и все.

— Зря ты так думаешь. Вы же просто созданы друг для друга.

— Только он этого не знает. А уже прошло два года! Два! А годы идут. Я верю, только в любовь с первого взгляда, а с первого взгляда он полюбил Ладу, хотя и подошла к нему я.

— Лада, Лада, — проворчала Тамара. — Твоя Лада помешана на чувстве собственной значимости. Видела бы ты, как ее сейчас понесло. Каждый день надевает на себя все новое и смотрит на нас теперь свысока, потому что у нее шмотки из лучших магазинов. Стала содержанкой у богатого мужика, а ведет себя так, как будто… — определения изменившемуся поведению Тамара не нашла. — Даже слушать о ней ничего не хочу. Наверно, за то время пока ты болела, она ни разу тебе не позвонила?!

Я промолчала. Лада действительно с головой ушла в свой роман и забыла всех нас, но я не ждала от нее звонков. Скорее наоборот, я подсознательно не хотела с ней общаться. Мне были ближе такие люди, как Тамара и моя Ирка.

— Слушай, а ты когда к Наине идешь? — вдруг спросила Тамара.

— Сегодня у нас в семь просмотр. А что? Хочешь, чтобы я договорилась, и она тебе погадала?

— Не мне, а тебе. Помнишь, ты рассказывала, что она по фотографии все может сказать — подходит тебе этот человек или нет? — я молча кивнула, и Тамара затараторила дальше. — Вот и покажи ей Славкину фотографию, если она скажет, что он — твоя судьба, тогда и будешь за него бороться, ну а уж если нет, тогда…

— У меня нет его фотографии.

— Зато у меня есть. Я вас вместе сфотографировала, когда вы танцевали на моем дне рождения, — Тамара порылась в сумке и достала пакет с фотографиями.

Нужная мне лежала сверху. Я взяла ее и стала рассматривать. Он смотрел на меня и улыбался. У меня же было счастливое выражение лица. Тамара ловко улучила момент. На этой фотографии казалось, что мы влюблены друг в друга.

— Ну, как? — спросила она.

— Хорошая фотография, — я вздохнула. — Но это вышло случайно.

— Случайностей не так много в жизни, бери и покажи своей колдунье, если мне не веришь. Уверена — она тебя скажет то же самое.

Я положила фотографию в ежедневник и несколько раз во время работы, когда мне казалось, что никто не видит, смотрела на нее.

Глава 31

После просмотра Наина сама попросила меня остаться.

— Я вижу, что тебе плохо, — сказала она внимательно глядя на меня. — Могу ли я помочь тебе?

24
{"b":"224317","o":1}