ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Забыв про то, что девочки могут опоздать в школу, мы оживленно стояли в маленькой прихожей и обсуждали роман, когда вдруг я почувствовала страшную слабость. У меня закружилась голова, и я ухватилась за стену, чтобы не упасть, и все равно почувствовала, что падаю в какую-то бездну.

Я очнулась от противного запаха нашатыря, который Ира держала перед моим носом.

— Убери это, меня тошнит, — я отвела ее руку и с удивлением огляделась. Я лежала на полу в прихожей, а Ира, Настя и Маша сидели на полу, испуганно глядя на меня. С криком «Мамочка, не умирай» Настя обняла меня. Я хотела погладить ее по голове, но моя рука, казалась мне страшно тяжелой, и я опустила ее на пол.

— Что это было? — спросила я.

— Ну, ты и напугала нас. Думаю, что это обычный обморок, — ответила Ира. — У тебя такое когда-нибудь было?

— Нет, — сказала я слабым голосом. — Знаешь, наверное, я не смогу отвести их в школу.

— Да какая там школа! Ты сможешь подняться?

С Ириной помощью я добралась до дивана и я, уверив Настю, что все в порядке, и я буду жить еще долго, задумалась, над своим состоянием. Что же это могло быть? Такого никогда не было со мной раньше.

— Это у тебя переутомление, ты же не спала всю ночь? — предположила Ира.

— Можно подумать, что это первая ночь, которую я не спала! А когда мы гуляли всю ночь, а утром шли на работу? Может, виноваты те три чашки кофе, которые я выпила утром?

— Слушай, а ты не беременна случайно?

— У нас с Максимом так и ничего и не было, — ответила я и вдруг вспомнила о той единственной ночи, которую провела со Славой. Но это же было так давно. Неожиданно я села на диване, пораженная своей мыслью:

— Слушай, а ведь с той ночи со Славкой у меня, кажется, не было месячных.

— И как давно это было?

— Месяца четыре назад. Тогда еще была зима.

— Но уже весна. Ты сумасшедшая! Ты…

— Подожди, это еще неточно.

— Наташка, но ты же беременна. Ты заметила, что поправилась?

— Да, но я думала это от такого спокойного образа жизни.

— Давай я возьму отгул на работе и отвезу тебя к врачу? У меня есть знакомый гинеколог.

Я взяла ее за руку:

— Спасибо тебе. Ты моя лучшая подруга, не знаю, что бы я без тебя делала!

— А для чего же еще нужны друзья?

Глава 44

Гинеколог оказалась симпатичной женщиной лет пятидесяти. Я рассказала ей о происшедшем со мной обмороке. После осмотра она посадила меня на стул:

— У вас беременность. Четырнадцать недель, — ее внимательные глаза не отрывались от моего лица.

— Четырнадцать? — тупо повторила я и уставилась перед собой. Какая же я была глупая, что раньше не сходила к врачу. Я была так уверена, что больше не забеременею. И вот это случилось! Непроизвольно я положила руку на живот, наш со Славкой ребенок. Если бы только он любил меня! Но я ему не нужна, да и вообще знать ему об этом не надо. Он, наверное, уже и забыл о той ночи. Я могу еще сделать аборт.

Оказывается, последние слова я произнесла вслух. Врач участливо посмотрела на меня:

— Вы можете еще сделать аборт, но это может быть опасно для вашего здоровья. Уже большой срок. Посоветуйтесь с мужем.

Я горько рассмеялась.

— У меня нет мужа.

— Простите.

— Ничего, я вполне справляюсь, но что же делать сейчас?

— Это вам решать, сейчас многие рожают без мужа.

— Да у меня уже есть один ребенок без отца. Что же рожать второго? — неожиданно я спохватилась. — Извините, я просто рассуждаю вслух. Вам, должно быть, некогда, — я встала. — Спасибо.

— Ну что? — спросила меня Ира.

Я опустилась рядом с ней на мягкий кожаный диванчик и положила руку на живот.

— Я беременна. Четырнадцать недель. Уже скоро он будет шевелиться.

— Ты что… — Ира испуганно схватила меня за руку. — Уже поздно делать аборт? Надо рожать? — в ее голосе было столько тревоги и участия, что я положила голову ей на плечо и заплакала.

— Ну не плачь, Наташа, мы что-нибудь придумаем. Ну, может быть, еще не поздно…

— Да не в этом дело, — я вытерла слезы, — пойми, я просто не могу избавиться от этого ребенка, я уже люблю его. Я…. - я снова заплакала, — и Славку я люблю до сих пор. Ну не могу его забыть.

— Ну, надо же! И кто бы мог подумать, что так все серьезно, — Ира гладила меня по голове, — ну не плачь ты так. Все будет хорошо. И, вообще, Наташка, посмотри на меня, — сказала она совершенно другим голосом.

Я подняла свое зареванное лицо, а она стала вытирать мне слезы бумажным платочком.

— Если ты решила рожать, то тебе нельзя волноваться и тем более плакать. Ты приняла правильное решение, и мы сейчас с тобой едем в кафе и отмечаем это радостное событие. Слышишь? Тебе, наверно, можно выпить бокал красного вина.

Мы сидели за столиком у окна в кафе на Тверской. После того, как я приняла решение — мне стало легче, тем более что моя лучшая подруга во всем поддерживала меня. По случаю праздника мы заказали праздничный обед и бутылку красного сухого вина. Пока я сидела со своим единственным бокалом, Ира прикончила бутылку и строила планы. Какой хорошей она будет крестной для моего ребенка. Мы вспоминали разные смешные истории из детства наших девочек и веселились, а потом Ира вдруг серьезно посмотрела на меня и спросила:

— Слушай, а тебе не кажется, что нужно отцу ребенка сообщить о твоем решении. Он имеет право знать. Да и детей он любит, как ты рассказывала.

— Нет, это только мое дело. Я не хочу, чтобы это как-то повлияло на его решение. Мы расстались и все.

— Не знаю, права ли ты, — задумчиво сказала Ира, вытягивая сигарету из моей пачки. — Хочешь, я ему скажу?

— Нет, если ты это сделаешь, мы с тобой поссоримся, — сказала я серьезно и отвернулась к окну.

Я на самом деле не хотела этого, было бы другое дело, если бы он меня любил, но он считал ту ночь со мной ошибкой, а я — самой счастливой в моей жизни. В этом и было все дело. Я не стану ему навязываться.

— Меня другое беспокоит — где я возьму деньги на ребенка, и как ко всему отнесется Настя?

— Ну, я думаю, что Настя будет хорошей старшей сестрой, а вот деньги… — Ира задумалась.

— Я вот все время думаю. Ну почему так получилось после этой перестройки, что у меня, да и не только у меня, такая жизнь. Ведь при загнивающем социализме люди никогда не думали, на что купить еды или одежды? А сейчас что получается? Я всю жизнь ищу, где и как заработать деньги на самое необходимое, а когда они, наконец, появляются, то не знаю какие дыры в своем бюджете заткнуть, и когда будут следующие? Я живу от зарплаты от зарплаты. У меня нет никаких сбережений. Сейчас вроде бы дело пошло с этими иностранцами. Но сколько я еще смогу ездить и показывать квартиры? От силы пару месяцев? И сколько еще будет этих иностранцев, желающих купить?

Вдруг в моей сумочке зазвонил мобильный.

— Наташа, привет. Это Пол. Как ваши дела?

— Спасибо, лучше не бывает.

— Рад слышать, — сказал он совершенно равнодушно. — А я вчера, после того как прослушал реквием Моцарта в театре, принял решение покупать эту квартиру.

— Это правильное решение, Пол, — обрадовалась я, и мы договорились о наших дальнейших действиях.

— Он хочет купить ту квартиру? — спросила Ира.

— Да, — улыбнулась я. — Вот и первые деньги на ребенка. Я. правда, хотела себе шубу на них купить. Но зачем мне шуба теперь, если я буду сначала ходить с огромным животом, а потом гулять в парке с коляской? Вполне сойдет старая дубленка.

— А когда ты захочешь куда-нибудь пойти, ты всегда можешь взять мою норку, — весело закончила Ира и подозвала официанта, чтобы заказать еще вина и выпить за мою будущую сделку. — Да, ты знаешь, — вдруг спохватилась Ира, — Я прочитала твою книгу, и мне понравилось. Я хотела тебе сказать раньше, но ты меня отвлекла своим обмороком. Я хочу ее дать моему отцу, он уже завтра приезжает, если тебе интересно его мнение.

— Завтра?

— Да, и я, как послушная дочь, еду встречать его в Шереметьево.

36
{"b":"224317","o":1}