ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, хорошо, — Тамара послушно пошла со мной. — Скажи, а почему ты вдруг переменила решение?

— Наина гадала на нас, оказывается он и есть тот единственный, и я должна помочь ему. Ты, конечно, можешь считать, что я сошла с ума, но я ей верю. Она рассказывала мне такие вещи из моей жизни, что я сразу поняла, что она не ошибается.

— Не нужно ходить к гадалкам, чтобы увидеть, что вы просто созданы друг для друга, — довольно сказала Тамара.

Перед подъездом я подняла голову и посмотрела на окна. Все верно — окно на кухне открыто, а шторы везде спущены. Я представила полумрак в квартире и его, несчастного и брошенного, желающего утопить свое горе в вине. «Ничего, милый, мы справимся с этим вместе. Не всегда получается полюбить того, кого нужно. Я тоже часто ошибалась», — мысленно сказала я ему. Мы поднялись на второй этаж, и я настойчиво нажала на звонок.

Я звонила минут пять, но дверь не открывали. Я просто чувствовала, что он здесь и постучала дверь ногой — реакции не было, и в квартире было подозрительно тихо. На шум вышла старушка из соседней квартиры.

— Что вы так шумите? — спросила она.

— Извините, а вы не знаете, Слава дома?

— Видела его сегодня на балконе, — сказала старушка, — Он курил. А что случилось?

— Да вот, дверь не открывает, к телефону не подходит. Мы боимся, вдруг ему плохо, — придумала я на ходу. — У него, знаете, иногда бывало с сердцем нехорошо.

— Он мне показался каким-то странным сегодня, но я решила, что я ошиблась, — испугалась старушка.

— А где его мама? — спросила Тамара.

— Да в отпуск уехала, ей путевку дали. Она заходила еще перед отъездом, — сообщила бабушка, выходя к нам на площадку.

— Как бы нам туда попасть? — сказала я, ни к кому не обращаясь.

— А у меня ключ есть, я сейчас принесу, — вдруг сообщила соседка. — Мне его мама оставляла, чтобы я цветы поливала, еще год назад. С тех пор и лежит. Если они замок не поменяли, то подойдет, — она ушла, прикрыв за собой дверь.

Вернулась она быстро, неся ключ на голубой ленточке.

— Возьмите, попробуйте, а то я вижу плохо.

Я взяла ключ и вставила его в замочную скважину. Замок легко открылся, и мы вошли. В нос нам ударил застоявшийся запах алкоголя и табачного дыма. Я осторожно заглянула в комнату. Слава лежал на диване и спал. На журнальном столике перед ним стояли недопитые бутылки водки, вина и валялись какие-то остатки еды. Несколько пустых бутылок водки валялось на полу, а в пепельнице было полно окурков.

— Ужас какой! — прошептала старушка. — Славочка же не пил никогда. Да как же это такое, — начала она причитать, и я решительно вывела ее из комнаты.

— Да как же мать приедет?! Горе-то какое! А какой хороший парень-то был, — продолжала она по дороге.

— Тихо, тихо, — сказала я вполголоса. — Давайте сделаем так. Просто у него были неприятности, вот он и не сдержался. Ничего страшного, у мужчин это бывает. Я останусь здесь и дождусь, пока он проснется, а вы идите домой.

— Нет, я тоже останусь, — заявила старушка. — Как же я вас оставлю с ним, если я вас не знаю, — немного запоздало всполошилась соседка.

— Хорошо, — согласилась я. — Давайте пойдем на кухню, вы пока посидите, а я все приберу. А оставшиеся бутылки на всякий случай давайте отнесем к вам, чтобы у него не было соблазна больше выпить.

— Я сама, — заявила старушка. — А с чего это вы так о нем заботитесь? — спросила она, подозрительно глядя на меня.

— Понимаете, он мой друг, — я опустила глаза. Ну не могла же я рассказать этой милой бабушке, как я на самом деле к нему отношусь. И если бы здесь никого не было, я бы села на краешек дивана и смотрела бы на него, пока он не проснулся. А потом… Да что толку об этом думать. Уж лучше заняться уборкой. Наверно, час мы с Тамарой добросовестно убирались в его маленькой квартирке, а соседка сидела на кухне и смотрела сериал по телевизору. Потом Тамара поехала домой, а старушке захотелось ужинать, и она, скрепя сердце, оставила меня одну, сказав, что зайдет через час. Я зашла в Славину комнату и тихо села в кресло напротив. У него было трогательное выражение лица во сне, а на лоб свесился непокорный темный завиток. Поддавшись искушению, я погладила его по волосам, и он неожиданно открыл глаза.

— Наташа?

Я улыбнулась.

— С пробуждением. Добро пожаловать в новый день.

Он привстал на постели, оглядывая комнату, видимо медленно вспоминая, что произошло. По его лицу пробежала тень.

— Как ты сюда попала? — он непонимающе посмотрел на меня. — Ведь я, кажется, — он увидел пустой стол, и потряс головой. — Ничего не понимаю.

— Меня впустила твоя соседка. Ты заснул, после того как немножко выпил, — мягко сказала я.

— Ничего себе немножко, — он поморщился, — Голова до сих пор трещит. А где бутылки?

— Я все убрала.

— Зачем?

Я мягко провела рукой по его волосам.

— Пора возвращаться к жизни. Ты уже достаточно погрустил, есть более важные дела.

— Почему Лада так поступила?

— Она не та девушка, которая тебе нужна. У вас разные пути.

— Но я люблю ее.

— Я тоже любила своего мужа, Настиного отца. Я любила его так, что прощала ему и измены и побои. Я все надеялась, что он изменится, а потом неожиданно встала утром и поняла, что я не хочу так больше жить. Пусть лучше я останусь одна, чем буду терпеть. Так что тебе проще. У вас нет детей, и она даже не твоя жена. Пройдет время, и ты перестанешь вспоминать ее.

Он обнял меня за плечи.

— Я не знал, что ты такое пережила. Иногда мне стыдно за мужиков. Мне очень жаль, что я не знал тебя тогда и не смог защитить. Где он сейчас?

— Умер год назад. Его убили в какой-то драке.

— Мне очень жаль.

— Ничего, все прошло, — я освободилась и подошла к окну. Уже был поздний вечер, и мне давно надо было идти домой. Сейчас я была уверена, что с ним все будет хорошо.

Слава тоже подошел к окну и вздохнул:

— Боже мой! Какой же я был дурак! Просто идиот! Она околдовала меня. Я ничего не видел!

— У Лады есть что-то такое, что заставляет мужчин терять голову, не вини себя. Просто постарайся понять — она недостойна тебя. У тебя еще все будет хорошо, — сказала я.

— У тебя тоже. Ты такая хорошая, Наташка!

— Ты тоже! — улыбнулась я. — А теперь, если ты пообещаешь мне больше не пить и завтра прийти на работу, я побегу домой. Там Настька уже заждалась маму.

— Я сейчас умоюсь и провожу тебя. Свежий воздух пойдет мне на пользу.

Через двадцать минут мы уже мирно шагали к моему дому и говорили о каких-то пустяках. Нам всегда было легко друг с другом.

Глава 33

Очередной кризис вызвал резкое падение цен на недвижимость. В нашем агентстве все бурлило. Люди были в смятении и не знали, что делать. Продавцы срочно сняли свои квартиры с продажи, потому что психологически не были готовы к тому, что теперь уже не получат таких денег, на которые рассчитывали. А в то же самое время покупатели надеялись на новое падение цен и приостановили свои поиски, а некоторые из них просто потеряли деньги и уже были не в состоянии купить то, что хотели. Так совершенно неожиданно мы остались без работы и, соответственно, без денег.

— Это какой-то, кошмар, — пожаловалась мне Тамара, когда мы вышли в курилку. — В школе собирают денег на классные нужды, а я даже не знаю, на что молока купить, чтобы сварить кашу. — Наверно, надо увольняться.

— Подожди, это когда-нибудь наладится, — сказала я без особого энтузиазма.

Мое положение было лучше лишь тем, что я всегда могла занять денег у Иры, которая работала на окладе и, зная о моих тяжелых временах, всегда выручала меня. Но, мне так не хотелось уходить и снова искать работу, я привыкла к агентству как к родному дому. Здесь были мои друзья, здесь я хотя бы иногда виделась со Славой.

— Как у тебя со Славой? — спросила Тамара.

— А ты знаешь, никак, — вздохнула я. — Он больше не говорит о Ладе, но я не уверена, что он о ней не вспоминает. Мне кажется, что я так и останусь для него другом навсегда.

26
{"b":"224317","o":1}