ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты меня с ним познакомишь?

— Ну, конечно же, милая моя писательница.

Глава 45

Через несколько дней, когда я стояла у плиты и выпекала любимые Настины блинчики, мне позвонила Ира. Ее голос звенел в трубке:

— Давай скорее приходи. Отцу понравился твой роман, и он хочет с тобой познакомиться.

Встретившись, мы долго смотрели друг на друга. Высокий, черноволосый, подтянутый, с выразительным взглядом грустных карих глаз он показался мне даже красивым. Он был одет во фланелевые брюки и черный свитер, и держался удивительно просто и открыто.

— Очень приятно познакомиться, Наташа, — он задержал мою ладонь в своей теплой руке. — У вас красивое имя.

Не знаю почему, но мне было знакомо его лицо. Я дала бы голову на отсечение, что я где-то его видела. Но где? Мы явно не могли раньше встречаться.

— Мне очень понравился ваш последний роман, — вдруг сказала я. — Вы можете считать меня вашей поклонницей.

— Да уж, она читала его всю ночь, а утром упала в обморок от слабости, — рассмеялась Ира. — Как она нас перепугала.

— Это было от другого, — смутилась я.

— Не смущайтесь, — он тепло посмотрел на меня. — Материнство — это прекрасно. Ирина мне все рассказала. Вы — молодец, что решили оставить малыша.

— Теперь я тоже рада, особенно после того, как моя дочь радостно восприняла новость и даже пообещала помогать ухаживать за братиком или сестричкой.

— Мне кажется, у вас будет мальчик, — сказал Владимир Николаевич, и я удивилась как просто мы, едва знакомые люди, обсуждаем мои проблемы.

— Теперь о вашем романе.

Я, затаив дыхание, ждала его суждения. Мне казалось, что если сейчас он меня раскритикует, то я брошу писать. Сама не знаю, почему его мнение было так важно для меня, я была просто очарована этим человеком.

— У вас хороший стиль, интересный сюжет. Ну, может быть, не хватает немного динамики в диалогах. Я бы немного изменил конец, оставил бы побольше недосказанности. А в целом для первой книги замечательно. Если хотите, я могу показать его своему издателю.

— Спасибо, вы так добры, — выдавила я из себя.

Мне казалось, что я сплю наяву, я и не могла бы и мечтать, что этот талантливый человек хвалит меня.

— Папа, ты совсем ее смутил, — покачала головой Ира. — И это так на нее не похоже. Обычно ее трудно смутить. Кстати, Наташа, у папы для тебя есть еще одна работа. Он собирается продавать свою квартиру и хочет услышать твое мнение, как специалиста. Если ты свободна, мы можем поехать прямо сейчас. Папа на машине и отвезет нас.

— Почему вы решили продать квартиру? — машинально задала я свой дежурный вопрос.

— Я живу один, и мне не нужна такая большая квартира, поэтому мы с Ирочкой подумали, что вместо нее будет лучше купить какой-нибудь загородный коттедж, чтобы уютными зимними вечерами можно было сидеть у камина и смотреть на огонь, вдыхая запах березовых поленьев.

— Писатель, он и говорит также вычурно, как пишет, — хихикнула Ира.

Я заметила, что сегодня она была в удивительно хорошем настроении. Наверно, между ними произошел какой-то важный разговор, и она, наконец, смогла простить отца.

Квартира оказалась на улице Васильевская, недалеко от Дома Кино. Окна выходили в сквер, высокие потолки, тихо, очень красиво. Только ремонт немного устарел, о чем я ему и сказала.

— Я не был здесь лет пять, а квартиру эту купил у друга. Ему тогда были нужны деньги, он отдал мне ее дешево. Он назвал цену, и я засмеялась. Это были действительно смешные деньги. Ее стоимость выросла, по крайней мере, раза в три.

— А теперь девочки, я покажу вам свое самое любимое место. Это мой рабочий кабинет. Здесь иногда в мою голову приходят неплохие мысли.

Мы вошли в небольшую комнату, в которой стоял только письменный старинный стол и большое кожаное кресло, а вокруг до самого потолка высились шкафы с книгами. Я мельком взглянула на стол, и мой взгляд упал на черно-белую фотографию в серебряной рамке. Ведомая каким-то инстинктом я взяла ее в руки — с фотографии на меня смотрела моя мать, только очень молодая. Я ухватилась за кресло и медленно опустилась в него. Все сразу встало на свои места — и то, что его черты мне были знакомы, и то, что я тоже решила писать. Передо мной был мой отец, которого я никогда не видела и встретила таким странным образом. «Ты найдешь своего отца», — вспомнила я предсказание Наины.

— Папа, кто это? — услышала я Ирин голос, которая смотрела на фото в моих руках.

— Это женщина, которую я любил больше всех на свете и о которой тебе рассказывал.

Я перевела взгляд на отца и улыбнулась ему.

— Она тоже тебя любила больше всех на свете.

На одну минуту в его глазах мелькнуло непонимание, а потом он опустился передо мной на колени.

— Этого не может быть!

— Может, — я вздохнула. — Когда вы уже расстались, мама узнала, что беременна, но не стала тебе говорить.

— Ты хочешь сказать, что он, — Ирина кивнула в сторону Владимира Николаевича, — твой отец?

Ее голубые глаза с удивлением смотрели на нас.

— Да, а ты — моя сестра.

— Ну, знаете, — вид у Иры был обиженным, — вы что, раньше не могли мне об этом сказать? Если бы я знала, что та женщина, которую я так ненавидела, твоя мать, может я бы по-другому, отнеслась к этому. Теперь мне понятно, в кого Наташка такая чудная. Она же вылитая ты, папуля.

— В то время как ты, доченька, совсем на меня не похожа, — засмеялся отец, обнимая нас обеих. — Ну почему же она мне не сказала, что у нее будет ребенок? — спросил он, глядя на меня. — Это была такая глупая ссора.

— Бабушка мне рассказывала, что она хотела сказать потом, но ты уехал. И она назвала меня Наташей, потому что это было твое любимое имя. А это, — я показала на фотографию, где мама стояла у реки, — то самое место, о котором ты писал в романе, да?

Он только кивнул, в его глазах стояли слезы, так же как и у меня. Мы снова обнялись.

— Какая же она дурацкая, эта жизнь! — горестно воскликнул он. — Я встретил свою дочь, когда она стала совсем взрослой. Я даже не знал, что ты существуешь!

— Ну, ничего, — я потрогала свой уже заметно округлившийся живот. — У тебя есть шанс стать хорошим дедушкой.

— Можешь быть уверена, уж на этот раз я его не упущу!

Потом мы долго сидели втроем в гостиной, а он рассказывал нам о том, как он встретил мою мать, как они полюбили друг друга и какое оно хрупкое это счастье, которого они не смогли сберечь. А я все смотрела на отца, и радовалась, что теперь он со мной. Я чувствовала, что та пустота, которую я всегда ощущала, наконец, заполнилось. Теперь я знаю, что у меня есть отец, и он даже лучше, чем я могла представить в своих самых смелых мечтах.

Глава 46

— Наташа, ты куда пропала? Совсем не звонишь, — услышала я голос Тамары.

— Тамарочка! — обрадовалась я. — Как хорошо, что ты позвонила. У меня столько новостей!

— Тогда у тебя будет шанс мне все рассказать, я случайно оказалась в твоем районе и теперь собираюсь зайти к тебе в гости.

— Как ты сюда попала? — поинтересовалась я, когда она появилась на пороге.

— Ты же знаешь, жизнь риэлтора заносит нас иногда в самые разные районы. Так было и сегодня, когда Александр Иванович отправил меня посмотреть одну квартирку, вернее даже половинку ее.

— Это как?

— Ну, это интересная история, — сказала Тамара, по-хозяйски заходя на кухню и выгружая на стол торт, конфеты и пирожные.

— История такова, — она засмеялась. — Вообще жаль, что тебя не было. Такого я еще не видела, имела место даже драка бывших жен.

— Вот это да! Такого у меня никогда не было. А почему бывших?

— Ну, если быть точнее, то одна была бывшая жена, а вторая вдова, а мужа они уже давно на тот свет отправили и до сих пор обвиняют в этом друг друга, но очень хотят разделить квартиру, которая неделима. А ты ставь, ставь чайник! — скомандовала Тамара и вдруг обратила внимание на мою фигуру. Слушай, а ты… А ты не слишком дома засиделась, что-то даже поправилась?

37
{"b":"224317","o":1}