ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда тем более, добро пожаловать. Кстати, в агентство принимают всех, наверное, поэтому там встречается так много случайных людей и этому не нужно учиться, все постигается в процессе работы.

— Я подумаю, — сказала она.

Я позвала Настю и вышла из квартиры. Все! Я сделала все, что могла. Теперь надо поговорить с Максимом.

Максим ждал меня на улице и нервно ходил взад вперед. Ветер развевал длинные полы его черного плаща. Вероятно, еще по моему голосу он почувствовал, что что-то изменилось. Я оставила Настю у киоска и быстро подошла к нему.

— Что случилось? — он схватил меня за руки.

— Максим, я была у тебя дома. Ты должен вернуться к Лиде. Ты нужен ей.

Он смотрел мне в глаза и пытался понять — не шутка ли это. Я старалась говорить уверенно, мне хотелось донести до него то, что я поняла сама, когда смотрела на Лиду — ей нужна его помощь и она нуждается в семье.

— Максим, ты не можешь оставить Лиду в таком состоянии. Мне кажется, если сейчас ты ее поддержишь — все у вас пойдет по-другому.

— Но я люблю тебя, Наташка. Я так мечтал о тебе.

— Это мечта, а это жизнь, — я грустно улыбнулась. — Ты сам знаешь, что так будет лучше. Помоги ей. Сделай это ради Даши.

Мы стояли, глядя друг на друга, по-прежнему держась за руки. Это была наша последняя встреча, нам было грустно, но мы оба знали, что поступаем правильно.

Глава 43

С бутылкой шампанского и со своим первым романом я появилась у Иры на пороге.

— У нас какой-то праздник? — поинтересовалась она.

— Я закончила свою первую книгу и принесла тебе ее почитать.

На ее открытом миловидном личике было написано любопытство и удивление.

Она бережно взяла мой роман и посмотрела на меня:

— Слушай, подруга, а у тебя это серьезно?

— Серьезнее чем ты думаешь. Мое самое большое желание — это стать писательницей. И мне даже все равно, если меня не будут печатать, я все равно буду продолжать писать, и я верю, что настанет день, когда я напишу такое произведение, которое не посмеет отвергнуть ни одно издательство. Но ты мой первый читатель, и я прошу тебе сказать мне правду о моем романе. Для меня это очень важно, а критика только пойдет мне на пользу.

Ира покачала головой.

— Ну, кто бы мог подумать, что моя лучшая подруга решит заняться этим ремеслом! Но все равно спасибо, что я удостоилась чести быть первой. Открывай шампанское — выпьем за твое новое увлечение.

Я ловко откупорила бутылку, и мы уютно устроились за кухонным столом. Потягивая шампанское, я заметила, что Ира чем-то озабочена. Для меня всегда было достаточно одного взгляда на нее, чтобы понять ее настроение.

— Что-нибудь случилось?

— Да нет, — она поставила бокал на стол и потянулась к моим сигаретам, а это было тревожным признаком — курила Ира только когда была чем-то расстроена.

— Ладно, рассказывай, — потребовала я, помогая ей прикурить.

— Отец письмо прислал — приезжает через неделю, — бросила она и замолчала.

С Ириной у нас давно были откровенные отношения, но была тема, которой она предпочитала не касаться. Когда я ее первый раз спросила о родителях, она неохотно сказала, что они давно расстались, еще когда Ира была ребенком. Сейчас они оба жили за границей. Ее мать уехала с новым мужем в Германию, а отец, он так и не женился, давно жил в Америке.

— Ты не хочешь его видеть? — спросила я осторожно.

— Не знаю, Наташка, — Ира вздохнула и в ее глазах появилась грусть. — После развода я приняла сторону матери, и перестала с ним общаться. Он много раз звонил. Предлагал встретиться и объясниться со мной, но я ничего не хотела слушать. Мне было очень жаль мать, которая сильно переживала из-за развода, и я обвиняла его во всем. Потом он уехал за границу и начал писать мне письма. Сначала я их рвала, но он продолжал мне писать, и я стала читать. Он просил у меня прощения за то, что так поступил с нами и рассказывал о какой-то своей девушке, которую любил в молодости. Они расстались, он женился на маме, но так и не смог ее полюбить, потому что любил ту, несмотря на то, что она уже давно умерла.

— Какая романтическая история, — вздохнула я. — Жаль, что у твоих родителей так получилось. Но мне кажется, что ты можешь простить отца. Твоя мама удачно вышла замуж, а вот он остался один, и ты нужна ему.

— Раньше надо было думать, — сказала Ира и вдруг с удивлением посмотрела на меня. — Слушай, у меня есть идея. Я тебе никогда не рассказывала, что мой отец — писатель, кстати, достаточно известный. Его печатают и даже переводят. Вот ему-то мы твой роман и дадим почитать. Если у тебя есть талант, то он может тебе помочь с публикацией.

— Ты сама сначала прочти, — я старалась казаться спокойной, но на самом деле была взволнована.

— Я прочту, только он лучше в этом разбирается и не сможет мне отказать, если я его попрошу. Да, у него вышла новая книга — он мне прислал ее. Хочешь почитать?

— Конечно, хочу, — загорелась я. — А ты сама-то прочитала?

Ира покачала головой.

— Он мне все время присылал свои книги, но я их не читала. Я так злилась на него. Вся эта история с его первой любовью казалась мне такой глупой. У него была нормальная семья — жена, ребенок, а он… Да ладно, дело уже прошлое, — она поспешно встала и вскоре вернулась с книгой. — Возьми, почитай, мне все равно некогда.

— Некогда прочитать то, что написал твой отец! — я укоризненно посмотрела на подругу. — Ирочка, милая! Ты просто не представляешь, что значит жить без отца вообще и даже не знать, как он выглядит. Я плохо помню маму, со мной все время были только бабуля и дедуля. Я очень их люблю, но мне так хотелось, чтобы у меня был хотя бы кто-то один из родителей. А ты сама собственноручно лишила себя общения со своим отцом. Да мало ли что там было у твоих родителей, ты никогда не узнаешь, кто из них был прав и кто виноват. Тем более, судя по всему, твой отец интересный человек, раз он сумел стать популярным писателем.

— Они все, писатели, чокнутые! Ты вон, до сих пор о Славе грустишь, а этот всю жизнь о своей какой-то ошибке толкует, — раздраженно сказала Ира, но я понимала, что на самом деле ей стало просто стыдно. — Вы бы уж с ним друг друга поняли!

— Наверное, — я рассмеялась. — И все-таки, милая подружка, ты теперь взрослая, пора забыть детские обиды и простить отца.

— Ладно, только ради того, чтобы он помог тебе в твоей писательской карьере, — сказала недовольно Ира, наматывая длинную прядь своих волос на палец, а я знала, что когда она так делает, она нервничает.

Я держала в руках книгу. Александров Владимир Николаевич представляет свой новый роман «Замки из песка». Название было красивым. Я задумалась об Ирине и ее сложных взаимоотношениях с отцом, которые она от меня скрывала. Хорошо, что он приезжает. Мне бы хотелось, чтобы они помирились. Пора положить конец этой странной истории. Мужчина, который всю жизнь любил одну женщину. Наверно, он сентиментален и романтичен. Мне бы хотелось с ним познакомиться, тем более что он писатель.

Я открыла первую страницу и решила почитать перед сном. Какой там сон! Действие, разворачивающееся на страницах романа, захватило меня целиком, и я остановилась только когда прочла последнюю страницу. Я сразу поняла, как он талантлив. Потрясающе красивое описание пейзажей и действующих лиц, хорошо продуманный захватывающий сюжет, и очень удачное воспроизведение обстановки прошлого столетия, а кроме того юмор, которым были пронизаны все страницы. Я была так взволнована, что не смогла больше заснуть. Меня поразило странное ощущение, что я знаю этого человека очень давно, его стиль был знаком мне. Он ставил точки в тех местах, где поставила бы их я, и мне были знакомы его многие выражения. И я могла бы поклясться, что я знала то место, куда приходил главный герой его романа. Это было на Волге, недалеко от дома, где я выросла. Я была так взволнована, что больше не спала. Я поднялась задолго до звонка будильника и попробовала писать, но в это утро у меня не было вдохновения, я была еще во власти романа. Мне не терпелось поделиться с Ирой, как меня потрясла книга ее отца. Она должна обязательно ее прочесть. Я была уверена, что Ира лучше будет понимать отца, если прочитает его книги.

35
{"b":"224317","o":1}