ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Могу я хотя бы подумать? Ведь несмотря на то, что мы давно знакомы, я совсем не знаю тебя.

— Наташка, — он крепко прижал меня к себе. — Конечно, я не жду твоего согласия сегодня, но имей в виду, что мои намерения очень и очень серьезны.

Мы долго гуляли по ночному городу, говорили, и мне за долгое время было спокойно и хорошо, словно мы были женаты очень давно и просто вышли погулять.

Глава 40

Я проснулась как всегда от телефонного звонка. Я посмотрела на часы — девять часов утра. В это время мог звонить только один человек, Ричард. Я сняла трубку.

— Наташа, привет! Как дела?

Я была уверена, что мои дела его совершенно не интересуют, а таким образом он завуалировано пытался выяснить, когда же будет сделка, и я принесу ему очередную долю его денег.

— Нормально, — отозвалась я, пытаясь сообразить, что же ему сказать, накануне Настя приболела, и я всю ночь отпаивала ее то горячим молоком, то таблетками и поздно легла спать.

— Ты все еще спишь? — спросил он и в трубке послышался смех.

Обычно я встаю рано, потому что отвожу Настю и Машу в школу, но однажды после веселого дня рождения я поздно легла и не услышала телефонного звонка. Настя взяла трубку и сказала, что мама спит. Все! Теперь Ричард изо дня в день, независимо от того звонил ли он в девять или в двенадцать дня, спрашивал меня: «ты спишь?» и довольный собой хохотал. Наверно, это был тот самый знаменитый английский юмор.

— Нет, не сплю, — раздраженно сказала я, недоумевая, зачем звонить так рано, если, ты думаешь, что человек может спать.

— У меня хорошая новость. У Джеймса есть клиент, он хочет купить квартиру.

— Это хорошо, — сказала я, пытаясь не зевнуть в трубку.

— Значит так, Джеймс договорился на комиссионные три процента от стоимости квартиры. Один процент он хочет для себя, один мне, один тебе. Или это тебе невыгодно? — поинтересовался он сладким голоском с акцентом.

Я прикинула, что мои комиссионные составят уже не половину, а только треть, иными словами как в агентстве, а делать все буду я одна, но все же решила не отказываться.

— Ладно, давай его телефон.

— Нет, Джеймс сказал, что сам приведет его ко мне. Так что тебе придется подойти к нам, и мы обсудим, как будем действовать. Ты можешь ему что-нибудь уже предложить? — поинтересовался он.

— Если ты мне скажешь, что он хочет купить, — я откровенно зевнула в трубку, если у меня всего одна треть комиссионных, так я, по крайней мере, не буду сдерживаться. — Ты все-таки спала?! Я был прав! — довольно заметил он и засмеялся.

— Он хочет купить двух-трехкомнатную квартиру внутри Садового кольца в хорошем доме и обязательно с красивым видом из окна. Так что просыпайся, выпей кофе и принимайся за работу.

Я бросила трубку на рычаг. Работай! Тоже мне директор! Да разве это работа! Надо открыть газету «Из рук в руки», даже лучше в электронном виде, так удобнее, не надо страницы переворачивать, задать поиск за две недели и прозвонить все варианты. Понятно, почему в агентствах стало так мало клиентов, желающих купить квартиру. Зачем тебе платить комиссионные агенту, если ты можешь взять газету и прозвонить все сам. К сожалению, прошли те времена, когда у агентств были какие-то свои варианты, которых не было в печати. Сейчас, особенно если у тебя есть компьютер и выход в Интернет, можно сделать все самостоятельно. Почти все варианты печатаются в прессе. На различных сайтах, посвященных недвижимости, дается вся необходимая информация. Если так пойдет и дальше — зачем вообще будет нужна такая профессия, как риэлтор?

Мой взгляд упал на компьютер, мой роман близился к завершению, еще день-два и я его закончу. Я улыбнулась — это будет мое первое произведение, и я всегда так счастлива, когда пишу. Вымышленный мир моих героев иногда гораздо интереснее моего собственного, и я погружаюсь в него с головой, забывая обо всем на свете. Неужели бывает такое счастье, что человек может писать, а ему еще и платят за это?

Подготовив необходимую информацию, я отправилась к Ричарду домой. Джеймс и его знакомый уже сидели в гостиной за столом переговоров. Представив нас друг другу, Ричард вернулся к прерванной беседе, а я стала разглядывать Пола, нашего нового клиента. Иногда мне казалось, что все иностранцы немного похожи друг на друга, но этот отличался от остальных. Может быть, потому что он был из Шотландии. На мой взгляд ему было около сорока, и его черный костюм и безупречно отглаженная белая рубашка не вызывали сомнений, что он приобрел их в дорогом магазине, а не у нас на распродаже. У него была такая же, как у них всех яйцеобразная форма головы, а черты лица были почти правильными. Он с большим вниманием смотрел на Ричарда, который как я поняла, что-то «заливал» ему о том, как хорошо мы работаем. Джеймс кивал головой, в подтверждение его слов, а я радовалась, что не понимаю подробностей, потому что когда Ричард начинал рассказывать о процессе купли-продаже по-русски, мне приходилось прикладывать все свое умение, чтобы исправить те глупости, которые он наговорил, чтобы не уронить его лицом в грязь. Ну, а если точнее, он, конечно, считал себя директором, а меня обычным исполнителем, которому оказали честь обслуживать VIP-клиентов. Ричард, словно вспомнив о моем присутствии, решил перевести мне последнюю фразу:

— Наташа, я рассказал Полу, что наша фирма по поиску квартир находится на начальном этапе организации.

Я еле удержалась, чтобы не спросить, так ли это на самом деле, но ограничилась кивком головы. А потом Ричард попросил меня зачитать варианты квартир, которые могут быть интересны нашему клиенту, что я и начала делать, а Ричард стал переводить мои слова на английский. После чего Пол, с характерным акцентом, сказал по-русски:

— Не надо, я пять лет работаю в Москве и хорошо все понимаю. Переводить не надо.

Чашка кофе замерла в моей руке — если он хорошо говорит по-русски, тогда какого черта надо было приглашать меня на переговоры и говорить по-английски. Встречались бы сами и разговаривали сколько угодно. Наверно, это какая-то особенность их хваленой английской вежливости. Покончив с квартирами и выбрав те, которые будем смотреть, я задала Полу еще некоторые интересующие меня вопросы, и замолчала. Ричард повел Пола показывать ему свои апартаменты, а я осталась с Джеймсом. Джеймс был в своем репертуаре, он был одет в вытянутый джемпер непонятного цвета, а на одном носке красовалась огромная дыра. Он налил себе еще чаю и предложил мне рулетик, причем его глаза были необычайно веселые. Он показывал на одиноко лежащий на огромном столе подсыхающий рулет, купленный, наверно, еще неделю назад.

— Ричард пригласил нас выпить чаю? — он захохотал и потыкал пальцем в рулет, явно привлекая к нему мое внимание.

Я улыбнулась, оказывается, он издевался над гостеприимством Ричарда. Несмотря на мой скромный доход, если бы я принимала клиентов дома, то купила торт или пирожных. Я стала разглядывать гостиную — дорогая мебель, картины на стенах, домашний кинотеатр — и половина засохшего рулета на столе рядом с дорогими фарфоровыми чашками. Мне стало смешно и даже немного стыдно за Ричарда, по нашим русским обычаям так гостей не принимают. Мы переглянулись с Джеймсом, и он стал отрезать себе кусочек рулета, продолжая посмеиваться.

Наше одиночество было прервано, когда Ричард с Полом вернулись, и Пол сообщил, что ему надо идти. Мы вместе с ним вышли на улицу. Он сказал, что ему было приятно со мной познакомиться и, усевшись в припаркованный у обочины джип, укатил, даже не предложив подвезти меня до метро, что по моим книжным представлениям, должен был бы сделать английский джентльмен. Я шла по бульварам к метро и думала о том, что за время работы с англичанами мои представления о джентльменах претерпели некоторые изменения не в лучшую сторону. Неожиданно я вспомнила, что на одном просмотре, я тогда была с Ричардом и Джеймсом, хозяйка квартиры отвела меня в сторонку и попросила:

32
{"b":"224317","o":1}