ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да ладно тебе. Времени еще прошло мало. А что если нам устроить какое-нибудь совместное чаепитие, чтобы поддержать друг друга? — спросила она.

— Давай, — согласилась я. — Уйдем сегодня пораньше и поедем к кому-нибудь домой.

В этот момент в курилку вошли Максим и Слава. Я сразу заметила, что Слава сегодня особенно хорошо выглядел, на нем была новая кожаная черная куртка, которая очень ему шла.

— Ого! — сказала Тамара. — В такое сложное время некоторые ходят в обновках.

Слава смутился.

— Да я тут подработал. Сделал ремонт в квартире маминой знакомой, ей так понравилось, что она мне еще дала несколько телефонов своих знакомых. Так что будем жить, ремонтируя квартиры.

— Ну вот, — грустно сказала я, — значит, ты теперь уйдешь из агентства?

— Ну уж нет, я с вами не расстанусь, — он обнял нас с Тамарой за плечи. — Кстати, чтобы вас подбодрить, я решил пригласить вас всех к себе. Мама сегодня уезжает на выходные на дачу, и мы можем славно повеселиться. Мы так давно не собирались вместе.

— Вот и я предлагала чаю попить с тортиком, — сказала Тамара.

— Какой тортик, девчонки? — возмутился Максим. — Купим водки — кризис в стране нужно отметить.

— Было бы что отмечать, — фыркнула Тамара, — Денег нет даже на продукты. Последние сто долларов, полученные с предыдущей сделки разменяла, а когда новая будет и вовсе неизвестно. Телефоны молчат, сегодня и последние покупатели отказались смотреть квартиры. Говорят, подождем, вдруг цены еще упадут.

Мы молчали, пуская дым, и вдруг Славка полез в карман и, достав двести долларов, протянул Тамаре:

— На, возьми, отдашь, когда заработаешь.

— Я не могу, — покачала головой Тамара.

— Возьми, я тебе говорю, в долг. Заработаешь — отдашь. Кризис же не будет вечно длиться, а дети не должны сидеть голодными. Он положил деньги Тамаре в карман и повернулся ко мне:

— У тебя тоже денег нет?

— У меня есть, я же живу с подругой, а она хорошо зарабатывает, — засмеялась я своей старой шутке.

— Если надо будет, говори не стесняйся.

Я кивнула, подумав, какой же он славный, мой Славка, и пусть он даже не знает, что он мой, мне все равно хорошо, даже просто от того, что он стоит рядом. Но наша идиллия была нарушена звонким стуком каблучков. В элегантном сером костюме с короткой юбкой, открывающей стройные ноги в новых замшевых сапожках, в дверях появилась Лада.

В курилке возникло молчание. Ее не было на работе уже месяц, и мы думали, что она уже больше не появится.

— Всем привет! — сказала она. — Я зашла попрощаться. Пришла вещи свои забрать. А что это вы такие молчаливые? — она скользнула глазами по всем. — Работы-то нет?

— А у тебя есть работа? — спросил Максим.

— Да, я ухожу на фирму к своему будущему мужу. Ему нужен помощник, которому он может доверять.

— Не знаю, почему он тебя выбрал для этой цели, — съехидничала Тамара.

— А кого выбирать, тебя что ли, мышку серую? — не осталась в долгу Лада. — Ну ладно, я пришла не ссориться, я хочу вас куда-нибудь пригласить отметить мою новую работу.

— Я занят, — буркнул Слава и грустно, скользнув по Ладе взглядом, будто прощаясь, вышел из курилки.

— Ну а вы? — она посмотрела на нас.

— Я тоже не могу, жена просила приехать пораньше, — отозвался Максим и опустил глаза.

Неожиданно мне стало жалко Ладу, наша компания ее намеренно игнорировала — первый раз все от нее отвернулись, и, наверно, было за что, но я не могла ее бросить, мы все-таки с ней дружили. Я взяла ее за локоть и повела к выходу:

— Пойдем, я тебя провожу.

Лада чуть не плакала и моргала сильно накрашенными ресницами.

— Почему они со мной так?

— А ты не знаешь? — мягко спросила я.

— Они мне завидуют, да? — в ее больших карих глазах стояли готовые пролиться слезы.

— Нет, Лада. Все не так. Тебе никто не завидует, потому что, — я посмотрела на нее, — Здесь нечему завидовать. Лично мне тебя бесконечно жалко, несмотря на твои красивые наряды.

— Тебе меня жалко?

— Жалко, потому что ты не поняла какой замечательный человек тебя любил, а еще потому, что ты связалась с мужчиной намного старше тебя, и не потому что он тебе нравится или ты его любишь, а потому что он тебя купил.

Лада вздернула подбородок и остановилась:

— Да, купил! Ну и что! Пусть платит! Я хочу иметь все самое лучшее, а вы сидите в дерьме в этом агентстве и получайте свои гроши! А я еще хотела вас пригласить в кафе. Голодранцы!

Неожиданно мне стало смешно и грустно. Как меняются люди, когда к ним приходят деньги: хотя впрочем, Лада всегда была такой, просто, когда она была бедной, она была лучше и добрее, и тогда мы находили общий язык. А сейчас снова пропасть разделяет нас, но я не осуждаю ее, она сама выбрала для себя этот путь.

— Пока, — я посмотрела на нее с улыбкой. — Удачи тебе.

Лада застучала каблучками к метро, и ветер развевал ее хорошо уложенные светлые волосы, цвет которых, как и она сама, тоже были ненастоящим — она красила их в косметическом салоне.

Глава 34

Я была занята приготовлением обеда, когда зазвонил телефон. «Ну, как всегда не вовремя», — проворчала я, но сняла трубку. Теперь я всегда боялась пропустить какой-то важный звонок. А вдруг это звонит важный клиент по рекомендации, кому нужно срочно продать квартиру, или моя сделка рушится и это последний шанс спасти положение. У меня больше не было личной жизни, и я всегда находилась под каким-то напряжением и не была уверена, будет ли завтра у меня работа, и, соответственно, деньги на жизнь. Мои многие знакомые, наблюдая за тем, как посреди вечеринки раздается телефонный звонок, и я, бросая гостей, ухожу успокаивать какую-нибудь пожилую леди, которая не может заснуть перед сделкой; или, еще того хуже, меняю все свои планы, чтобы нестись на другой конец города, чтобы показать квартиру, которую клиент может посмотреть именно сегодня, всегда советовали, чтобы я рассталась с такой неблагодарной работой. Но я отшучивалась, что еще не сделала свою главную сделку, которая поможет мне изменить мою жизнь и начать свое дело — например, открыть киоск рядом с домом.

— Наташа, это ты? — уточнил незнакомый женский голос.

— Да, — подтвердила я, пытаясь вытереть руки.

— Твой телефон мне дала Нина Ильинична, твоя бабушка, когда мы были на Волге. Я — твоя троюродная сестра, и мы никогда не встречались.

Я что-то не могла вспомнить никакой троюродной сестры, но это вполне могло быть правдой.

— Это здорово, — сказала я без должного энтузиазма, пытаясь понять, что же ей от меня понадобилось.

— Меня зовут Алина, — представилась она и добавила: — Мне кажется, что нам надо познакомиться поближе, тем более что у меня к тебе дело.

— И какое же? — поинтересовалась я, пропустив идею о знакомстве. Наверно, я вижу столько людей, что теперь у меня начисто отсутствует желание расширять свой круг общения.

— Мы с мужем решили купить квартиру, так надоело снимать. У нас двое детей и третий в проекте, пора уже иметь свой угол.

— Да, конечно, — согласилась я, подумав, что с этого не мешает вообще начинать семейную жизнь.

— Единственная проблема, которая возникла, так это то, что у нас мало денег.

Я вздохнула, эта проблема была стара как мир, денег не хватало почти у всех, во всяком случае, на то, что они желали купить.

— Какой суммой вы располагаете? — спросила я.

Ответ так меня удивил, что я чуть не выронила трубку. Сумма была достаточной, чтобы купить квартиру из ста квадратных метров в центре Москвы, о чем я ей и сообщила, и мы договорились встретиться у нас в агентстве, чтобы обсудить подробности.

— Да, Наташа, забыла предупредить, мой муж — англичанин. Может, ему нельзя иметь недвижимость в Москве?

— Сколько угодно, сейчас даже налоги отменили, — сказала я.

Это было на самом деле: иностранцы начинали скупать шикарные квартиры, преимущественно недалеко от Кремля, чтобы потом сдавать их тоже иностранцам. Для них это было выгодно и называлось красивым словом инвестиция. Они брали у себя в банке кредит под достаточно хорошие проценты, приезжали в Москву, где для них все было дешево и, купив и отремонтировав квартиру, с выгодой сдавали. А из-за того, что цены неуклонно шли опять вверх, еще и выигрывали на повышении. Бывали другие варианты: они продавали одну квартиру у себя на родине и покупали здесь несколько. Но обо всем этом я слышала только краем уха, а теперь в моей жизни наступил новый этап — этап общения с иностранцами.

27
{"b":"224317","o":1}